Информация к новости
  • Просмотров: 7 266
  • Автор: alexsei196333
  • Дата: 24-03-2022, 21:40
  • 0
24-03-2022, 21:40

В надежных руках.

Категория: Литература / Принудительная феминизация

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы



В надежных руках.



Автор: Беа


перевод


Я единственный мужчина в конторе, и знал, что коллеги были довольно низкого мнения обо мне. За моей спиной шушукались, что я получил эту работу благодаря семейным связям, благодаря тете Аде.

Думаю, что никто в офисе не поверил, что я нанял на работу Сьюзен из-за ее квалификации. Я любовался ею с первой минуты нашей беседы.

Тетя Ада сказала, когда впервые увидела Сьюзен.

- Боже, Дэнни! Она настоящая красавица! Надеюсь, она умеет печатать? - Потом она засмеялась и похлопала меня по спине. - Самое время тебе начать проявлять интерес к противоположному полу. Я знаю, что ты не гей, но даже я начала немного сомневаться.

Я усмехнулся про себя. Сьюзен была хорошенькой - можно сказать красавицей. Светлые волосы, умное лицо. Ярко-голубые глаза, идеально очерченный рот и аккуратные ушки. Фантастическое тело! Одевается элегантно, но не броско. Была доброжелательна со всеми. По правде говоря, я нанял ее все же из-за ее квалификации. Ее назначили на должность помощника по административным вопросам, но фактически она была моей секретаршей. И была она отличной секретаршей! Готовила мне кофе и чай, печатала с фантастической скоростью, даже СТЕНОГРАФИРОВАЛА! Мою невнятную диктовку превращала в серьезный, выверенный документ. Она была СОВЕРШЕННА и покорила меня.

Примерно через неделю после того, как она приступила к работе, я выходил из своего кабинета в приемную. Она сидела, поправляла макияж, смотрясь в пудреницу. Картина чистой женственности, которая очаровала меня настолько, что я залюбовался. Она заметила, что я внимательно смотрю на неё. Затем, как в замедленной съемке, она повернула голову, её глаза немного расширились, и она улыбнулась мне. Мило надула губки, затем приглашающе протянула мне тюбик с губной помадой и пудреницу.

- Хочешь попробовать? - спросила она.

Я ужаснулся - за кого она меня принимает? Я густо покраснел и попытался отшутиться:

- Ах, спасибо, но нет. Боюсь, это не мой цвет, ха-ха!

Она защелкнула пудреницу, положила ее на стол, затем глядя мне в глаза, она повернула тюбик с губной помадой так, чтобы маленькая красная штука, похожая на пенис, выползла вверх, а затем медленно втянулась обратно в тюбик. Пристально поглядела на меня, и накрасила себе губы. Мило улыбнулась.

- Да, вы, вероятно, правы. Это не ваш цвет, слишком яркий. Может быть, как-нибудь в другой раз? - Она издала звенящий смешок. - Почему, вы краснеете, сэр, я вас смутила?

Я не ответил. Вместо этого я притворился, что очень занят, и поспешно удалился. Я не был уверен, но мне показалось, что я услышал сдавленное хихиканье позади меня.

В течение следующих нескольких недель ее эффективность действительно возросла! Она быстро становилась незаменимой. Вежливая и доброжелательная, она была идеальным сотрудником. Но она начала как, то двусмысленно мне улыбаться и я занервничал. Томный взгляд, легкая надутость губ. Как будто она знает какой-то секрет. Иногда, когда мы были одни, всего на секунду, она хлопала ресницами, глядя на меня, призывно надувала губки.

В моем кабинете трепетание ресниц и надувание губ было еще более очевидным. Однажды она наклонилась над моим столом и уставилась на меня, улыбаясь, но ничего не говоря.

- Сьюзен, у вас ко мне есть вопросы? - пробормотал я, от волнения у меня пересохло во рту. Она моргнула, словно очнувшись от какого-то транса.

- О нет, сэр. Извините, я просто замечталась так на минутку.

Я не знаю, как это описать, но внезапно у меня возникло ощущение, что она занимает все моё жизненное пространство.

Когда я сидел в своем кресле, мне казалось, что она как-будто возвышается надо мной. Однажды, я как-то сказал:

- Сьюзен. Почему бы тебе не присесть? Я уверен, тебе было бы удобнее.

- Спасибо, сэр. Это очень любезно с вашей стороны, - сказала она, а затем уселась на мой стол - еще ближе ко мне, чем раньше!

Я действительно начал было говорить ей, что это не то, что я имел в виду, но она опередила меня, заговорив первой.

- Вы знаете, сэр? Вы самый милый, самый внимательный босс, который у меня когда-либо был, - ее элегантное нейлоновое колено показалось из-под подола юбки, и она непринужденно покачала ногой. Улыбнувшись мне сверху вниз, она наклонилась вперед и по-матерински похлопала меня по щеке. - Да, определенно, самый милый! - сказала она.

С тех пор она сидела на столе, записывая под диктовку, время от времени она предлагала - очень тактично, конечно, - некоторые изменения, которые всегда звучали лучше моих формулировок, которые обычно я принимал, постепенно я начал чувствовать, что это воспринимается как должное. Однажды я возразил, сказав, что мне кажется, что моя формулировка лучше. Я знал, что это не так, но просто чувствовал, что должен проявить некоторую власть. Был совершенно ошеломлен, когда она наклонилась вперед и похлопала меня по колену.

- Сэр. Мы оба знаем, что это неправда... - и уставилась своими голубыми глазами на меня.

Я отвел взгляд.

- Я думаю, это не имеет никакого значения!

Я вспылил, но мой голос звучал слабо, хотя и раздраженно. С тех пор все ее предложения - все предложенные исправления, естественно принимались. Через неделю или около того, она начала стенографировать меня, а затем представляла записку, изложенную именно так, как ОНА считала нужным.

Я, естественно, подписывал их, почти не глядя.

Она приходила рано утром и спрашивала:

- Какие записки на сегодня, сэр?

Я начал составлять для неё список документов, которые нужно было составить и напечатать. Она выдавала мне уже напечатанные документы, которые я подписывал. Она упомянула, что у меня такой плохой почерк - почему бы мне не напечатать для нее список? (Я знаю, что многие женщины в офисе удивились, когда я постоянно сидел в приемной Сьюзен, печатая что-то, в то время как она была бы в другой части офиса, болтая с кем-нибудь. Я не считал нужным что-то объяснять.)

Вы должны иметь в виду, что Сьюзен была образцовым сотрудником. Как моя секретарша, она обладала немалой властью в офисе. Как нестранно другие женщины обожали ее.

Ее отношения со Стэном - это особая история.

Стен был старшим сотрудником в офисе.

После принятия Сьюзен на работу, его авторитет стал падать и офисные девочки, почему-то ополчились на него. Сотрудницы стали жаловаться на его грубое поведение, хотя официальных жалоб не было подано.

Зато ко мне стали относится дружелюбно, как никогда раньше, за исключением Стэна, конечно. Все женщины стали очень почтительны ко мне. Улыбались мне и всегда были готовы сделать все, о чем я их попрошу. Я убедил себя, что клеймо кумовства, которое омрачало мое признание в офисе, исчезло теперь, когда девушки узнали меня поближе.

Со Сьюзен мы стали друзьями. Трудно объяснить, как это произошло. Честно говоря, я видел, как крепло ее влияние в коллективе.

Я был очарован этой женщиной. Я не мог насмотреться на нее, хотел быть в ее обществе как можно дольше - хотя я и нервничал в ее присутствии.

Я напрягался, и у меня пересыхало во рту. И, она это знала! Улыбалась мне загадочной улыбкой. Мы болтали о разных вещах - мировых новостях, местных событиях, хотя она никогда не обсуждала со мной спорт. Я знал, что она была хорошо осведомлена в этой области - я слышал, как она говорила о местных и национальных сборных другим девушкам, но каждый раз, когда я пытался заговорить о спорте, она меня прерывала.

- Вам неинтересно говорить об этом, не так ли? - говорила она иронично. И я краснел. Все чаще в наших разговорах стали присутствовать женские темы. Она рассказывала мне об одежде, нижнем белье, которое она купила и спрашивала мое мнение. Если я отвечал с обычным мужским невежеством - она объясняла мне чем, то или иное бельё хорошо по сравнению с другими моделями. Я стал слушателем её мини-лекций о материале, нижнем белье, макияже, моде - и других темах, обычно обсуждаемых среди женщин.

Однажды утром, мы, казалось, перешли на другой уровень общения.

- Сэр? - хихикнула она. - Могу я попросить вас об не большой услуге?

- Конечно, Сьюзен! Все, что в моих силах! - галантно ответил я.

Она, казалось, покраснела, хотя у меня было ощущение, что она действовала по плану.

- Глупая я! Сегодня утром я неправильно застегнула блузку и чувствую себя так неловко! Вы могли бы мне помочь?

- Почему бы и нет, Сьюзен. Но... - Я посмотрел на ее блузку спереди, которая выглядела так, как будто на ней вообще нет пуговиц.

- Я не ВИЖУ никаких пуговиц, - пошутил я.

- Ой! Ты такой глупый! - сказала она, снимая пиджак и поворачиваясь ко мне спиной.

Пораженный, я посмотрел на ряд крошечных, обтянутых тканью пуговиц, которые застегивали ее блузку сзади. Примерно посередине была пропущена одна петелька застежки.

Я сказал.

- Лучше это поручить женщине!

Она посмотрела на меня через плечо.

- Но я, же попросила ТЕБЯ и ты согласился.

- Хорошо! - я капитулировал.

Она улыбнулась улыбкой победителя.

- Спасибо. Вы сначала расстегнете ВСЕ пуговицы, я хочу быть абсолютно уверенной, что у вас все выстроено должным образом, прежде чем снова вы начнете застегивать пуговки.

Она стояла царственно-неподвижно, пока я медленно и неуклюже расстегивал ее блузку. Когда все пуговицы были расстегнуты, а ее блузка открылась сзади, она к моему удивлению, сняла блузку и повернулась ко мне лицом.

Она была великолепна, прекрасная грудь, заключенная в элегантные кружевные чашечки атласного бюстгальтера, а ее кофточка еще больше подчеркивала красоту её фигуру.

- Помните, я на днях рассказывала вам о бельгийских кружевах? Я подумала, что вам, возможно, будет интересно посмотреть на это, - она нежно потрогала кружевную окантовку своей кофточки. - Разве это не прекрасно? - спросила она.

Я облизнул губы.

- Ах да, Сьюзен, очень красиво, но...

У меня перехватило дыхание, когда она просто взяла меня за руку и нежно прижала ее к своей груди.

- Здесь, сэр просто потрогайте материал!

- Но что произойдет, если кто-то войдет? - я запнулся.

- О, ради всего святого! - засмеялась она. - Девочки ничего не подумают плохого, если увидят, что это вы. Оцените материал!

Я чувствовал, что должен что-то возразить против ее заявления, но не стал. Вместо этого сказал.

- О да, это прекрасный материал, - чувствуя материал пальцами, но оробел, когда случайно коснулся ее груди. Казалось, она не обратила на это внимания.

Она уверенно улыбнулась мне, когда я стоял, любуясь ею.

- Видите, - произнесла она. - Это было не так уж и плохо? Теперь вы можете застегнуть меня, пожалуйста.

Превратившись из восторженного созерцателя в горничную, я методично застегнул ее на все пуговицы, пока она болтала, рассказывая мне, где она купила нижнее белье и что у нее было сшито на заказ.

- В наши дни девушка должна выглядеть как можно лучше, вы согласны, сэр? - сказала она.

Прежде чем я успел ответить, она добавила.

- У вас нежные, мягкие руки, но я почувствовала крошечную зацепку на своей блузке. Возможно, вам следует позаботиться о маникюре?

Но, как я уже говорил, единственной ложкой дегтя в бочке меда был Стэн. Сьюзен всегда старалась говорить о нем достаточно корректно. Но однажды она была в ярости. Однажды я застал её в дурном настроении.

- Ты не сердишься на меня, Сьюзан? - спросил я.

Она моргнула, словно удивившись.

- О нет, сэр! Я не злюсь на вас. Я прекрасно знаю как вести себя в коллективе, в отличие от него.

- В чем дело? Я управляющий и смогу решить многие вопросы, - сказал я величественно. - Вы ценный сотрудник, и если кто-то мешает вам работать, я имею право это знать.

Она вздохнула.

- Я не хочу жаловаться, сэр, и не хочу показаться сексистом, но этот Стэн невыносим. Вы знали, что все мы, девушки в офисе, зовем его Стэн - солдафон?

Она поджала губы.

- У него отвратительные манеры. Он грубиян. Он домогается девушек и отпускает им непристойные замечания. Он даже делал уничижительные замечания о вас, сэр!

Она увидела озадаченное выражение, появившееся на моем лице.

- Я не думаю, что кто-нибудь из девушек захочет подать на него официальную жалобу - это может погубить его карьеру. Но он создает нездоровую атмосферу в коллективе. Если он здесь не будет работать, девушкам станет намного комфортнее. - Она положила руку мне на плечо. - Пожалуйста, сэр. Я вижу, что вы злитесь. Но, пожалуйста, не увольняйте его, просто переведи в другое место.

Звонок тете Аде и Стэну дали небольшое повышение и приличную прибавку к зарплате, и перевели в другой филиал фирмы.

На следующей неделе, я искал сотрудника на замену Стену, почувствовал, что Сьюзен не хочет, чтоб это был мужчина. Естественно, как моя ассистентка, она присутствовала на собеседовании, и я должен признать, что она была очень искусна в поиске слабых мест у кандидатов мужчин и сильных сторон у женщин. Я принял ее рекомендацию, взял на работу женщину и стал единственным мужчиной в женском коллективе.

Все, казалось, вздохнули с облегчением и успокоились. Я стал более популярен среди девушек. Раньше мы со Стэном часто обедали вместе. Теперь я обедал в одиночестве. Однажды Сьюзен пригласила меня на обед и потребовала, чтобы она оплатила счет, потому что это она пригласила меня. Перед тем как сесть за стол она пододвинула мне мой стул, а затем сделала заказ. Это было высококлассное заведение, и я немного смутился. Сьюзен была отличной собеседницей, и обед прошел в приятной, доверительной атмосфере. Несколько дней спустя уже я пригласил ее на свидание. После этого мы начали вместе обедать вне офиса примерно один раз в неделю. Однажды Сьюзен спросила, не хочу ли я вместе с ней пообедать в её приемной. Я не раздумываясь, согласился.

- Тогда я закажу для вас доставку бизнес-ленча, - промурлыкала она.

Я задержался, разгребая текущие дела. Сьюзен позвонила мне и сообщила, что мой обед прибыл, и почему я еще не пришел к ней.

- Сейчас буду! - сказал я. Вышел из своего кабинета и остановился, я забыл, что Сьюзен часто приглашала девушек пообедать вместе с ней в офисе. Она улыбнулась мне и указала на стул.

- Почему бы вам не сесть сюда, сэр?

Я занял указанное мне место среди приглашенных девушек. Я немного стеснялся и нервничал.

- Во время обеда ко мне можно обращаться неофициально и не говорить "сэр", а просто Дэнни. Хорошо?

Она заметила мою нервозность, я в этом не сомневался, она улыбнулась и ответила.

- Хорошо - Дэнни. Мы согласны, - обратилась к девушкам. - Верно, дамы?

- Добро пожаловать на наш маленький девичник, Дэнни, - сказала девушка по имени Изабель, и я стал членом их группы.

Наши обеденные встречи стали регулярными и мы решили, что более разумным будет устраивать наши маленькие девичники в моем кабинете - в моем кабинете гораздо больше места.

Я чувствовал себя немного боссом, сидя в своем кресле, когда женщины сидели за столом на стульях, но даже это символическое ощущение власти со временем было мною потеряно.

- Ты снова заставил всех нас, девочек, чувствовать себя подчиненными тебе, Дэнни, - сказала однажды Сьюзен.

- О чем ты говоришь? - спросил я.

- Как-то трудно видеть в тебе друга, одного из нас, когда ты сидишь за большим старым столом в большом кресле босса, - шутливо сказала она.

- Да! - поддержала её секретарша Элис смеясь. - Может быть, вам стоит позволить нам всем по очереди посидеть в нем? Это было бы здорово!

Я не хотел выглядеть снобом.

В конце концов, это я настоял на том, что мы во время обеда были демократичной группой, и я согласился. Произошла добродушная перебранка из-за того, кто может первым занять моё кресло, в итоге решили тащить соломинку (поскольку в тот день я уже сидел в кресле, я автоматически становился в хвост очереди).

На следующий день настала очередь Алисы, она радостно завизжала, когда впервые села в моё кресло, хотя через некоторое время у нее появилось озабоченное выражение лица.

- Ты знаешь, Сьюзен мне здесь не по себе. Почему бы тебе не занять сегодня моё место?

Сьюзен рассмеялась.

- Спасибо, но нет, спасибо.

Элис выглядела немного обиженной.

- Я просто предложил тебе свою очередь, вот и все. Я думаю, ты будешь хорошо смотреться в этом кресле!

Смутившись, Сьюзен поблагодарила ее, и они поменялись местами. Но потом, все остальные девушки уступили Сьюзен свою очередь.

И когда настала моя очередь, я собирался сесть в своё кресло, но девушки так посмотрели на меня, что я тоже решил уступить свою очередь.

- Я сижу в нем постоянно и особого восторга не испытываю, - сказал я. -А тебе, кажется, это нравится, так что, Сьюзен оставайся...

Я стал постоянным членом женского кружка Сьюзен, все сидели вокруг нее, а она царственно восседала в кресле босса.

Я краснею, признаваясь, что начал вязать крючком. Изабель предложила мне попробовать вязать, когда я пожаловался на стресс. (Сьюзен так часто брала на себя, выполнение моих обязанностей, что я начинал чувствовать себя ненужным в офисе. Из-за этого я испытывал постоянное беспокойство).

- Тебе нужна какая-то терапия, Дэнни, - сказала она (теперь меня все время звали Дэнни).

- У меня нет времени ходить к психиатру, - сказал я.

Она хихикнула.

- Нет, я не это имела в виду. Увидимся в обед, и я все объясню. Хорошо?

Как можно устоять перед группой дружелюбных, улыбающихся женщин, намеревающихся помочь?

Особенно когда ты потерял уверенность в себе. Место лидера заняла богиня Сьюзен - и ты считаешься, как и все остальные в этом маленьком мире, ее подданным. Сьюзен улыбаясь, смотрела на меня, пока женщины учили меня вязать крючком. Изабель, Эдна, Дороти и я организовали кружок вязания.

Иногда я слышал, как нас четверых называли девочки-вязальщицы. Это не было насмешкой - просто милая шутка.

После ухода Стена эффективность управления возросла. Тетя Ида была впечатлена. Я знал, что в этом нет моей заслуги. Неожиданный визит тети в конце обеденного перерыва позволил ей понять, что происходит.

Она говорила со мной с глазу на глаз.

Не обращая внимания на то, как я, краснея, убирал в ящик стола своё вязание.

- Сообразительная девчонка эта Сьюзен. Я думала, ты нанял еще одну хорошенькую дурочку, чтобы потешить свое мужское эго. Но я была неправа.

- Нет, она потрясающая, я сразу это понял, - признался я.

- Ты не утверждаешь, что благодаря тебе повысилась эффективность работы?

Я рассмеялся.

- Черт возьми, нет! Избавиться от Стэна была не моя идея, но с его уходом работа просто закипела.

- Это Сьюзен подтолкнула тебя к этому решению?

- Сказать по правде, дорогая тетя. Да.

- Не могу сказать, что я удивлена. Будь осторожен с этой Сьюзен!

- Эта мысль приходила мне в голову, - уныло признался я.

- Просто будь осторожен, вот и все, - сказала она уходя.

Прошло несколько дней после этого разговора. В начале рабочего дня Сьюзен вошла в мой кабинет, с двумя чашками кофе в руках.

Подала мне чашку и грациозно села напротив меня. Мне было неудобно сидеть в своем рабочем кресле, в её присутствии. Понятия не имею почему, но я чувствовал себя намного счастливее, когда мы сидели ближе друг к другу.

- Пришло время нам поговорить, Дэнни, - сказала она.

Выражение ее лица было добрым, в глазах был намек на улыбку, но почему-то я снова занервничал.

- О чем конкретно? - спросил я небрежно, или, по крайней мере, так небрежно, как только мог.

- О да. Я думаю, что должна рассказать тебе кое-что о себе, - сказала она.

- И ты хочешь, чтобы я ответил взаимностью? Открыть тебе все мои секреты? - сказал я, пытаясь быть веселым.

Ее глаза расширились.

- О чем ты говоришь, Дэнни? У тебя нет секретов от меня, я знаю тебя.

Ее уверенность в себе была непоколебима, и мои попытки завязать непринужденную беседу рассеялись, как дым.

Она сделала глоток из чашки и поставила ее на стол.

- Я не ужасный человек, Дэнни, но иногда я совершаю ужасные поступки.

- Мне трудно в это поверить, - сказал я.

- Ты боишься меня, не так ли? Боялся меня с того самого дня, как я сюда пришла. Пожалуйста, не отрицай это. Тебя влечет ко мне, но ты боишься меня?

- Немного, - наконец признался я.

Она кивнула.

- Ну что ж, у тебя есть веские причины опасаться меня. Я боюсь, что мне придется начать обращаться с тобой очень плохо. Действительно, очень плохо.

- Зачем? - спросил я.

- У меня есть потребность делать жизнь некоторых мужчин несчастной. Она пожала плечами. Извините, но ты из тех, кого я просто не могу оставить в покое. Как я уже говорила ты милый. Я пыталась оставить тебя в покое, но боюсь, пришло время мне начать работать над тобой. Моя природа не позволяет мне поступить иначе.

В ее голосе действительно звучало сожаление, и на ее лице отразились те же самые эмоции, это было так, как будто она констатировала факт.

- Но предположим... давайте просто предположим, что я не позволю вам сделать то, что вы задумали? - спросил я, но в моем голосе прозвучала дрожь. Она уловила мою интонацию.

- Послушай себя, Дэнни, твой голос дрожит. Наверно и во рту пересохло?

- Да.

- Я так и думала.

Она сделала еще один глоток кофе.

- Дэнни, у меня есть маниакальное желание заставить некоторых мужчин пресмыкаться передо мной, и я научилась распознавать этот тип мужчин по их ауре, - она засмеялась. - Обычно у них аура, какая-то мягкая, пушистая, голубоватая, розоватая. У тебя именно такая. И совершенно определенно у тебя её в избытке! В ней гораздо больше розового, чем голубого!

- Ты собираешься сделать мою жизнь несчастной, потому что у меня не та аура? - я попыталась вложить нотку недоверия в свой голос.


Конец 1 части.




Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы


Назад Вперед


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.