Информация к новости
  • Просмотров: 662
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 28-02-2021, 16:51
  • 0
28-02-2021, 16:51

Няня

Категория: Литература

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы


 

Даниил Курсовский

 

Няня

 

 

В последний день пребывания в этом городе Максим и Полина решили прогуляться по старинному парку и постепенно забрались в ту его часть, где не было никаких аттракционов и летних кафе, зато было очень уютно и тихо.

Теперь они шли по дорожке, причудливо петляющей между соснами и молчали.

Они часто молчали вместе, им это было вовсе не в тягость, потому что они хорошо понимали друг друга и без слов, хотя чего-то главного о себе Максим Полине ещё не рассказал. Она чувствовала это, но не обижалась и не торопила его. Она понимала, что ему необходимо созреть, прежде чем начать делиться с нею своими сокровенными тайнами.

А он созревал медленно. Его сдерживали воспоминания об одной женщине, важней которой у него в жизни до сих пор не было. Никто из тех девушек и других женщин, которые входили в жизнь Максима после того, как он из юноши превратился в молодого человека, не мог сравниться даже с памятью о той женщине. И потому они уходили обратно в свою отдельную жизнь, и ни по ком из них Максим не испытывал сожаления.

Этой женщиной была няня Максима, о которой он упоминал всегда с особым чувством, но не рассказывал подробно.

Полина была с ним дольше всех предыдущих девушек, вместе взятых, не прилагая для этого каких-то особых усилий. Она просто была такой, какой была - открытой, уравновешенной, терпеливой, внушающей к себе уважение и уважающей других. Она не ревновала его к прошлому, и не воспринимала как свою абсолютную собственность.

И потому Полина с каждым днём становилась всё ближе, всё дороже для Максима, хотя в духовном смысле пока не стала ближе той женщины, которая когда-то была важнее всех в его жизни.

Что-то ещё мешало их окончательному сближению. Что-то неуловимое, ускользающее, тонкое, спрятанное глубоко в душе и памяти Максима...

Как раз сейчас Максим думал об этом, глядя вперёд, но не вникая в окружающее.

Между деревьями мелькнуло яркое пятно.

- Смотри, девочка! - сказала вдруг Полина. - В таком красивом платье! Лет семи, не больше. Как, всё-таки, маленьким девочкам идут платьица! Гораздо лучше всяких там штанов и костюмчиков.

- И не только девочкам... - пробормотал Максим себе под нос.

- Что?.. - не расслышала Полина.

- Да ладно, это я так... - смутился Максим и посмотрел на девочку внимательнее.

И вдруг он замер на месте.

- Это же не девочка!.. - воскликнул он, не удержавшись. - Это же мальчик!..

Ребёнок в ярко-розовом платье и белой панаме, будто услышал его восклицание, остановился, посмотрел в их сторону и вдруг сорвался с места и убежал.

- Мальчик?.. - удивилась Полина. - В платье?.. Кому сейчас придёт в голову нарядить мальчика в платье?.. Сейчас же не девятнадцатый век!..

- Кому?.. - переспросил Максим странным голосом. - Вот именно, думаю я, кому?.. Пойдём быстрее, нужно посмотреть!..

И, резко ускорив шаг, он потянул Полину за собой.

Она удивилась, но сопротивляться не стала, хотя и еле поспевала за ним.

Через несколько шагов тротуар сделал поворот и взору молодых людей открылась деревянная скамья с удобной спинкой. На ней сидела женщина в длинном платье цвета морской волны. К этой женщине и подбежал замеченный ими ребёнок. Без лишних слов он забрался к ней на колени и крепко обнял.

- Смотри-ка! - улыбнулась Полина. - Обнимает как свою собственность!..

Женщина погладила ребёнка по спинке, мягко шлёпнула и что-то шепнула на ушко. Ребёнок отрицательно помотал головой и обхватил её ещё крепче.

Максим с Полиной подошли к женщине совсем близко и остановились.

- Боже мой!.. - сказала Полина. - И вправду мальчик! Какой хорошенький!..

Мальчик в платье обнял женщину уже изо всех сил, глядя на Полину и Максима без стеснения, но очень сердито.

- Костя, не надо меня так сдавливать! - сказала женщина. - Ты хочешь, чтобы у меня появились синяки?..

Костя несколько ослабил хватку, но всё равно сжимал женщину очень крепко.

- Здравствуй, няня!.. - сказал Максим, и голос его предательски дрогнул. - Это ведь ты, правда?..

Полина посмотрела на Максима внимательно, но не сказала ничего.

- Здравствуй, Максим, - отозвалась женщина. - Конечно, это я. Кто же ещё?..

- Но... Но ты ведь совсем не изменилась!.. - пробормотал Максим. - Прошло пятнадцать лет, а ты всё такая же! Ты стала даже красивее!..

- Ну почему же я должна была измениться?.. - спросила няня. - В этом нет никакой необходимости!..

- Но... Но...

- Никаких но!.. - сказала няня.

- А это... Это твой... твой нынешний воспитанник?.. - тихо спросил Максим.

- Да. Это Костя. Ему уже целых семь лет и он очень хороший мальчик, - представила воспитанника няня. - Хотя поначалу очень старался казаться плохим. Но я убедила его, что это - совершенно ни к чему!..

- Да, конечно, - сказал Максим. - Точно так же, как и меня... И платье у него почти такое же, как было у меня в его возрасте...

- Ну, может быть, - пожала плечами няня. - Всем своим воспитанникам я шью платья сама, и, разумеется, фасоны могут повторяться!..

Она поморщилась и строго сказала:

- Костя, если ты будешь меня так сдавливать, я тебе возьму и отшлёпаю!.. Не бойся, этот дядя тебя не заберёт!..

- По-моему, - заметила вдруг Полина, улыбнувшись, - Костя опасается совсем другого!..

- Чего же?.. - понимающе улыбнулась ей в ответ няня.

- Того, что Максим не его, а вас заберёт!..

Няня вздохнула.

- Да, было у него когда-то такое желание! - сказала она. - Оставить меня у себя навсегда!.. И, видимо, и сейчас есть. Да, моё золотце?..

Костя и Максим обменялись ревнивыми взглядами.

Косте явно очень не понравилось, что няня назвала Максима «золотцем».

Максиму же было невыносимо смотреть на этого мальчика на коленях у няни.

У их общей няни.

Только у Максима она была в прошлом, а Костя владел ею в настоящем!..

Максим шмыгнул носом.

Полина погладила его по руке.

- Максим, ну тебе-то уже не семь лет!.. - утешающим голосом сказала она.

- Это ничего не меняет!.. - вздохнула няня. - Я вижу, он остаётся всё таким же собственником, и совсем не желает расти!..

- Я давно вырос... - пробормотал Максим.

- Разве?.. - осведомилась няня.

Максим только вздохнул в ответ, переминаясь на месте, и не отрывая взгляда от Кости, угнездившегося на коленях у няни.

Костя вдруг фыркнул себе под нос.

Полина улыбнулась.

- Главное, вовремя занять место, правда, Костя?.. - спросила она, подмигнув мальчику.

Тот стрельнул в неё глазками, широко улыбнулся, и немножко ослабил хватку.

- Слава богу! - пробормотала няня. - А то я уже начала задыхаться!..

Мальчик запыхтел и завозился.

- Костик, иди побегай немножко?.. - предложила няня, поправляя ему платье. - Пока мы тут поговорим, ладно?..

Костик отрицательно замотал головой, потом запыхтел опять и подёргал няню за рукав. Няня наклонила голову, и Костик что-то прошептал ей на ушко.

- Но, лапонька, я же тебя кормила час назад! Ты что, уже успел проголодаться?..

Костик шмыгнул носом. Точь-в-точь, как Максим только что.

- Ну ладно, ладно! - улыбнулась няня. - Давай, устраивайся поудобнее, грудничок ты мой!..

И ошеломлённая Полина увидела, как няня расстёгивает пуговицы на своём платье, и освобождает одну из грудей с большим красивым соском. Костик тут же прильнул к ней, прикрыл глаза и принялся сосать, как заправский младенец.

- Никогда не видела, чтобы таких больших детей кормили грудью!.. - пробормотала Полина.

- А он и большой, и маленький одновременно! - сказала няня. - И пользуется всеми правами младенца!.. Правда, солнышко?..

И няня ласково шлёпнула Костю по попке, обтянутой яркой тканью платьица.

Костя только засопел в ответ.

Максим шумно вздохнул.

Полина посмотрела на него с неподдельным участием.

- Кажется, теперь я начинаю понимать... - пробормотала она.

- Понять его не очень трудно, - заявила няня. - Вот только сам он ещё не очень хорошо умеет понимать других!.. До сих пор.

- Я умею!.. - возразил Максим.

- Очень бы хотелось на это надеяться... - вздохнула няня. - Ладно, дети, прогуляйтесь пока. Поговорите. Максиму есть что рассказать. Ему это необходимо. А потом возвращайтесь.

- Потом - это когда?.. - быстро спросил Максим.

- Когда поговорите.

- Но ты будешь здесь? Ты нас дождёшься?..

- Обязательно, мой милый! Или ты думаешь, что мы сегодня случайно встретились?..

Максим открыл рот. Полина потянула его за собой.

- Пошли! - сказала она. - Не мешай ребёнку насыщаться. Интересно, ты в его возрасте был таким же прожорливым?..

Максим взглянул на неё растерянно.

Полина хихикнула, увлекая его за собой.

Они медленно пошли в глубину парка. Максим несколько раз оглянулся, пока скамейка, на которой сидели няня с Костей, не скрылась за поворотом.

- Я тебя очень, очень хорошо понимаю! - прервала молчание Полина. - Никогда ничего подобного не чувствовала!.. Когда она сказала - «дети, прогуляйтесь», мне самой захотелось запрыгнуть к ней на колени!..

- Она рассказывала, что у неё никогда не было девочек-воспитанниц... - пробормотал Максим. - Всегда только мальчики.

- Которых она всегда наряжает в платьица, да?..

Максим задумчиво улыбнулся.

- Няня придерживается старых традиций, - пояснил он. - Для неё любой воспитанник - прежде всего дитя, и его следует одевать в детскую одежду.

- То есть платья для неё как раз и есть такая одежда?..

- Вот именно. Я же говорю - старые традиции.

- А кормление грудью - это какая традиция?..

Максим усмехнулся.

- А это - не традиция. Это... Это просто счастье, которое няня даёт тем, кто был лишён его в самом раннем детстве.

Они немного помолчали, медленно двигаясь вперёд.

- Время тянется долго, но проходит быстро, - вздохнул Максим. - Всё проходит... Няня появилась в моей жизни, когда мне было пять. И уехала, когда мне исполнилось тринадцать. И эти восемь лет промелькнули как один миг.

- Ты не хотел, чтобы она уезжала?..

- А как ты думаешь?.. Она ведь ясно дала понять, что уезжает навсегда. После того, как несколько лет была для меня всем!.. Я хотел... я думал, что она всегда будет со мной!..

- Она сказала об этом.

Они замолчали, но в этом молчании не было напряжения. Появление няни будто бы сломало некую стену, и Полина понимала, что теперь Максиму будет легче рассказать ей о том, что до сих пор было скрыто.

- Конечно, это эгоистично - думать только о себе, - заговорил Максим. - Но я с раннего детства привык к эгоизму близких людей. Мои родители не очень-то беспокоились обо мне. Они делали карьеру, развлекались, ходили в гости, а меня чуть ли не с рождения подбрасывали бабушке. А бабушка тогда была ещё достаточно молодой женщиной. Когда я появился, ей было всего тридцать девять, а когда мне исполнилось пять лет, у неё начался бурный роман с одним французским дипломатом, прямо как в телесериале. И драгоценная бабуля начала спихивать меня обратно моим родителям, а они усиленно пихали меня обратно. Вслух об этом не говорилось, но я чувствовал себя никому не нужным, не желанным. И тут-то и появилась няня.

- Сама появилась?..

- Нет. Бабушка нашла её. И впоследствии это примирило меня с ней. А потом мы даже подружились, но уже намного позже, когда я стал уже совсем взрослым и всё-таки понял кое-что, чего не мог понять когда-то. Дня не проходит, чтобы мы не черкнули друг другу пару слов по электронке.

- А как её француз, кстати?..

- Всё прекрасно! Они живут в пригороде Парижа, у них там большой сад, в подвале полно коллекционных вин, они наносят визиты, ведут, в общем, активную светскую жизнь.

- Они ровесники?..

- Даже одногодки. Сейчас им обоим по шестьдесят семь, и они намерены дожить как минимум до девяноста.

- У них должно получится!

- Я тоже на это надеюсь. Ну а моих родителей, как ты знаешь, тоже вынесло из страны, причём ещё дальше, чем бабушку - в Штаты, и не куда-нибудь, а во Флориду. Между собой они живут, правда, не совсем дружно, но зато наслаждаются климатом и тамошними супермаркетами. С ними я редко переписываюсь...

- Это понятно...

- Ну вот. Когда роман с французом был у бабушки в самом разгаре, а мои драгоценные родители смылись в свою самую первую поездку в Штаты, бабушка и решила пригласить для помощи в воспитании няню. На самом деле речь шла не о помощи. Меня нужно было на кого-то спихнуть полностью!..

- И вот появилась няня...

- Я был очень недоволен. Бабушка привела её в детскую, представила нас друг другу, и быстро упорхнула. На очередное свидание со своим дипломатом!.. А мной овладел демон разрушения. Я принялся кидаться игрушками, рвать книжки, кричать... В общем, устроил дикую истерику. Но няня просто села на стул и стала за мной наблюдать. Молча. Ничего не говоря. И я как-то быстро успокоился. От неё исходила, знаешь ли, такая волна... Гармонии. Спокойствия. Любви. Уже к вечеру того дня мы стали с ней самыми близкими друзьями. А ещё через день она стала для меня всем, просто всем... Я верил ей абсолютно, и хотел стать к ней так близко, как только можно было. Поэтому не слезал с её колен, вот как этот Костя, и спать стремился улечься тоже с ней. Она не возражала. Она понимала, что я нуждаюсь в повышенной ласке и любви, после всего этого холодного эгоизма родственников. И вот однажды вечером, лёжа рядом с ней, я как-то совершенно естественно приложился к её груди. Точнее, она сама дала мне грудь...

Максим мечтательно улыбнулся.

Полина вновь своим особенным жестом погладила его по руке.

- Наверное, это было очень здорово, да?..

- Ещё бы! Я был просто на верху блаженства! Я до сих пор помню вкус няниного молока!.. И её руки, когда она гладила и подшлёпывала меня. Я чувствовал себя самым настоящим младенцем и буквально купался в её любви и заботе...

- Может быть, она тебя и спать укладывала в одной распашонке, как младенца?.. - улыбнулась Полина.

Максим вдруг покраснел.

- Ну да... - признался он. - Конечно, в распашонке или короткой рубашке, в чём же ещё?.. И однажды утром тоже очень естественным образом нарядила меня в платье. С моей стороны не последовало никаких возражений.

- Тебе нравилось быть в платье?..

- Очень! Это было... Это было просто необыкновенно. Такое удивительное ощущение свободы и защищённости!.. Тем более, что все платья для меня она и в самом деле шила сама. Я обожал смотреть, как она рисует фасон, кроит, сшивает скроенное сначала на живую нитку, чтобы примерить. И я обожал всю эту процедуру примерок. Няня ставила меня на табурет, и я изо всех сил старался стоять неподвижно, пока она отмечала там и тут, подрезала что-то ножницами, подшивала... А потом было очень приятно в только что сшитом платье покрасоваться у зеркала. У меня появились воскресные платья, праздничные платья, повседневные платья...

- Я чувствую, у тебя был обширный гардеробчик!..

- И ещё какой обширный!.. Для школы няня, конечно, сшила мне обычный мальчишеский костюмчик. Никто в школе не знал, что когда я прихожу домой, то всегда переодеваюсь в домашнее платьице. Так мне было привычно. И няня это всегда приветствовала.

- Максим, а можно спросить?..

- Ну, давай...

- А... Это... Что ты надевал под платье?..

Максим опять покраснел.

- Ну, как что... - пробормотал он. - Что и положено! Трусики разные... красивые... С кружевами и оборками. И колготки, когда было прохладно.

- А как к этому относилась бабушка?..

- Она приняла это с восторгом. И, по-моему, ещё больше меня радовалась всем моим обновкам. Но, вообще-то, платья были только фоном. Я же говорю, прежде всего мы с няней были лучшими друзьями. Мы с ней говорили обо всём на свете, обсуждали разные проблемы, читали вместе книжки. Она читала мне перед сном, и я ей, как только научился читать. Она заботилась обо мне, и при этом учила полагаться на собственные силы и в самых трудных положениях надеяться только на себя. Она говорила, что помощь обязательно придёт, когда я буду в ней нуждаться, но придёт она только в том случае, если я буду действовать, не дожидаясь её. Она говорила, что это умение обязательно мне пригодится, когда я вырасту и стану взрослым. Но я не хотел расти!.. Я понимал, что когда я подрасту, няня уйдёт. И всё-таки я рос, и время ухода приближалось... Однажды няня показала мне альбом. Там было много фотографий разных мальчиков, няниных воспитанников. Все они были такие радостные, торжественные рядом с ней в своих нарядных праздничных платьях. Чувствовалось, что визит к фотографу был для них важным событием. Вначале альбома фотоснимки были чёрно-белые, старинные, потом раскрашенные, с виньетками, ближе к середине стали появляться настоящие цветные, а к концу альбома снимки были уже сплошь цветные и гораздо лучшего качества. На одной из последних страниц я увидел и своё собственное фото рядом с няней. Нас фотографировала бабушка. И в альбоме ещё оставались пустые страницы. Я вдруг понял, что это особенный альбом. Что листы в нём никогда не кончатся.

- Но сколько же времени прошло?..

- Сколько времени?..

- Да, с тех пор, как твоя няня принялась работать няней?...

- Работать... Какое интересное слово! И к ней совсем не подходит. По-моему, она не работает няней. Она живёт няней!.. Если можно так выразиться, конечно.

- А как ты думаешь, кто она?.. Кто она на самом деле?..

- Да разве это важно, кто она?.. Гораздо важнее другое. Она как будто бы лечит тебя, восстанавливает весь твой разбитый мир, и вот уже всё в тебе и вокруг тебя блестит и сияет, и нет никаких рубцов, сожалений и обид, и ты чувствуешь себя совсем новым, изменившимся, сильным!.. Однажды она рассказала, что появляется в жизни тех, кому она очень нужна, кто не может обойтись без неё. И когда наступает время, она... Она уходит, чтобы стать няней новому мальчику...

- И с тобой тоже настало это время?..

- Да. Няня уехала на следующий день после того, как мне исполнилось тринадцать. Перед этим она очень серьёзно поговорила со мной. Она сказала, что теперь я уже совсем большой, и она больше не может со мной оставаться. Она сказала, что было бы неправильно, если бы она со мной оставалась и дальше. Она сказала, что знает, что ещё очень нужна мне, но где-то есть мальчик, которому она сейчас ещё нужнее, и она ни в коем случае не может к нему опоздать... Потом она поцеловала меня и уехала.

- Ты это тяжело переживал?..

- Очень. Очень... Сначала я даже не мог поверить в том, что няня совсем уехала. Даже когда он уже собрала свои вещи, даже когда она объясняла мне, почему она должна уехать и целовала меня на прощанье, я всё ещё не мог представить себе, что она и в самом деле уезжает. А когда я понял, что няня действительно уехала, что её больше не будет со мной, никогда не будет, я принялся рыдать, как маленький. Бабушка никак не могла меня утешить. Мне казалось, что няня поступила со мной очень жестоко и несправедливо, хотя в глубине души я понимал, что она не могла поступить иначе. Правда, уходя, она сказала, что со мной всё не совсем так, как с другими, и что она чувствует, что мы ещё встретимся.

- И вы встретились...

- Да. Сегодня. Только что...

Максим замолчал, глядя куда-то вдаль, сквозь деревья.

- Сегодня - наша совсем последняя встреча... - сказал он медленно. - Я знаю это...

Полина посмотрела на него странным взглядом.

- И тебя это очень огорчает?.. - спросила она тихо.

Максим повернулся к ней и посмотрел в глаза Полины очень внимательно.

- Ты знаешь, огорчает. Но, в то же время, детство не может длиться вечно! Не может быть такого, чтобы няня всегда была со мной!..

- Почему не может?.. - вдруг спросила Полина. - Всё может быть, если только ты этого захочешь!.. И не будешь бояться или стесняться своих желаний.

- Что ты имеешь в виду?.. - странным голосом спросил Максим.

- А как ты думаешь?

- Я... Я думаю... Я не знаю, что мне думать...

- Тогда не думай! Просто поверь мне. И себе...

- Поверить?..

- Да! Послушай меня. Ты - сильный, уверенный в себе мужчина. Ты многого добился в жизни сам, своей головой, своими руками. Ты - мечта многих женщин. Я счастлива быть рядом с тобой! И я думаю, что твой маленький мальчик заслуживает ничуть не меньше любви, чем тот взрослый самостоятельный человек, которым он сумел стать!..

Максим вместо ответа вдруг привлёк Полину к себе и поцеловал. И это был такой страстный поцелуй, что она едва не растаяла, как Снегурочка.

- Какой ты сладкий, мой милый!.. - прошептала она ему, наконец. - Мой мужчина!.. Мой малыш!..

Последовал новый поцелуй, ещё более страстный, чем предыдущий.

И ещё один. И ещё. И ещё.

И так они стояли и целовались, едва не растворяясь в объятиях друг друга.

Наконец, Полина сказала:

- Пойдём. Нам надо попрощаться и успокоить её. Ведь именно для этого она появилась сегодня!.. Именно для этого мы приехали в этот город...

Няня сидела на скамье всё в той же позе, и ничуть не выглядела уставшей. Костик сладко спал, прильнув к ней.

Няня посмотрела на подошедших Максима и Полину внимательным взглядом и сказала:

- Ну вот, наконец-то!.. Я вижу по вашим лицам, что...

Она помолчала и продолжила, с мягкой улыбкой глядя в лицо Максиму:

- Я ведь, мой мальчик, пришла к тебе раньше, чем к другим, и пробыла дольше, чем у других. Но ты оказался первым моим воспитанником, которого я никому не передала. И это много лет очень меня беспокоило.

- Никому?.. А бабушка? Родители?.. - спросил Максим.

- Да, конечно, - кивнула няня. - Но ты ведь понимаешь, что я имею в виду. Прежних своих воспитанников я оставляла совсем другими и в другом положении, чем в тот день, когда я приходила к ним в самый первый раз. Их мир был уже полностью восстановлен. Их окружали родственники, вновь ставшие близкими, друзья, которых раньше не было, совсем рядом с ними была уже настоящая взрослая жизнь, тогда как время, проведённое со мной, всё дальше уходило от них в детство, в прошлое... А ты после моего ухода остался опять один, или почти один. И поэтому твоё детство всё продолжалось. Ты не желал вступать в юность и радоваться наступающей взрослой жизни. Я всё это чувствовала. Мне было очень нелегко покидать тебя. Но и остаться с тобой я не могла. Ты знаешь, почему... Скажи, ты долго обижался на меня?..

- Да, - признался Максим. - И ещё дольше я просто скучал по тебе. Бабушка перебралась к своему французскому мужу, а я, действительно, остался практически один в её большой квартире. Бабушка навещала меня только по воскресеньям. Да, вот так - не внук гостил у бабушки, а бабушка у внука!.. Моей свободе жутко завидовали все одноклассники!.. Если б они только знали... Но я вспомнил все наши беседы о помощи и самостоятельности, все твои советы, и понял, что теперь должен полагаться только на себя. И когда я действительно полагался только на себя, я обязательно получал поддержку со стороны. Иногда даже от тех людей, которых привык считать своими противниками.

- Значит, я всё-таки оставила тебе что-то важное?..

- Да! И не просто важное или необходимое - ты оставила мне счастье! Оказывается, я всё время чувствовал его, даже когда мне было плохо. И потому никакие препятствия меня не пугали. Я знал, что рано или поздно они все будут позади.

Все трое помолчали, глядя друг на друга.

- Как тебя зовут, милая?.. - мягко спросила няня у Полины.

- Полина.

- Красивое имя. Редкое!..

- Да...

- Ты любишь Максима, Полина?..

- Да, очень.

- И он тебя любит. Ты знаешь об этом?..

Полина только кивнула в ответ.

- Ну вот, - сказала няня. - Теперь моя душа спокойна. Берегите друг друга, детки!.. И ваших будущих деток тоже. Я очень рада, что няня со стороны им не понадобится. Так ведь, мои дорогие?..

Полина и Максим только крепче взялись за руки.

- Костик, просыпайся! - затеребила няня своего маленького воспитанника. - Нам пора.

Костик проснулся и заморгал глазками.

- Давай, быстренько сбегай за кустики, и будем собираться!.. - предложила ему няня.

Костик два раза повторять не заставил, хотя с няниных колен сполз с видимой неохотой.

Вскоре он вернулся. Няня поправила на нём платье, панаму и сказала Максиму с Полиной:

- Ну вот, теперь мы пойдём. Каждый своей дорогой. Прощайте, мои ненаглядные!..

- Прощайте... - одновременно прошептали молодые люди.

- Прощайте!.. - подал голос и Костик.

Няня взяла его за руку, и они пошли вперёд, с каждым шагом уходя всё дальше от Максима и Полины.

Молодые люди смотрели им вслед до тех пор, пока они не скрылись за поворотом.

- Кстати, я тоже умею шить сама! - вдруг сказала Полина.

 

* * *

 




Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.