Julijana.SU » Литература » Принудительная феминизация » Наказание губной помадой (глава 1-21)


Информация к новости
  • Просмотров: 7 985
  • Автор: alexsei196333
  • Дата: 6-07-2022, 21:27
  • 0
6-07-2022, 21:27

Наказание губной помадой (глава 1-21)

Категория: Литература / Принудительная феминизация

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы


Мама была в ярости на меня! Она кричала на меня и к моему ужасу она накрасить мои губы ярко-красной помадой. Ничего худшего я не мог себе представить, и я помню, как плакал и пытался убежать, но это было бессмысленно, учитывая мой возраст. Чтобы пристыдить меня, она настояла, чтобы я смотрел на себя в зеркало.

-Хочешь поиграть с моей помадой? Ну, скажи мне, как тебе нравится носить её!-

Я зажмурился, но мама сообщила мне, что не отпустит меня, пока я не открою глаза и не увижу свое отражение в зеркале. Она злилась и в то же время смеялась.

-Ты не уйдешь, пока не посмотришь на себя.-

Теперь я понимаю, что она находила мое унижение забавным.

Наконец я посмотрел в зеркало. До сих пор помню свой нелепый вид, слезы текли по опухшему лицу, а губы и лицо были измазаны ярко-красной помадой. Я помню вспышку света, когда она меня фотографировала. После фотографирования мама вытерла помаду, предупредив, что наказание может повториться.

Я могу заверить читателя, что никогда больше не думал играть с ее косметикой. Никогда!

После этого эпизода мои наказания опять стали обычными: спать без ужина, стоять в углу.

Я никогда не чувствовал, что отправиться спать без ужина является суровым наказанием.

Стояние в углу было обычным наказанием, хотя позже мама заставила меня надевать смешную шляпу. Шляпа была похожа на ту, что носят шуты. Он была с красными с желтыми и с зелеными вставками, а на макушке красовался шар с кисточкой. Мама хотела вызвать у меня чувство стыда.

Наказывали не только меня, но и моего младшего брата. Когда появлялась необходимость наказания, мама велела одному из нас пойти на задний двор и сорвать ветку с куста. Если ветка была слишком тонкой или короткой, нас отправляли обратно, чтобы мы выбрали другую. Затем мы должны были сорвать листья, и передать это орудие наказания маме.

Мы снимали штаны, трусы, и получали хлесткие удары по ягодицам, пока мы оба не начинали плакать. После наказания она помещала эту ветку над камином, как напоминание о том, какое наказание ждет нас в следующий раз. И так наше наказание состояло из двух этапов. Во-первых, мама заставляла нас выбирать орудия наказания, а во-вторых, выставляла их напоказ, как трофеи, чтобы служить напоминанием для нас.

Мне было не больше семи лет когда

я впервые получил "мыльную терапию". Помню, я назвал своего младшего брата маленьким засранцем. Мама услышала это и потащила меня в ванную.

-Кажется, у тебя изо рта вылетают грязные слова.- Проворчала она.

-Ну, давай возьмем кусок мыла и вычистим их.- Для этой цели она использовала мыло Dove.

Запах этого мыла даже сейчас заставляет меня морщиться.

Ещё я помню, что почти на каждый Хэллоуин моя мать по какой-то неизвестной причине просила меня одеться в одежду женского персонажа. Когда я был маленьким, это ей удавалось. Я видел снимки, запечатлевшие меня в костюмах, Красной шапочки, балерины, сказочной принцессы. Однако когда я подрос, я отказывался надевать подобные костюмы. Эти споры заканчивались моими слезами. Черт возьми, я не собирался ходить в дурацком платье, даже ради забавы!

К несчастью, мама оказалась настойчивой женщиной; когда мне было десять, а брату восемь, она уговорила моего брата Дейва переодеться в костюм подружки гангстера, а меня в гангстера. Она купила ему парик, нанесла на лицо довольно вызывающий макияж, надела длинное коктейльное платье, шляпу с перьями, добавила несколько браслетов и дамские туфли. В одной руке он держал кошелек, в другой пистолет. В семейном альбоме сохранилась фотография, посвященная той ночи.

Мама, казалось, была в восторге от того, как мило мы с братом смотрелись вместе, не говоря уже о том внимании, которое мы получали от наших друзей и соседей. Я сопротивлялся искушению пойти по стопам брата. Я не помню, сколько раз она просила меня одеться как девочка, подкрепляя свои просьбы рассказами, что Дэйв сделал это и ничего страшного не случилось.

Как я уже говорил, я не собирался, одеваясь как девочка, несмотря на заманчивые обещания и уговоры.


Глава 2 — Пять пальцев


Инцидент, который изменил мою жизнь, произошел, когда мне было двенадцать лет, тогда я учился в седьмом классе. Был вечер, и мама только что вернулась с работы, она работала в больнице. Как обычно, она хотела проверить мои домашние задания. Я сказал ей, что всё сделал и что тетради и учебники уже в сумке.

Она открыла сумку чтобы достать тетради и нашла четыре пачки нераспечатанных бейсбольных карточек, которые, как она знала, я не мог купить - у меня не было на покупку денег. На прошлой неделе я попросил деньги на обед.

Она вытащила карточки и спросила, откуда они у меня. Сначала я солгал, сказал, что мой друг Джим одолжил мне деньги на их покупку.

Мама мои слова не убедили. Она пригрозила, что позвонит Джиму и узнает правду. Я решил, призналась, что взял их, в местном магазине, не заплатив. Она схватила меня за руку и усадила в авто. Когда мы подъехали к магазину и вошли вовнутрь, мама попросила позвать управляющего, объяснив, что ее сын хочет ему что-то сказать. В присутствии матери, продавца и управляющего я признался, что спрятал карточки под рубашкой и унес их, не заплатив. Директор магазина выглядел очень сурово и говорил что-то о вызове полиции, о составлении протокола. Моя мать, казалось, была согласна и сказала, что, возможно, это преподаст мне необходимый урок. К счастью, все успокоилось после того, как я начал плакать и умоляла не звонить в полицию. Окончательное решение было таково, карточки я возвращаю, и я не должен в течение месяца заходить в этот магазин. По дороге домой, когда мои слезы высохли, я вновь обрел некоторую уверенность. Я отпустил какую-то шутку о жадности торгашей, и следующее, что я почувствовал …


ПОЩЕЧИНА!


Пока я пытался оправиться от удара, мама съехала на обочину и принялась отчитывать меня, что я ничему не научился. Что я ничего не принимаю всерьез. Что нужно сделать что-то более радикальное, чтобы научить меня "уважать чужую собственность" (ее точные слова, я помню их дословно). Она кричала на меня, и я был близок к истерике. Можно было подумать, что я кого-то убил. Наконец она успокоилась и отъехала от тротуара. Остаток пути прошел в полной тишине.

По прибытии домой меня отправили в мою комнату. Я предположил, что какое-то время мне запретят смотреть телевизор. Минут через тридцать мама вошла в мою комнату

и сказала, что нашла способ как внушить мне недопустимость подобных поступков.

- Если ты используешь свои пальцы, для воровства, мы должны что-то сделать с ними, чтобы ты не забывал что воровать нельзя! Иди в ванную, вымой руки и почисти ногти, а потом иди в гостиную.-

Когда я вошел в гостиную, она усадила меня на пол. На столике рядом с ней лежали пилочка для ногтей, коробка салфеток и бутылочка красного лака для ногтей.

-Покажи мне свои руки. - Приказала она.

Я положил руки на зеленый пуфик, на который мы использовали как подставку для ног, когда читали, или смотрели телевизор.

- Хммм. - Задумчиво протянула она. - Я вижу, ты давно не стриг ногти. Это очень хорошо. Я собираюсь заставить тебя ходить с накрашенными ногтями в течение следующей недели, чтобы ты не забывал, что ты натворил.-

Я не мог поверить своим ушам.

- Лак для ногтей? Мама, что ты говоришь? - Спросил я.

- Такова твоя расплата за воровство. - Сказала она.

- А теперь дай мне руку.- Она указала на мою правую руку. Затем она взяла пилочку и начала подпиливать мои ногти, придавая им округлую форму.

Я начал умолять ее не делать этого и сказал ей, что я усвоил урок. Я извинился и пообещал никогда больше не красть. Она не обратила внимания на мои мольбы и начала трясти флакон с лаком. Я продолжал умолять, и во второй раз за этот вечер на глаза мне навернулись слезы. Она не обратила на меня внимания и открутила крышку флакона. Характерный запах лака ударил мне в ноздри этот запах и сегодня у меня ассоциируется с эротическим переживанием. Она начала снимать излишки лака с кисточки на ободок флакона, а затем взяла мою руку и стала наносить лак. Когда первые красные мазки покрыли мои ногти, я

предложил маме позвонить в полицию и сообщить о моей краже, лишь бы она отказалась от своей идеи. Я сидел и тихо всхлипывал, пока она переходила от пальца к пальцу, сначала на моей правой руке, а потом на левой.

- Запомни то, как я это делаю.- Проинструктировала она меня.

- Сегодня я сама нанесу лак, но потом я надеюсь, что ты будешь сам держать свои ногти в надлежащем состоянии.-

После того, как все десять пальцев были накрашены в ярко-красный цвет, она заставила меня держать руки на подушечке около пятнадцати минут, давая лаку время высохнуть. Затем она взяла второй флакон, в котором была бесцветная жидкость

и нанесла второй слой на мои ногти.

- Это глянцевое покрытие, защитит и придаст блеск лаку.- Сообщила она мне.

И снова меня заставили сидеть и ждать пятнадцать минут, пока высохнут ногти. В довершение всего мне пришлось позировать с накрашенными ногтями.

-Улыбнись. - Приказала мама, наводя камеру.

- Чем быстрее ты улыбнешься, тем скорее мы покончим с этим.-

К этому времени я сказал все, что мог придумать, чтобы заставить ее передумать. Мои уговоры оказались бесполезны, и я остался с ногтями ярко-красного цвета. Мои рыдания сменились безысходностью, чувство шока не позволяло мне подумать, что будет со мной на следующий день в школе.

Я старался не смотреть на свои ногти, пока мы смотрели перед сном телевизор. Мама, казалось, немного успокоилась, пошла на кухню и налила мне стакан молока. Войдя на кухню, я спросил, можно ли мне печенье, и она удивила меня, сказав мне.

-Да.-

Когда я потянулся к баночке, мне пришлось смотреть, как мои пальцы с ногтями покрытыми красным лаком исчезают внутри ободка, а затем снова появляются, держа печенье. Я не заметил, какое было за печенье, я ничего не видел, кроме красных блестящих ногтей. Стакан молока в моей руке, казалось, только подчеркивал красный цвет ногтей. Именно тогда я понял, что если утром пойду в школу в таком виде, то это будет худший день в моей жизни.

В ту ночь я долго лежал, гадая, что же будет завтра утром. Я думал, что возможно завтра мама передумает.

Как же я ошибался! На следующее утро мама была непреклонна в том, что я иду в школу с ярко-красными ногтями. Хуже того, она даже нашла время зашить карманы моих школьных брюк, чтобы я не мог спрятать в них руки. Я понял, что нет никакой надежды, что она передумает.

Я спросил ее, что я скажу в школе, и она ответила.

-Правду. Можешь сказать, что тебе нравятся красивые ногти, или придумай ещё что-нибудь. Мне все равно. Это твоя проблема, а не моя.-

Я учился в средней школе, расположенной в миле от моего дома. В хорошие дни обычно я добирался на велосипеде. Я загрузила книги, и тетради в сумку вскочил на велосипед и отправился в школу.

Во время езды я не мог отвести глаз то своих ярко-красных ногтей.

Чем ближе я подъезжал к школе, тем

отчетливей чувствовал, как волна страха накрывает меня.

Короче говоря, день обернулся полной катастрофой. Все сразу же уставились на меня. И как иначе? Однако реакция мальчиков и девочек несколько отличалась. Мальчишки дразнили меня, называли педиком и гомиком, а некоторые спрашивали, не голубой ли я. Мои друзья не могли поверить, что моя мать придумала мне такое наказание. Кое-кто говорил, что я заслужил то, что получил.

С другой стороны, реакция девочек варьировалась от "О, разве это не мило?" До "Боже мой, он милашка!

О, Грег, ты просто прелесть! Мамочкину дочурку поймали за кражей в магазине."

Даже Кэти Уэйд, которую я считала в некотором роде подругой, вступила в игру.

- Господи, Грег, не хочешь одолжить мою помаду? Я уверена, что она идеально подойдет к твоим ногтям. Ты бы очень мило смотрелся с небольшим количеством румян.-

Учителя на удивление ничего мне не сказали, но я понял, что они обсуждали меня между собой. Их косых взглядов и веселых улыбок было достаточно, чтобы я почувствовала себя каким-то извращенцем.

Когда занятия в школе заканчивались, я не стал как обычно

слоняться без дела возле школы, а направился прямиком домой.

Мама желала услышать, как все прошло у меня в школе. Я разрывался между тем, чтобы не доставить ей удовольствие узнать, насколько унизительным был этот день, или может быть отвести душу рассказать все, как было и посмотреть, смогу ли я убедить ее, что одного дня унижения для меня достаточно. Я решил посвятить ее во все детали, а потом еще раз попросить освободить меня от наказания. Она пошла на компромисс и сказала, что посмотрит, как я себя буду вести и, возможно, отменит наказание назначено на воскресенье. Это означало еще четыре дня мучений в школе, но, по крайней мере, они не будут продолжаться всю следующую неделю. Четверг был чуть поспокойнее среды. Насмешки и поддразнивания продолжались, но уже не так часто. Я старался как можно больше оставаться один, и большинство моих друзей избегали меня кто из-за собственного смущения, некоторые боялись, что и сами станут объектом насмешек.

Пятница ознаменовалась тем, что мой школьный шкафчик украсили лифчиком, подвешенным к дверке. Он был белый с кружевной отделкой. Когда я прикоснулся к нему, и увидел свои накрашенные ногти на фоне белого материала лифчика, у меня возникло очень странное чувство одновременно стыда и сладкого возбуждения.

Я снял лифчик с дверки и вместо того, чтобы выбросить, сложил и положил его внутрь шкафчика. Я не хотел, чтобы он был вынут из мусорного ведра и опять был украшением моего шкафчика.

В конце дня я засунул его в сумку и отправился домой.

Вернувшись, домой, я рассказала маме о лифчике на моем шкафчике и о том, что принес его домой. Она попросила показать его.

-Хммм … Похоже, его уже носили. Я постираю его, и найду для него подходящее место.-

Она повесила его над каминной полкой, используя те же крючки, на которых ранее висели прутья, служившие для моего наказания. Она приколола к нему бумажную табличку с надписью: "Бюстгальтер Грега."

- Это поможет тебе вспомнить о наказании после того, как оно закончится. - Пояснила она мне.

Я не спрашивал, как долго лифчик будет выставляться, я знал, что висеть он будет не менее двух недель.

Позже тем же вечером мама достала жидкость для снятия лака, несколько ватных шариков и удалила красный лак с моих ногтей. Я думал, что это означает конец моего испытания, но мне напомнили, что наказание закончится в воскресенье и только в том случае, если я буду вести себя хорошо.

Затем она послала меня в свою спальню, чтобы я взял с комода новый флакон лака и принес его в гостиную. Я выбрал бутылку самого светлого цвета, какой только смог найти, перламутрово-розового. Мама сообщила мне, что я должен покрасить ногти в новый цвет, и что если я буду неаккуратен, у меня впереди весь вечер, и я буду практиковаться до тех пор, пока не сделаю все правильно.

Сначала она заставила меня встряхнуть флакон, чтобы смешать пигмент. Когда я открыл крышку, аромат содержимого ударил мне в ноздри, этот запах навсегда остался в моем подсознании. Затем мне пришлось практиковаться в нанесении ровных мазков, чтобы лак не попадал на кожу, окаймлявшую ногти. Я делал все правильно, когда держал кисть правой рукой, но был крайне неловок с левой. Мне пришлось красить ногти на правой руке не менее дюжины раз. К тому времени я был в слезах. Мама улыбнулась, кивнула, и отправила меня восвояси. Так что я снова лег спать с накрашенными ногтями.

В воскресенье вечером мама разрешила мне смыть лак, но сказала, что лифчик останется висеть над камином как напоминание о том, что воровство- это неправильно и недопустимо.

В понедельник я пришел в школу без лака на ногтях, еще были ехидные комментарии и косые взгляды. Через неделю все забылось. Лифчик был убран с каминной полки дней через десять.

Я был уверен, что наказаниям подобного рода пришел конец.


Глава 3- вкус мыла


Примерно девять месяцев всё в моей жизни шло хорошо.

Неприятности свалились на меня совершенно неожиданно.

Я поссорился — ну ладно, подрался с братом.

- Я проучу тебя сучонок!- Угрожающе прокричал я.

Мама была на кухне, а я с братом в своей спальне. Я надеялся, что она из кухни не услышит шум драки.

Мама позвала меня, и я понял, что попал в беду.

- Вот дерьмо! - Сказал я брату уже гораздо тише.

-Я вернусь, когда узнаю, что от меня хотят.-

Я постарался взять себя в руки и неторопливо направился на кухню.

Мама стояла, держа в руках сковородку. Я предположил, что руки у неё заняты, и она не сможет дать мне оплеуху. Я спросил несколько саркастическим тоном:

Что случилось? Зачем я понадобился?

Следующее, что я помню, я лежу на полу и смотрю на нее снизу вверх.

-Ты понимаешь с кем, ты разговариваешь? - прокричала она.

-Если бы тебе было меньше годиков, то сейчас ты выплевывал бы мыльные пузыри. Ты меня слышишь?-

Я кивнул.

-Я уже сыта по горло твоими выходками и сквернословием! - Пойдем со мной!-

Она схватила меня за руку и повела в ванную.

У меня мелькнула мысль, что мне придется пройти курс наказания мылом. Оказалось, у мамы была совсем другая идея.

Когда мы добрались до ванной, она открыла косметичку и вытащила тюбик губной помады.

-Может быть, когда ты будешь ходить с накрашенными губами, то не забудешь, что недопустимо говорить грязные слова и твой рот не выгребная яма.- С этими словами она развернула меня к себе, чтобы накрасить мне губы.

- Мама, нет, пожалуйста. - Взмолился я.

В ответ я получил сильный удар по макушке.

- Замолчи и надуй губы. Ты же не хочешь меня разозлить, правда?-

Я сделал, как мне сказали. Тщательно накрасив губы алой помадой, мама протянула мне салфетку и велела промокнуть губы. Когда я это сделал, она посмотрела на салфетку и сказала, что собирается снова накрасить мне губы. Она ушла, вернулась с белым листом бумаги и велела мне еще раз промокнуть губы. На листе остался четкий отпечаток моих губ.

-Он должен висеть над камином, пока я не разрешу его снять. - Предупредила меня мама.

-И будь осторожен, с накрашенными губами не размажь помаду по одежде.- Добавила она.

- Если помада смажется, ты сам должен подкрасить себе губы.

Я подарю тебе пудреницу. В ней есть зеркальце, так что ты сможете освежить помаду, когда будет необходимость или, когда я этого захочу. Положи её в карман и носи всегда с собой вместе с губной помадой.-

- Мама, пожалуйста, не надо ... - Взмолился я. Слезы навернулись у меня на глазах, от этого я почувствовал себя еще хуже.

-Ты сделаешь, что я хочу, и если я услышу еще возражения, я найду тебе сумочку для помады и пудреницы. Может быть, это научит тебя не использовать нецензурные выражения.- С этими словами она повернулась и вышла из ванной.

Вот я, стою с ярко накрашенными губами, ощущаю аромат и вкус губной помады. Хуже всего, у меня началась эрекция.

-Что же это такое?- Раздраженно спросил я себя.

Я вернулся в спальню, которую делил с братом. Я знал, что братец не упустит случая посмеяться надо мной.

Что ж, я был готов к этому.

Я был встречен язвительными комментариями:

"Ты выглядишь просто восхитительно! Господи, а ты бы хотел надеть в платье?» и так далее. Это продолжалось минут десять-пятнадцать, пока ему не надоело дразнить меня.

Мне не нужно было видеть себя в зеркале, чтобы постоянно осознавать, что на моих губах помада. Может, это было, связано с текстурой или ароматом помады.

За ужином я решил выпить молока

после первого глотка отпечаток моих губ отчетливо запечатлелся на ободке светло-голубой чашки. Этот след от губной помады дразнил меня. Я закрывал глаза каждый раз, когда делал очередной глоток и старался не обращать внимания на испачканный ободок.

После ужина я собрался уходить, мама приказали мне остаться.

-Мы, девочки, обычно красим губы после еды.- Наставляла меня мама.

- Достань зеркало и губную помаду, посмотрим, как ты это сделаешь.-

Я достал пудреницу и тюбик помады. Мама проинструктировала меня, как следует держать пудреницу.

Затем она мне велела взять губную помады в правую руку и снять колпачок.

- Наноси помаду правой рукой.- Она заставила меня практиковаться в этом четыре или пять раз, вытирая губы салфеткой после каждой попытки, пока я не сделал всё как следует.

Решив, что все кончено, я встал, чтобы уйти.

-Постой! Сегодня вечером ты поможешь мне мыть посуду. - Сказала мама и пошла к шкафу в прихожей. Она вернулась с новым фартуком. Я никогда раньше не видел этого фартука. Когда мама протянула его мне, я заметил, что у него была очень широкая юбка, она почти полностью скрывала мои ноги. Кушак фартука был отделан кружевом. Мама завязала его пышным бантом у меня за спиной.

Узор на юбке представлял собой повторяющийся рисунок из разноцветных цветов и бабочек.

-Я чувствую себя так глупо.- Призналась я.

-Ты выглядишь очень мило, - сказала мама со странной улыбкой на лице.

- Особенно с этой помадой. Все, что тебе нужно, это сделать что-нибудь с волосами, и у меня будет милая дочь, которая составит мне компанию.-

Я мыл посуду, а мама вытирала ее.

Она заметила, как я старательно смывал пятна от помады со своей чашки.

Когда с посудой было покончено, и раковина была вымыта, мама велела мне стоять неподвижно, она сделала несколько снимков. Я чувствовал себя идиотом, но стоял неподвижно. Затем она помогла мне снять фартук и велела повесить его в шкаф на крючок.

- Будешь вешать свой новый фартук рядом с моим. - Сказала она.

-Я купила его в подарок одной девушке на работе, но ты его уже надевал, я теперь не могу его подарить. Вообще-то, я должна была купить тебе фартук давным-давно. Поздравляю, теперь этот фартук твой. Ты наденешь его, в следующий раз, когда будем мыть посуду.-

Мама была верная своему слову, и мне пришлось каждый день мыть посуду, это стало ритуалом. И что еще хуже, этот наряд с оборками постоянно напоминал мне о том, как легко можно вляпаться в неприятности.

Остаток вечера мы проводили за домашними делами и просмотром телевизора. Перед сном мама отвела меня в ванную и показала, как смывать макияж. Даже когда я все смыл, мне показалось, что я все еще вижу следы помады на губах.

Мама сказала, что губы немного покраснели от того что я их натер и чтоб ложился спать.

- Надеюсь, нам не придется повторять этот маленький урок. - Поучала она меня.

-Я решила, если в следующий раз ты провинишься, то выйдешь из дома с накрашенными губами и будешь в таком виде появляться на людях. Я ясно выражаюсь?-

Я кивнул и направился из ванной в постель. Решил проверить, не осталась ли помада на губах, потерся о наволочку.

Успокоился, не обнаружив никаких следов помады. В ту ночь я долго не мог заснуть.

На следующее утро над камином красовался листок с темно-красным отпечатком губ, аккуратно вставленный в рамку и снабженный подписью "губы Грега". Я даже не хотел думать, как долго он там провисит.

Прошло три недели, прежде чем его сняли.


Глава 4-Розовая Ложь


Это случилось в конце учебного года, когда я учился в восьмом классе. Именно тогда наказание губной помады было для меня возобновлено.

На этот раз причиной было не мое сквернословие, а моя ложь.

Для меня было введено правило не смотреть телевизор, пока я не сделаю все домашние задания. Мама увидела, что я сижу перед телевизором и смотрю "Звездный путь", спросила.

-Домашние задания уже сделал?-

Не особенно задумываясь, я ответил.

-Да. -

И продолжил смотреть телик. Я не придал этому разговору особого значения. Фильм закончился, и я вернулся к выполнению своей домашней работы. Мама зашла в мою комнату и увидела, что я сижу за столом и читаю учебник.

-Я думала, ты сказал, что выполнил все домашние задания, когда я тебя спросила. - Сказала она.

- Ну, я не совсем так выразился. - Ответил я, понимая, что вляпался.

Мать смотрела, на меня, не мигая.

-Я задала тебе конкретный вопрос, и ты ответил, что выполнил домашнее задание. - Сказала она.

-Ты солгал мне!-

Наверно я должен был согласиться с ней. Вместо этого я продолжал доказывать, что мой ответ был несовсем ложью, и всё было не совсем, так и в этом была моя большая ошибка.

-Кажется, ты не можешь отличить явную ложь от правды.-

Так закончился наш разговор. Может быть, у мамочки был предменструальный период, кто её знает. Во всяком случае, она мне велела закончить домашнюю работу и сразу лечь спать. Не слишком серьёзное наказание, верно?

Утром наступило время расплаты. Да, опять "наказание губной помадой", на этот раз за ложь.

Только на этот раз наказание было более изощренным.

Мне придется пять дней ходить в школу с накрашенными губами, а затем ещё и весь уик-энд.

Я помнил что было, когда она заставила меня с накрашенными ногтями ходить в школу, я знал, что в этот раз мне придется нелегко.

Как только я оделся, мама провела меня в ванную и вручила тюбик, как мне показалось, той самой темно-красной помады, которой я пользовался раньше. Оказалось, что это была суперстойкая помада, и если верить рекламе она не размазывается и не стирается.

Мама велела мне накрасить губы и промокнуть. После этого она сообщила мне о стойкости этой помады и, что смыть её мне не удастся.

Она вручила мне запечатанный конверт, что бы я передал его моей классной руководительнице. Потом она меня бесцеремонно вытолкнула в заднюю дверь. И я отправился на велосипеде в школу.

На этот раз мой прием в школе был более жестким, чем восемь месяцев назад, когда я появился с накрашенными ногтями.

Особенно меня доставали парни из параллельных классов.

Оскорбления: "педик", "фея", и "гомик" на этот раз сопровождались тычками.

Мне пришлось держаться поближе к учителям. В течение дня я старался избегать хулиганов и сразу же после занятий умчался домой. В этот день мне удалось избежать драки.

Реакция девушек была примерно такая же, как и в тот раз, когда я щеголял с накрашенными ногтями.

От них я слышал всё те же комментарии: "Эй, милашка, тебе идет этот цвет помады!" и "Ты так мило краснеешь, дорогая!"

Одна из девушек с улыбкой спросила.

-Не хочешь побрызгаться моими духами, дорогая?" - а затем распылила на меня духи.

- Послушай, это идея моей матери из-за разногласий по поводу домашнего задания.- Объяснил я. - Неужели ты думаешь, что я пришел бы в школу в таком виде, если бы это зависило от меня?-

Сострадания к моему положению было мало, но, по крайней мере, не было явной враждебности со стороны девушек. Некоторые даже сочувствовали мне и выслушали мои объяснения. На переменах я старался держаться поближе к девочкам, а позже и во время обеденного перерыва, чтобы избежать общения с парнями.

В записке, для моей классной руководительницы, было объяснение, почему я пришел в школу с накрашенными губами. Она объясняла, что я был наказан за ложь.

Я доставил записку по назначению. Мисс Нельсон моя классная руководительница, когда закончила её читать, насмешливо спросила меня.

-Значит, вчера ты солгал насчет домашнего задания? -

Я усвоил урок предыдущего вечера и решил не спорить по мелочам, а просто согласился, что меня поймали на лжи. Ее следующий вопрос озадачил меня, она хотела узнать, ношу ли я что-нибудь еще дамское. - Что вы имеете в виду? - Спросил я.

- Ну, трусики или что-то еще.-

Улыбка на ее лице потрясла меня.

Я опустил голову и тихо ответил. - Нет.-

-Очень жаль. - С сожалением сказала она.

-Теперь ты можешь идти в класс. Я почувствовал, что она наслаждается моим унижением почти так же, как и моя мать.

Когда я вернулся домой, помада на моих губах немного поблекла.

Мама вручила мне маленькую сумочку, темно-бордового цвета сказала, что в ней есть кое-какие необходимые мелочи. Я открыл сумочку и обнаружил в ней новый тюбик губной помады, маленькую пудреницу с зеркальцем и тюбик ещё какой-то косметики.

- Помнишь, я показывала тебе, как следует держать пудреницу и красить губы? - спросила она.

Не дожидаясь моего ответа, она приказала мне подкрасить губы. Цвет помады был перламутрово-розовый, более подходящий моему возрасту, как мне сказала мама.

Я подчинился, накрасил губы и промокнул салфеткой. Другой тюбик оказался для туши. Теперь я совсем запутался.

- Давай, вынь его и сними колпачок. Сейчас я покажу тебе, как подкрасить и удлинить ресницы. Это кажется намного сложнее, чем на самом деле. - Тихо сказала мама.

Она показала мне, как держать щеточку и красить ею ресницы. Она продемонстрировала это, подкрасив собственные ресницы, а затем вернула тушь мне.

-Теперь попробуй сам.- Подбодрила она меня.

- Но, Мама …- Я заскулил.

- Почему я должен ...?-

Я начал было возражать, что все это глупо, но взгляд матери заставил меня замолчать.

Я был вынужден красить ресницы, как она мне показала. Это оказалось намного труднее, чем я думал. Мама сказала, что нужно выполнить 5 - 6 движений щеточкой, чтобы получить приемлемый результат.

-Теперь другой глаз, возьми щеточку в другую руку. - Подсказала она.

Я так и сделал. Мама казалось, была довольной. Моргая, я чувствовал тяжесть пигмента на ресницах. Лицо, смотревшее на меня в зеркале, было по-женски миловидным. Меня чуть не вывернуло наизнанку.

- А теперь надень колпачок на тюбик с тушью и положи его в сумочку. Я хочу видеть эту сумочку с тобой везде, куда бы ты ни пошел с сегодняшнего дня и до вечера воскресенья. Даже если ты идешь в ванную или перекусить на кухню. Видишь, у сумочки есть симпатичная маленькая петелька, её ты можешь надеть на запястье. Ты заметил, что на застежке выгравированы твои инициалы? Если забудешь взять сумочку с собой, тебе придется в понедельник идти в школу снова с помадой на губах. А теперь расскажи мне, как прошел твой день.-

Я сказал ей, что все шло наперекосяк, и увидел, как ее брови поползли вверх.

- Меня называли педиком, феей, неженкой, а девочки спрашивали, какая помада, по-моему, самая вкусная. Мне повезло, что меня не побили. Теперь ты счастлива?- С обидой добавил я.

Мама казалась обеспокоенной, согласилась с тем, что мне повезло, что я не ввязалась в драку.

-Ты же знаешь мое правило насчет драк. Не смей впутываться в драку! Если ты это сделаешь, то поймешь, в какую неженку я действительно могу тебя превратить! - Пригрозила она.

Затем она взяла расческу и приказала мне присесть. Начала расчесывать мои волосы, длина которых доходила мне до плеч. Это было странно, но через несколько минут я расслабиться.

После расчесывания мама собрала мои волосы в конский хвост и закрепила резинкой.

-Ты совсем не похож на мальчика, с этим макияжем и с этой прической. Сейчас мы пойдем и где нибудь поужинаем. - Объяснила она мне.

Я не знаю, что расстроило меня больше то, что мы пойдем куда-то ужинать, или мой вид.

Я выглядел как глупая девчонка или как педик.

Конечно, у меня были причины, для волнений.

- Мама, пожалуйста, ты не можешь заставить меня выйти на публику в таком виде! - Взмолился я.

-Что будет, если парни увидят меня в таком виде? Они убьют меня! Я выгляжу так глупо, что никогда больше не смогу вернуться в школу!

- Это не моя проблема, - ответила она.

-Это твоя проблема. Может быть, это научит тебя не быть лжецом в будущем.-

Я глубоко вздохнул. Я понимал, что рискую, споря с матерью. Я был в отчаянии.

-Ты мамочка можешь идти, куда хочешь, а я остаюсь здесь.- Заявил я, скрестив руки на груди в знак протеста.

Удар!! Следующее, что я помню, что я сижу на полу и вижу звезды перед глазами.

-Несмей.- Медленно произнесла она.

- Несмей! - Говорить со мной в таком тоне! Я ведь твоя мать, а не какая-нибудь слабоумная старуха. Не говори мне, что ты собираешься делать. Ты будешь делать то, что я скажу. Если я решу украсить тебя, как праздничный торт, и провести по центру города, ты пойдешь, и будешь держать рот на замке. Ты меня понял?-

Я потер щеку и кивнул. Мои пальцы стали влажными от слез и размазанной туши.

-Так-то лучше. Помни, милый, это ты солгал, а не я. А помнишь, как тебя поймали на краже в магазине? Я не знаю, что сейчас происходит с молодежью, но я не собираюсь с этим мириться. Продолжай в том же духе, и я отправлю тебя в школу в образе Ширли Темпл.- Сказала она, улыбаясь мне.

- А теперь иди, умойся и заново нанеси макияж. Я хочу увидеть свежую помаду и красивую улыбку на твоем лице.-

Я пошел в ванную и сделал, как мне было сказано. Это заняло у меня немного больше времени, чем обычно, так как я продолжал плакать. Наконец я взял свои эмоции под контроль, умылся и нанес помаду и подкрасил глаз. Когда я закончил, я выглядел глупо, а чувствовал себя еще глупее.

- Неплохо. Я вижу, ты уже освоился. - Сказала Мама, изучая мой макияж.

- Продолжай в том же духе, и ты сможешь в школе давать девочкам уроки макияжа. А теперь улыбнись мне милой улыбкой. Давай. Так гораздо лучше.-

Мой желудок сжался, когда она взяла фотоаппарат и сделала пару снимков. Я начал было что-то говорить, но понял, что спорить, не только бесполезно, но и рискованно. Поэтому я улыбнулся и сделал вид, что все в порядке. Затем меня отпустили в мою комнату, где я оставался до тех пор, пока меня не позвали, чтобы я сел в машину.

Мама, Дэйв и я пошли к старому универсалу, я позволил брату сесть на переднее сиденье, а сам сел сзади. Мама понимающе улыбнулась мне, когда увидела, что я захватил сумочку. После того, что случилось я, счел благоразумным поступить именно так.

Мой брат подслушал наш разговор накануне вечером и видел, как я делал домашнее задание с макияжем, так что он отлично знал, что происходит. Я начал задаваться вопросом, почему он был избавлен от подобного наказания. Конечно, Дэйв переодевался в девчоночьи наряды на Хэллоуин, и в семь лет ходил на уроки балета.

Насколько мне известно, он добровольно участвовал в этом. И это никогда не считалось наказанием. Когда он потерял интерес к балету, ему позволили прекратить занятия.

Он без стеснения одевался как девочка и неиспытывал никакого стыда по этому поводу.

И для него применять переодевание в качестве наказания, вероятно, было бессмысленным.

Или, может быть, мама хотела, чтобы ее первенец был девочкой. Кто знает? Все, что я знал, это то, что меня наказывали за все, в то время как братик просто сидел и улыбался. Тем не менее, он знал, что лучше не насмехаться надо мной в присутствии мамы.

На ужин мы пошли в местный Mcdonald'S, который часто посещали как наши соседи, так и ребята из моей школы. Мама припарковала машину довольно далеко от входа

и мне пришлось идти к Mcdonald'S на виду у прохожих.

Пока я стоял, уставившись в пол, мама заказала себе и мне салат и диетическую колу. Дэйв получил все, что захотел.

-Нам, девочкам, приходится следить за своей фигурой. Съязвила она, когда я спросил, почему я не могу купить себе чизбургер.

- Но я ненавижу диетическую колу …- Заскулил я. В ответ мама только приподняла бровь и улыбнулась.

Ужин прошел относительно нормально. Я видел, как несколько моих друзей переходили улицу, две девочки из моей школы вошли, купили что-то и быстро ушли. Я так боялся каждый раз, когда появлялся кто-то из моих знакомых, что даже готов был спрятаться под стол!

Слава богу, единственными людьми, которые, казалось, замечали меня, были маленькие мальчик и девочка в кабинке рядом с нами, которые постоянно выглядывали из-за сиденья и хихикали. Их мать извинилась, а я лишь смущенно улыбнулся и сказал, что это ерунда.

Но я был убежден, что они точно знали, кто я!

Когда мы закончили, есть, мама приказала мне идти за ней, чтобы освежить макияж. Когда мы подошли к женскому туалету я, наконец, взбунтовался и сказал ей, что мой поход в женский туалет это реальная возможность нарваться на неприятности, которых ни один из нас не хочет. Она на мгновение задумалась, улыбнулась и согласилась.

-Возможно, ты еще не готов к этому шагу.

Когда мы вернулись к нашему столику, для меня не было проблемы найти свой стакан. Моя коктельная соломинка была с отпечатком розовой помады, у мамы цвет помады был темнее.

-Видишь, как по цвету помады можно легко найти свой стакан.- С энтузиазмом обратилась ко мне мама.

- Ну конечно, мам. - Пробормотала я в замешательстве.

Только что, выиграв стратегическую битву за посещение дамской комнаты, я согласился с доводами о преимуществе применения губной помады.

Разумеется, я мог поспорить, но вместо этого сидя за столом, я освежил помаду и подкрасил тушью ресницы. Я чувствовал себя так нелепо, когда промокал губы салфеткой. Ярко-розовый отпечаток на салфетке был немым укором для меня.

Все это время Дэйв делал вид, что не обращает на меня никакого внимания, но я видел, что он был доволен, наблюдая за моими страданиями.

Мы закончили ужин, а затем направились на рынок, чтобы сделать покупки. Все время, что мы были в супермаркете, я не поднимал глаз от земли, боясь, что меня увидит кто-нибудь из моих друзей.

Мне повезло, мне удалось пережить этот вечер с наименьшим уроном для моей репутации.

Единственным человеком, который меня узнал, была продавщица в аптеке, которая оказалась дочерью подруги моей матери.

- Привет, Рита, - поздоровалась мама. - Как учеба в колледже?-

- Привет, Миссис Паркер. О, колледж- это прекрасно. Еще два года, и я стану медсестрой, как вы с мамой. Это тяжелая работа, но мне она очень нравится.-

Она с любопытством посмотрела на меня, когда я попытался раствориться в толпе, но это оказалось невозможным.

- Привет, Грег. О боже, ты действительно выглядишь по-другому. Ты играешь в пьесе или что-то в этом роде?-

Я посмотрел на маму, которая была занята выписыванием чека за покупки. Последовало долгое молчание. Я сделала глубокий вдох.

- Э-э, нет. Мы просто ... … Я ... - я не мог придумать, что сказать, мне было так неловко.

-Это что-то вроде игры.-

Мама ничего не сказала, но я видел, как она улыбается, делая запись в своей чековой книжке. Очевидно, мои страдания доставляли ей удовольствие.

Рита улыбнулась.

- Игра, да? Что это за игра?-

-Игра в переодевание.- Вставил Дейв. Его хихиканье вызвало несколько улыбок у прохожих.

-Он все время так делает. Видишь его сумочку?-

Я бросил на младшего брата неприязненный взгляд, но тут, же увидел, что мама тоже смотрит на меня.

Девочка-подросток посмотрела на меня с любопытством.

- Игра в переодевание, да? Ну, как бы там ни было ... ты действительно выглядишь очень мило. Если бы ты не был со своей мамой, я бы наверняка подумала, что ты девочка. Особенно с такими губами. И еще симпатичный хвостик. Знаешь, тебе следует быть осторожнее. Если кто-нибудь из парней увидит тебя, то наверняка пригласит на свидание!- Она рассмеялась и кокетливо подмигнула мне.

Дейв хихикнул.

-Это было бы очень смешно.- Сказал он.

Мама искоса взглянула на меня и улыбнулась. Все прекрасно проводили время за мой счет. Я покраснел, и снова попыталась слиться с фоном.

Дорога домой была долгой и утомительной. Тысячи мыслей пронеслись в моей голове. Рита не знала никого из моих друзей, но это не облегчало ситуацию. Я знал Риту с тех пор, как она нянчилась со мной, когда я был маленьким, и я даже тогда влюбился в нее.

Сегодня я выгляжу так ... слащаво ... и то, что она увидела меня в таком виде, я почувствовал себя просто ужасно.

Интересно, как скоро она расскажет своей маме, или, может быть, одной из своих подружек, что видела меня с нанесенным макияжем, с хвостиком в волосах и с дамской сумочкой в руках. Если эти слухи дойдут до моих друзей, я буду обедать в одиночестве всю оставшуюся жизнь.

У моей матери, конечно, был совершенно другой взгляд на события этого вечера.

-Это было очень весело, тебе не кажется? - Размышляла мама, медленно припарковывая фургон на подъездной дорожке.

- Возможно, завтра мы с тобой сможем сделать более необычные покупки.-

-Какие? - Робко спросил я.

-Ну, насколько я поняла, твое нежелание посетить дамскую комнату, сегодня вечером было основано на страхе, что кто-то узнает, что ты не настоящая девочка. Это имеет смысл, но я уверена, что с несколькими простыми дополнениями к твоему гардеробу ты будешь выглядеть достаточно убедительно, чтобы преодолеть свою стеснительность. Ты же слышал Риту. Она думает, что ты очень хорошенькая. Достаточно хорошенькая, чтобы сойти за настоящую девушку.-

Мой желудок, кажется, завязался узлом.

- Несколько дополнений? - Спросил я.

Мама лукаво улыбнулась.

-О, Конечно. Небольшая поездка матери и дочери в Сирс, пробежка по подростковому отделу, ничего особенного. Потом мы могли бы сходить в кино. Я давно хотела посмотреть "Ромео и Джульетту". Было бы здорово, если бы мы, хоть раз сделали что-то вместе. Разве это не звучит забавно? День матери и дочери?-

Мое дыхание стало затрудненным, когда я понял, что она говорит. Я глубоко вздохнул, а затем начал оправдываться.

- Пожалуйста, мама, я не хочу покупать девичью одежду.

Я усвоил урок, я все понял. Пожалуйста, не заставляй меня надевать что-нибудь еще...-

Я снова принялся умолять ее, но спор, казалось, только укрепил ее решимость. В то время я этого не понимал, но вероятно моя мольба

только подчеркивала мою уязвимость к этой форме

наказания. Если бы я вместо этого просто сказал ей "О'Кей" или "Ты права, мам, это действительно звучит весело", возможно, все обернулось бы по-другому.

- Ерунда, - ответила она.

-Я согласилась с тобой за ужином. Я согласилась, что было опрометчиво вести тебя в дамскую комнату. Но если ты действительно будешь выглядеть, как девушка многие проблемы перестанут существовать.

Вот увидишь, я права. Завтра у нас будет прекрасный День матери и дочери. Теперь я не хочу слышать, что ты не хочешь этого. Ты же знаешь, какой упрямой я становлюсь, когда знаю, что права.-

Брат вошел в дом, а я, молча, гадал, что же она задумала. Стоит ли расспросить ее о том, что она собирается мне купить? Нет, подумал я. Лучше подождать до завтра.

Остаток вечера прошел спокойно, перед сном она мне разрешила смыть помаду и тушь. Я долго не мог заснуть, воображение мучило меня, рисуя возможные события завтрашнего дня: придется ли мне примерять вещи в магазине? Скорее всего, да. Мама знала, что я ненавижу ходить по магазинам и примерять одежду. Будем ли мы покупать нижнее белье? Меня пробрал озноб, когда я вспомнил, что моя "классная" спрашивала меня о трусиках. Могла ли моя мама думать, что мне нужно купить женские трусики? Если это так, она захочет надеть на меня платье или юбку вместо брюк? Я, конечно, надеялся, что нет, хотя после ужина она настаивала, чтобы я носил этот дурацкий фартук, когда мыл посуду. Она не заставит меня носить чулки, правда? Как насчет обуви? Если она заставит меня надеть чулки, разрешит ли она мне надеть теннисные туфли? Я всё думал, думал, пока я не погрузился в сон.


Глава 5-День Матери и Дочери!


На следующее утро я проснулся от шума текущей воды в ванной рядом с моей комнатой. Вода перестала течь, мама подошла к моей кровати, мягко встряхнула меня и сказала, что пора вставать и мыться.

- Я поставила бутылку шампуня и бутылку кондиционера. Используй их! - предупредила меня мама.

Я протер сонные глаза и медленно направился в ванную. От ванны, наполненной почти на три четверти, поднимался пар. Я не принимал ванну с пеной с тех пор, как мне исполнилось пять или шесть лет. Моя грязная одежда отправилась в корзину, а я осторожно ступил в горячую воду, медленно погружаясь в нее, пока над пеной осталась видна только моя голова. В ванне стоял приятный сладкий запах, я понял, что в нее добавили ароматическое масло.

Я притворился, что все в порядке.

Когда я вышел, моя кожа была гладкой и благоухала от мыла и масла.

Мои волосы пахли цветами. Чувствовал я себя немного странно.

Я надел свою обычную одежду: футболку, джинсы, потрепанные кроссовки и пошел на кухню готовить завтрак. Мама напомнила мне, что я не только забыл про косметику, но и оставила сумочку в своей комнате. Я тут же вернулся, открыл сумочку и накрасил губы. Нанесение туши заняло немного больше времени, так как с первого раза у меня не получилось подкрасить ресницы. Через пять минут в зеркале я увидел женское личико.

Фу!

-Вот так-то лучше.- Сказала Мама, когда я вернулся. Она одобрительно подмигнула мне и обняла. Конечно, она еще не закончила со мной. Готовя завтрак, я чувствовал, как ее глаза следят за каждым моим движением.

-У тебя есть шортики, ну знаешь, те миленькие белые, которые я тебе подарила, когда ты брал уроки тенниса. Сегодня должно быть жарко. Иди, надень их. -

Я кивнул.

-А белые теннисные туфли, помнишь? Те, которые ты никогда не носишь? В последний раз, когда я их видела, они выглядели совершенно новыми. Надень их тоже.-

Вместо того чтобы спорить, я сделал все, как мне было сказано. Мне не особенно нравились шорты, о которых она говорила, у них не было карманов. Точно так же мне не нравились туфли, которые она хотела, чтобы я надел. Я надевал их всего несколько раз, пока не бросил уроки тенниса.

Когда я вернулся, меня ждал еще одним осмотр, который я почти прошел.

- Сними эти отвратительные носки. Ты прекрасно будешь выглядеть и без них. - Настаивала мама.

Мы съели по миске хлопьев, и выпили по стакану апельсинового сока. Опять на крае стакана это проклятое пятно от помады. Мама велела мне замочить в раковине тарелки и стаканы, чтобы потом вымыть их вечером. Я уже собрался включить телевизор и плюхнуться на диван, когда мама протянула мне знакомую перламутрово-розовую бутылочку.

- Послушай, солнышко, раз уж у нас сегодня такой день, почему бы тебе не заняться своими ногтями. - Предложила она.

- До открытия магазинов еще далеко, так, что не торопитесь.-

-Но, Мама ... -

-Ни слова больше, если только ты не хочешь неприятностей.-

На мгновение выражение ее лица стало жестким, но потом смягчилось. - Я хочу, чтобы ты сегодня хорошо выглядела.-

У меня схватило живот, когда я посмотрел на бутылочку с лаком. День обещал быть долгим.

Я немного потерял сноровку, так как не красил ногти уже несколько месяцев. Забавно, несмотря на то, я потратил целую вечность, я накрасил только один ноготь. Я действительно почувствовал некую гордости, когда показал накрашенные ногти маме. Она кивнула и сказала: - Хорошая работа. Тебе следует чаще красить ноготочки. С лаком твои руки выглядят очень красиво.-

Мне хотелось пойти в ванную умыться и стереть лак с ногтей, а я сидел и ждал когда высохнет лак. Я почувствовала, как шевельнулось у меня между ног, и ощутил себя униженным, когда понял, что начинаю возбуждаться. Это же ненормально! Надеюсь, что мама не заметит бугорок в моих шортах.

В 9.30 утра, мама позвала меня в ванную и снова собрала мои волосы в конский хвост. На этот раз в дополнение к резинке она использовала пару заколок для волос. Распушив мою челку, она слегка подкрасила румянами мне щеки, а затем заставила меня, вновь нанести помаду и тушь. Вид моих накрашенных ногтей, мелькающих перед глазами, когда я красился, меня раздражал.

Когда я закончил, мое лицо было таким же красным, как помада моей мамы.

-Ты выглядишь очень мило. - Сказала она. Её тон успокоил меня, и я почувствовал себя лучше.

Тем временем мама вытащила рулетку и измерила мою грудь и талию.

- Замеры помогут выбрать нужный размер одежды.- Объяснила она.

Глядя на свое отражение в зеркале, я хотел кричать, что ни за что на свете в таком виде не выйду из дома!

Но я молчал.

-Готов пойти немного повеселиться?- - ласково спросила она.

Я пожал плечами.

- Ну, девочка, бери свою сумочку и пошли!-

Дейва мы оставили дома смотреть мультики. Я и так чувствовала себя скверно, но, увидев, как он ухмыляется, когда я прохожу через гостиную в своем девичьем наряде, почувствовала себя еще хуже.

-Красивые ножки. - Сказал он, глупо хихикая.

Я бросил на него неприязненный взгляд, но в свою очередь получил такой, же от мамы.

-Это несправедливо! - Подумал я, неторопливо направляясь вслед за мамой к машине. Если кто-то из моих друзей увидит меня, я этого не переживу. Я подумывал о том, чтобы сбежать из дома, но мне некуда было бежать, особенно с накрашенным лицом и ногтями.

Добравшись до Сирса, мы сразу направились в отдел для подростков. Я всегда чувствовал себя неловко, следуя за мамой в женские отделы, когда она делала покупки для себя.

А теперь в женском отделе что-то будут покупать для меня.

Мне хотелось провалиться сквозь землю или умереть.

Было утро и покупателей кроме нас с мамой в магазине не было.

Никто не видел моего унижения кроме продавщицы, женщины примерно того же возраста, что и моя мать.

Мама подошла к ней и спросила, где можно посмотреть бюстгальтер для "дочки".

Нас провели в заднюю часть отдела, через тридцать шагов я стоял перед стеллажами с коробками, в которых лежали бюстгальтеры разных размеров, моделей и расцветок.

Вот мы и пришли. - Сказала продавщица.

-Я хотела бы купить бюстгальтер с мягкими чашечками. - Пояснила мама.

Лицо мамы просияло, когда продавщица достала коробку, на которой была изображена молодая девушка в довольно причудливом белом лифчике. Она вытащила его из коробки и передала.

- Эта модель очень популярна среди девушек твоего возраста.- Сказала продавщица, лукаво подмигнув мне.

Я подумал, она догадалась, что я мальчик, но возможно она действительно думала, что я девочка. Я не знал, что меня больше волнует то, что она знает правду, или то, что она приняла меня за девочку!

Мама, конечно, просто сияла.

- Послушай, милая.- Весело сказала она мне.

- Видишь, в этом лифчике в чашечки вшиты прокладки придающие объём. Это именно то, что я искала. А теперь давай найдем что-нибудь, что поможет подойти к этому лифчику.-

Разглядывая витрины, мы подошли к стеллажам с футболками и с блузками. Мама перебирала вешалки, ища нужный размер, который, по ее мнению, подошел бы мне. Она выбирала блузки и каждую из них прикладывала ко мне.

Наконец она выбрала то, что ей понравилось, и мы направились к прилавку.

-Я возьму вот это и где мы можем переодеться?- спросила она продавщицу, глядя на меня. Мама отложила пару носков, блузку и коробку с бюстгальтером.

- Вы можете воспользоваться гардеробной. Вот ключ, пожалуйста, не забудьте вернуть ключ перед уходом.- Ответила продавщица.

- Итого с вас 42 доллара 53 пенса.-

Забавно, что я помню точную сумму, но я её помню. Для того времени это была приличная сумма, и тот факт, что мама купила мне столько вещей меня настораживал.

Мне пришло в голову, что возможно, мне придется изображать

девушку не только в эти выходные.

Мы подошли к гардеробной, отперли массивную дверь. Вошли в комнату, с зеркалом на задней стороне двери, с вешалкой и диванчиком, приютившимся в дальнем углу. Мама поставила сумку, достала одну из коробок с бюстгальтером, открыла ее и протянула мне. А сама принялась снимать бирки и этикетки.

Я посмотрел на коробку, и прочитал надпись "твой первый бюстгальтер" и что он "снабжен вставками для придания объёма".

Мама закончила с бирками, и велела мне снять футболку. Когда я стоял обнаженный по пояс, она попросила меня вытянуть руки, а сама накинула бретельки лифчика мне на плечи, застегнула обе застежки и начала регулировать длину бретелек.

- Мама ... Нет, пожалуйста!-

- Помолчи! Тебе не на что жаловаться. Ты бы предпочел, чтобы я отвезла тебя домой и выпорола?-

В тот момент порка казалась не такой уж плохой идеей. Я начал было говорить что-то, но ее взгляд заставил меня замолчать.-

Когда она поправляла на мне лифчик, я испытал чувство дежавю. В детстве до того времени как я пошел в детский сад, я носил детское удерживающее устройство сшитое из трех кожаных ремешков. Оно было подогнано по мне так же, как и бюстгальтер. Самый толстый ремень обхватил мою грудь, два других ремешка были пришиты к основному ремню.

Я помню, как мама надевала на меня это устройство перед тем, как мы отправлялись на прогулку или в магазин.

Она выравнивала ремни и застегивала ремень безопасности у меня на спине.

Когда мы добирались до магазина, она доставала поводок, и я слышал, как щелкает металлическая защелка, прикрепляясь к D-образной петле за моей спиной.

Таким образом, я мог отойти от мамы всего на несколько шагов.

Я был возвращен в настоящее время. Мама закончила подгонку моего бюстгальтера, попросила меня повернуться и посмотреть на себя в зеркало. Вот он я, тринадцатилетний мальчик, в своем первом лифчике, с макияжем на лице и с волосами, собранными в конский хвост. А эти дурацкие теннисные шорты казалось, удлинили мои ноги.

-Ноги от ушей.- Вздохнул я про себя.

Дрожа от внезапно нахлынувшего озноба, я вынужден был признать, что начинаю больше походить на девочку, чем на мальчишку, маскирующегося под нее. Я с ужасом заметил, что было что-то успокаивающее в тесноте эластичных ремешков, которые удерживали чашечки лифчика на моей груди. По иронии судьбы, грудь у меня была немного пухленькой, лифчик сжимал ее, и казалось, будто у меня была ... ну, вы знаете ... пара девичьих сисек!

Мама выбрала крошечную розовую блузку-пуловер из мягкого и тонкого материала. Воротник и подол блузки украшала узкая кружевная кайма, а спереди было вышито изображение котенка, играющего с клубком.

- Котенок?- Я заскулил.

- Мам ... это выглядит так глупо!-

-Это выглядит очень мило. А теперь надень это. - Сказала мама, протягивая мне носки. Они были розовыми и конечно, идеально подходили к моей новой блузке.

Через пару минут я смотрел на себя в зеркало, ужасаясь тому, что видел.

Материал моей новой блузки был прозрачным и так плотно облегал мое тело, что контуры моего бюстгальтера были отчетливо видны.

В белых шортах, в розовой блузке, в лифчике, с макияжем и с волосами собранными конский хвост я выглядел как юная девушка в начале перехода из детства в юность.

- Эта блузка слишком мала.- Кротко пожаловалась я, теребя её подол. Я не хотел выставлять напоказ свой живот. И что еще хуже, я снова почувствовала это дурацкое покалывание между ног. У меня опять была эрекция!

-Под этой кофтой все видно. - Пожаловался я.

-О, именно так все и должно выглядеть.- Настаивала мама.

- Нам, девушкам, нравится демонстрировать свою фигуру, верно? Этот топик так тебе идет, а эти шорты просто идеально подчеркивают красоту твоих ножек. Как несправедливо, что такие милые ножки достались мальчишке. Может быть, мне стоит купить тебе юбку. Как ты думаешь?-

Я смотрел на себя и жалел, что не умер.

-Можешь делать все, что захочешь.- Тихо ответил я. В этот момент я понял, что спорить бесполезно, и я смирился.

Судьба была добра ко мне в тот день. Мама оглядела меня, взглянула на часы и улыбнулась.

-Ну, может быть, в другой раз. Нам пора идти, если мы хотим успеть на утренний сеанс и немного сэкономить.-

Взяв сумку с новой одеждой, я невольно подумал.

-Сэкономить? Она потратила больше 40 долларов на одежду, которую я никогда не смогу носить, и беспокоится о том, чтобы сэкономить несколько пенсов на билетах в кино.-

На выходе из магазина мы шли мимо витрины с ювелирными изделиями, и мама задержалась у витрины. Я продолжал идти, надеясь, побыстрее выбраться из магазина. Меня словно дернули назад невидимым поводком, когда она крикнула.

-Памела, подойди сюда на минутку. Я хочу посмотреть, как это ожерелье сочетается с твоим нарядом.-

Памела. Я сразу понял, к кому она обращается. Она часто рассказывала мне, что хотела, чтобы первый ее ребенок был девочкой, она даже выбрала имя "Памела". Оказалось, что "Памела родилась с огурцом", как выражалась мама. Может быть, это ее способ отомстить мне за то, что я родился мальчиком?

Непроизвольно взмахнув сумочкой, я покорно повернулся и пошел обратно к ней. Мама смотрела на золотую цепочку с сердечками. Она спросила, что мне больше нравится. Я пожал плечами.

- Все выглядит красиво. Выбирай сама - сказал я с оттенком сарказма в голосе. Я оглянулся через плечо, и взмолилась, чтобы мама не заметила моей интонации.

Мама с минуту смотрела на меня. Я подумал, что она снова собирается дать мне пощечину, но она улыбнулась.

-Хорошо, тогда, Мисс привереда, я выберу для вас это.-

Это была тонкая золотая цепочка с подвеской в форме феи.

- Фея, кажется, идеально подходит для вас.- Съязвила мамочка. Ответный сарказм не ускользнул от меня. Слово "фея" было одним из оскорблений, которое я услышал накануне в школе.

И это слово было одно из любимых слов моей мамы.

Заплатив за украшение, мама сказала продавщице, чтобы она не упаковывала его, так как я надену его прямо сейчас. Она попросила меня повернуться и поднять конский хвост. Затем надела цепочку мне на шею и застегнула застежку.

Фигурка золотой феи уютно расположилась между холмиками на моей груди.

- Эта цепочка прекрасно сочетается с твоим новым обликом, милая.- Сказала мама с явной гордостью. Клерк согласно кивнула, отчего я почувствовал себя еще глупее. Пройдя вдоль прилавка, мама принялась рассматривать серьги.

-Как на счет пары сережек?

- Я уверена, что мы сможем найти подходящие для твоей маленькой феи.- Подразнила она меня.

-Это серьги с пирсингом. - возразил я.

- Ну и что? Рано или поздно ты опять провинишься, и тогда я попрошу тебя проколоть уши. Почему бы просто не пойти и не сделать это сегодня, пока я в хорошем настроении? Кто знает, может быть, в следующий раз я буду настаивать на ношении больших массивных сережек вместо этих милых маленьких.-

Все же я отказался, мама пожала плечами.

-Я терпеливая. Время на моей стороне.- Заключила она, когда мы вышли из магазина и пошли к машине.


Глава 6- Девушки болтают


Когда мы ехали в кинотеатр, мама рассказала мне, что "Ромео и Джульетта" - одна из величайших романтических историй в мире, и что я должен прочитать её, чтобы оценить тонкости не отраженные в фильме. Она все говорила и говорила, но меня волновали совсем другие вещи.

Ближайшая парковка, которую мы смогли найти, находилась более чем в трех кварталах от кинотеатра, а это означало, что до кинотеатра мы должны идти по улице пешком.

Я выглядел как девочка, а мои манеры, походка, жесты утверждали, что я мальчик.

Моя мать, конечно, заметила это несоответствие, и пока мы шли, критиковала каждое мое движение, осанку и походку. Это была долгая прогулка, и она отчитывала меня на каждом шагу. Я помню, как она особенно критиковала мою походку, советуя мне укоротить шаг. -Не скачи, как глупый мальчишка. Ты бы ходила совсем по-другому, если бы я купила тебе обтягивающую юбку и туфли на каблуках.-

Я посмотрел на нее и понял, что она вовсе не шутит.

- И перестань смотреть в землю. Отведи плечи назад и подними подбородок. Только отбросы общества ходят так сутулясь.- Критиковала она меня.

Самое смешное в этой ситуации было то, что как только я сдался и начал делать маленькие семенящие шаги и делать все возможное, чтобы ходить и выглядеть как девочка, она стала относиться ко мне совсем по-другому. Настроение мамы улучшилось, когда она смеялась, то касалась моей руки.

Разговаривала со мной, так как будто она никогда и не думала повышать на меня голос. Казалось что мы лучшие подруги!

Я боялся признаваться даже самому себе, но мне нравилось такое общение. Я понимал всё это как-то неправильно и так не должно быть! Но в, то, же время мне было приятно.

Я чувствовал себя параноиком, мне казалось, что все смотрят на меня и все знают, что я извращенец нарядившийся девочкой.

От волнения я начал потеть, да и солнце начало припекать.

Интересно, а девушки так же потеют? В кои-то веки мне повезло, что у меня еще не начали расти волосы под мышками, иначе от влаги они стали бы просвечивать через материал блузки.

Наконец мы добрались до кинотеатра, мама купила два билета. Когда мы проходили мимо швейцара, он улыбнулся нам.

Пойти на утренний сеанс желающих было не много, и кинозал был заполнен меньше чем наполовину.

Мы сели на свои места и болтали, пока не погас свет.

-Возможно, ты этого не знала, но в те дни, когда Шекспир писал свои пьесы, все женские роли исполняли мужчины. - Пояснила мне мама.

- Итак, исполнять роль Джульетты в те времена мог юноша примерно твоего возраста. Он должен был выглядеть как девушка. Похоже, что мужчины в те времена были так озабочены тем, чтобы держать женщин под своей властью, что не позволяли им работать вне дома.-

Что-то в ее голосе заставило меня вздрогнуть, и я изо всех сил старался не показывать своего страха.

- Только представь себе, как интересно было бы быть матерью мальчика, играющего Джульетту.

Она учила его, вести себя, как подобает юной девушке. Она знакомила его с теми унижениями, которые приходилось терпеть тогда женщинам.-

Улыбка появилась на лице моей мамочки, когда она продолжила рассказ о том, как надевали корсет на неизвестного мне мальчика.

-Я представляю, как он стоит с поднятыми руками, а его мать при каждом его выдохе затягивает и затягивает шнурки корсета. О, как бы мне хотелось увидеть растерянное выражение его лица, когда он опустил руки и обнаружил, что не может отдышаться.

Конечно, ему надо напомнить, что юным леди его возраста приходилось каждый день терпеть такие муки, чтобы выглядеть презентабельно. Тебе повезло, что мы не живем в те времена.-

Я затаил дыхание.

- Действительно повезло, мам. - Хрипло сказал я.

- Памела, дорогая поправь бретельку лифчика. И освежи свою помаду ... или ты хочешь, чтобы я сделала это сама.-

Я подкрасил губы, при этом сильно покраснел. Мама улыбнулась и продолжила свою лекцию.

-Женщинам не позволяли играть в театре потому, что мужчины и тогда были свиньями. Мужчины не могли позволить женщинам проявлять самостоятельность, им нравилось зависимое положение женщин...

В основном мужчины используют женщин, а затем выбрасывают их, когда они им надоедают. С тех пор не так уж много изменилось!-

Когда свет потускнел, наш разговор закончился. И я понял, как сильно страдала моя мама, когда отец с ней развелся. Казалось, что даже спустя пять долгих лет она несет в себе горечь разочарования.

- Это очень плохо для меня - Печально подумал я.

Мы смотрели фильм.

Мама рассказывала о костюмах той эпохи и о том, что фильм почти полностью снимался в Италии и что он получил Оскара.

Рассматривая актрису игравшую Джульетту, я задавался вопросом, похож ли я хоть немного на нее. На Ромео я определенно не был похож.

Когда фильм закончился, и мы уже собирались уходить, мама спросила, не нужно ли мне сходить в туалет, прежде чем мы отправимся домой.

Не особо задумываясь, я сказал "Да", прежде чем понял, что она имеет в виду женский туалет.

- Ладно, только не забудь присесть, чтобы облегчиться - Напутствовала меня мамочка.

- Когда закончишь, возьми туалетную бумагу и промокни пипиську.

А потом мы вместе подкрасим губки, и уйдем, как будто ничего и не случилось.-

-А что, если ... - Пытался я возразить.

-Никаких "если" не будет! Помни, если ты действуешь правильно, ты будешь выглядеть правильно, и никто не заметит или не обратит внимания.

Если ты будешь вести себя как мальчишка в одежде девочки, в тебе и будут видеть мальчика в девичьей одежде. Ты этого хочешь?- Выражение ее лица испугало меня, и в знак отрицания я покачал головой.

-Мне кажется, что этот цвет помады слишком темный для девушки твоего возраста. По дороге домой давай купим тебе светло-розовую помаду.- С этими словами мы направились в вестибюль.

К счастью, дамская комната была пуста, я в точности выполнил мамины указания. Мне пришлось попросить салфетку, чтобы промокнуть губы.

Мама достала одну из своей сумочки и протянула мне.

-Еще один предмет, который ты должна брать с собой.- Посоветовала она мне.

- Когда вернемся домой, не забудь положить салфетки к себе в сумочку.

Обратный путь к машине прошел без происшествий.

Мы остановились у магазина с косметикой, мама попросила меня купить помаду другого цвета, взамен имеющейся темно-розовой.

Она настояла, чтобы я покрасил губы прямо у прилавка, и убедился, что цвет действительно мне подходит. Я направился к кассе, а мама пошла, осматривать витрины.

- Вот, попробуй это. - Сказала мама и брызгая духами мне на запястье.

Как будто холодный электрический разряд пронзил меня, когда я понял, что происходит. В ноздри мне ударил запах каких-то экзотических ароматов.

- Мама, нет ... -

- Помолчи. Давай попробуем что-то новенькое. Ты же не хочешь вонять, как какой-нибудь бомж?-

Конечно, я не стал спорить.

Неизвестно, что могло бы случиться со мной, если бы я затеял спор. Вместо этого я вдыхал аромат, и спокойно ждал, пока мама прыскала на мою вторую руку ещё какими-то духами. Она уже собиралась взять третий флакон духов, когда я согласился на первый аромат. Широко улыбаясь, она сказала. - Хороший выбор!- и дала мне деньги, для оплаты моих покупок. Теперь в моей маленькой сумочке лежали два тюбика губной помады, тушь для ресниц и флакон духов.

Когда мы добрались до дома, время шло к обеду, и мы проголодались. К моему огорчению, мне опять пришлось надеть фартук, а затем и готовить.

Под руководством мамы я открыл банку рыбных консервов, приготовил салат из тунца с майонезом, с сельдереем и с солеными огурцами. Потом она попросила меня сделать лимонад. Примерно через полчаса наша семья прекрасно пообедала бутербродами и салатом. Это был мой первый урок кулинарии.

После обеда мама отнесла покупки в мою комнату и попросила меня освободить ящик комода для них.

-Я хочу, чтобы эти вещи ты хранил аккуратно сложенными.

Я решила ввести некоторые новые правила для тебя, и они начнут действовать прямо сейчас.

Начнем с того, что твоя одежда всегда должна быть аккуратно сложена и лежать на своем месте. Вопросы есть?-

Вопросов у меня не было.

Почему то я твердо знал, что в будущем мне придется надевать свои лифчики и топики для девочек неоднократно.

Пока не стемнело, мама вывела меня во двор и заставила позировать для фотографий. В отличие от прошлых фотографий, где я просто стоял и смотрел в камеру, она заставила меня сесть на край маленького фонтана в центре нашего сада и стоять рядом с розовым кустом. Для каждого снимка я был вынужден принимать непривычные для меня позы. Мама уверяла, что так на фото я буду выглядеть более привлекательно.

-И не забывай улыбаться. - Постоянно напоминала она.

-Покажи мне, что ты счастлива.-

Желудок у меня сжался, но я сделал, как мне было сказано, иначе я рисковал получить дополнительные неприятности.

Остаток дня мама заставляла меня еще три или четыре раза освежать помаду и тушь.

Мне пришлось согласиться с тем, что светло-розовый цвет губной помады мне подходит лучше, чем ярко-красный цвет, которым я красил губы, отправляясь накануне в школу.

Перед сном, когда я начал раздеваться, я понял, что мне понадобится помощь, чтобы расстегнуть застежку лифчика. Я позвал маму и попросил о помощи.

Она объяснила мне, как нужно взяться за застежку, чтобы легко её расстегнуть. Лифчик и рубашку она велела мне положить в корзину для грязного белья и сказала, что завтра я надену новый комплект.

Ночью меня мучили кошмары

в которых я был одет как девочка, а мои одноклассники "выгуливали" меня на поводке. Потом меня подвешивали к потолку, и моя мать крутила огромное колесо, затягивая шнурки моего средневекового корсета. Я ворочался с боку на бок и просыпался в холодном поту.


Глава 7 -Мамин помошник


К счастью, на следующее утро мама разрешила мне подольше поспать. Когда я, наконец, проснулся, то пошел в ванную чистить зубы и умываться. Я раздумывал, собрать мне волосы в хвост или оставить их распущенными. Я решил не проявлять особого рвения: только накрасил губ, а одежду надел свою обычную и спустился в столовую к завтраку.

Последовал короткий приказ.

-Вернись в свою комнату и оденься правильно!-

Я достал один из новых лифчиков надел его. Взялся за застежку, как показывала мама прошлой ночью, и попытался застегнуть её на спине, но безуспешно. В конце концов, мне пришлось скинуть бретельки с плеч, развернуть лифчик, чтоб застежка оказалась спереди, застегнуть застежку, а затем вернуть его в исходное положение.

Мама вошла как раз в тот момент, когда я заканчивал этот маневр, и сказала, что сегодня я потрачу некоторое время, чтобы попрактиковаться в правильном надевании бюстгальтера. Она помогла мне отрегулировать длину бретелек.

Я надел бледно-голубой топ, сшитый из такой же ткани, что и блузка, в которой я ходил в кино.

Вместо котенка на груди у этого топа была вышита бабочка. Белые шорты я заменил на джинсы. Надел теннисные туфли и голубые носки.

- И тушь тоже не забудь. - Напомнила мама.

Надеюсь, ты не возражаешь или ты снова хочешь пройти в школу с помадой на губах?- Спросила она с усмешкой.

После того как я оделся должным образом я пошел в комнату мамы для окончательного утверждения моего наряда. Мама заставила меня несколько раз обернуться, что-то промурлыкала и задумалась, а потом велела мне сесть к ее туалетному столику. Она решила изменить мне прическу.

На этот раз, она не стала собрать мои волосы в конский хвост.

Я с ужасом наблюдала, как она, расчесывая мои волосы, собрала их в два маленьких хвостика и скрепила их парой белых резинок украшенных бисером.

-Вот так будет мило.- Сказала она,

распушив мою челку.

Я поморщился, когда она стала ножницами выравнивать концы моих хвостиков.

- Эти маленькие "собачьи ушки" делают тебя похожей на озорную девчонку. Сейчас ты совсем не похож на противного мальчишку.-

Конечно, именно это, я и хотел услышать и мечтал об этом всю жизнь. Подумал с иронией я.

После завтрака я остался дома.

Я решил, что только под дулом автомата я выйти на улицу в таком виде.

Мой ухмыляющийся брат ушел играть со своими друзьями, а я остался размышлять, как убить время. Я прошел в гостиную и включил телевизор.

Мама услышала звук телевизора, вошла в гостиную и выключила его, сказав:

-Никакого телевизора, юная леди. А теперь пойдем, посмотрим, чем ты можешь мне помочь.-

Она вручила мне пылесос и приказала пропылесосить ковры в спальнях, прихожей, столовой и гостиной.

Когда я пылесосил и передвигал какие-то вещи в гостиной, мама остановила меня. Внимательно посмотрела на меня, улыбнулась и кивнула так, что я начал нервничать.

- Милая, повернись на минутку.-

Я сделал, как мне было сказано, при этом, почему то почувствовал себя голым. Мама кивнула и улыбнулась.

-У меня есть идея. Пойдем со мной, я хочу кое-что предложить.-

Мы пошли в ее спальню, я терпеливо ждал, пока она рылась в шкафу.

- Вот они. - Сказала она и вытащила несколько пар брюк.

-Я выросла из них.

После рождения твоего брата, брюки мне стали малы - пояснила мама.

-Примерь, если подойдут, ты можете носить их дома. А джинсы и шорты будешь носить в школу.-

Я посмотрел на разложенные передо мной брюки.

Все они были из тонкого блестящего материала, имели разрезы внизу штанин.

Мне показалось странным что брюки

застегивались сзади, или сбоку.

Меня поразило разнообразие расцветок:

были там брюки белого цвета украшенные синим кантом по швам,

ярко-фиолетовые с блестящими пуговицами по бокам штанин,

были брюки ярко-красные с вышитым белым рисунком вдоль штанин. Были и зеленого цвета, которые как я подумал, выглядели бы ужасно даже на моей маме.

Пожав плечами, я выбрал белые. Мама казалась, была довольна.

-Эти брюки называются "Капри".- Объяснила она, когда я снял шорты и надел свое новое приобретение.

- Предполагается, что они должны плотно прилегать и подчеркивать изгибы тела.-

Сначала я подумал, что они коротки для меня, потому что доходили мне только до колен, но мама сказала, что так и должно быть.

У этих брюк оказалась

заниженная талия в результате этого

мой живот оказался более открытым, я чувствовал себя крайне неудобно, казалось, что в любой момент брюки могут соскользнуть и упасть.

Вероятно, когда мама носила эти брюки, её попочка была объёмнее моей.

-Не волнуйся.- Сказала мама, показывая мне, как застегнуть сзади молнию

- Ты ещё растешь, со временем приобретешь необходимые формы.-

Стоя перед зеркалом, я уже не слишком удивился, когда увидел, что похож на девочку.

Мои "собачьи ушки", лифчик, выглядывающий из-под блузки, девичьи штаны, облегающие ноги и зад, только подтверждали это.

Я выглядел как девочки из моего класса.

Не говоря ни слова, я вернулся к работе. На самом деле мне нравилось пылесосить, поэтому я не торопился и стремился сделать работу хорошо. Было какое-то чувство выполненного долга и даже гордости в том, чтобы увидеть, как ковер очищается от мусора. Единственная проблема заключалась в том, что мне все время приходилось одергивать свою одежду: рубашка, задиралась вверх, брюки сползали вниз и обнажали мои трусы.

Покончив с делами, я пошел в свою комнату, чтобы сесть и отдохнуть. Не прошло и пяти минут, когда появилась мама, с ослепительной улыбкой на лице.

- Привет, милая. Ты отлично поработали пылесосом. Как насчет того, чтобы помочь мне со стиркой?-

Вздохнув, я кивнул. Я надеялся, что меня оставят наедине с моими комиксами, но, похоже, об этом не могло быть и речи.

- Моя милая девочка... Да, и перед тем, как спуститься, освежи макияж. Не хочу, что бы ты выглядела неряшливо.-

- Да, мэм. То есть, нет, мэм. -

я покачал головой и полез в сумочку за косметикой.

Мама улыбнулась.

- Я знаю, что тебе трудно за всем этим угнаться. Позволь мне дать тебе совет ты должна проверять свой вид каждый раз, когда проходишь мимо зеркала, хорошо?

Таким образом, ты всегда сможешь вовремя заметить беспорядок в макияже или в прическе и всё быстро исправить.

Ты же не хочешь выглядеть замарашкой, правда?

- Нет, мэм.- ответил я с легкой улыбкой.

Посидев немного в раздумье, я оставил попытки быть "нормальным" и провел несколько минут, приводя в порядок лицо. Хотя я все еще не привык смотреть на свое феминизированное отражение, я

начал понимать, как следует краситься, чтобы подчеркнуть женственность моего лица.

Внизу, в прачечной, мама рассказала мне о моих новых обязанностях.

Показала, как нужно сортировать белье от носков до нижнего белья, как следует всё это стирать.

-Ты уже достаточно взрослая, почему бы тебе не заняться стиркой, когда приходишь из школы?

Стирай один раз в пару дней вот и все. Если ты накопишь

много белья, тебе придется все выходные, стирать одежду. Я уверена, что у тебя есть более важные дела, чем сидеть в прачечной каждую субботу.-

Самой трудной частью стирки была сортировка. Я никогда не думал, сколько хлопот доставляла моей маме обычная стирка.

Я помню, как стоял над грудой грязных шорт с пятновыводителем

и поклялся, что буду аккуратней и буду следить за чистотой своей одежды.

Я испытывал смешанные чувства, когда занимался маминым нижним бельем, ну и своим тоже, раз уж я одеваюсь девочкой.

Мама настояла на том, чтобы все ее лифчики, трусики и прочее нижнее бельё стирались вручную, и это заставило меня по-настоящему нервничать.

Тринадцатилетние мальчишки нижнее женское бельё не стирают.

Я вспотел при одной мысли об этом. И что еще больше меня тревожило, у меня снова началась эта ужасная эрекция. Я почувствовал себя озабоченным извращенцем.

- О нет.- Беспомощно всхлипнул я.

- Нет! Только не это!-

Не считая перерыва на ленч, стирка заняла у меня почти три часа. Мама была довольна, особенно когда увидела, что я вешаю трусики на бельевую веревку на заднем дворе. Я был застигнут врасплох, когда увидел вспышку ее фотоаппарата.

Я тупо стоял, держа в руках женские трусики, пока она делала снимок за снимком. Я должен признать, что моя ситуация была настолько глупой, а улыбка мамы была настолько искренней, что даже мое настроение улучшилось. В конце концов, я не выдержал и захихикал над нелепостью происходящего. В моём положении мне оставалось либо смеяться, либо плакать.

- Очень хорошо, "Памела".

Мы подготовим тебя к браку. Ты будешь для какого-нибудь молодого человека замечательной женой.- Сказала мама смеясь.

-Не пугайся, я пошутила и давай займемся другими делами. Насколько я помню, сегодня тебе нужно было немного потренироваться с бюстгальтером. Сними блузку и расстегни лифчик.

Я хочу посмотреть, как ты будешь снимать бюстгальтер.-

Я не был в восторге от того, что носил лифчик. А раздеваться на кухне для меня было еще менее заманчиво.

-Я должен снимать лифчик именно здесь, на кухне?-

По выражению лица матери, я понял спорить бесполезно.

Я подчинился ее команде, снял рубашку, но замешкался с застежкой лифчика.

Мама показала мне, как расположить пальцы на застежке, чтобы её расстегнуть. Мне пришлось тридцать раз расстегнуть и застегнуть её.

-А теперь сними лифчик, и давай попробуем с самого начала.- Сказала мама. Я был удивлен, когда посмотрел вниз на свою обнаженную грудь. Я увидел следы от лифчика, и мне даже показалось, что моя грудь немного припухла. Я поднял глаза и увидел, улыбающуюся маму.

- О, милая, не волнуйся. То же самое случилось со мной, когда я была в твоем возрасте. Это просто лифчик немного тесноват. Ты к этому привыкнешь. Кажется, как будто у тебя на самом деле появились маленькие девичьи сиськи. Это так мило!-

- Но, Мам ... у мальчиков нет сисек!-

- Небудь так категоричен.- Сказала она с усмешкой.

Краснея и тяжело дыша, я старался не обращать внимания на следы от лифчика и сосредоточиться на снятии и одевании его. Я надел и снял лифчик, по меньшей мере, дюжину раз, прежде чем получил одобрительный кивок мамы. К тому времени мои руки болели от такого количества повторяющихся и непривычных движений. Я пожаловался на усталость в руках.

- Давай сделаем перерыв.- Согласилась мама. Во время отдыха, мы сидели за кухонным столом, и она спросила меня.

- Скажи мне, как ты думаешь, ты уже научилась обращаться с бюстгальтером?-

Я утвердительно кивнул, она улыбнулась.

-Как думаешь, смогла бы ты надеть и снять лифчик с нарощенными полудюймовыми ногтями?

И недожидаясь ответа продолжила.

- Насегодня достаточно. Надень блузку, и остаток дня можешь делать все, что захочешь. Имей в виду переодеваться тебе запрещено.-

-Конечно, - сказал я, чувствуя себя полным идиотом.

-И никакого телевизора!-

Когда пришло время ложиться спать, я смыл макияж, снял блузку и бюстгальтер, причем застежку я расстегнул легко.

Я еще три раза застегнул и расстегнул эту застежку. О, черт возьми, что я делаю? Перед тем, как лечь спать я нашел жидкость для снятия лака и смыл лак с ногтей.

К следующему утру все вернулось на круги своя, по крайней мере, мне так казалось. Я пошел в школу, как обычно, но с некоторым трепетом учитывая события прошлой недели. Несколько моих близких друзей извинились за насмешки надо мной, я, конечно, принял их извинения.

А когда они сказали, что не видели меня в выходные, я почувствовал облегчение. Значит, никто из них не знал о моих приключениях в выходные. Классная руководительница внимательно посмотрел на меня, но ничего мне не сказала.

Тогда я надеялся, что все мои злоключения закончились и пора о них забыть, но на самом деле все только начиналось...


Глава 8-Моя Тайна Раскрыта!


Через несколько недель

начались летние каникулы.

Я закончил восьмой класс и до начала учебного года был свободен.

Мама каждый день ходила на работу, а я выполнял работу по дому, и заботился о том, чтобы Дэйв не попал в неприятности. Мама намекала, что в свободное время я мог бы примерить кое-что из своей женской одежды, но я не соглашался.

После моих отказов она выглядела разочарованной.

Для меня "Памела" была уже древней историей.

А потом случилось это...

Все началось в тот день, когда я вернулся после тусовки с парнями. Мама была на работе, а я так сказать, был заглавного. Мне было строго-настрого приказано не уходить из дома и не оставлять моего младшего брата одного.

Да, я все испортил, но вы же знаете, как это бывает с парнями, я просто хотел посмотреть, что там, на улице делают пацаны.

Кроме того, меня не было всего несколько минут.

Я понял, что попал в беду, когда увидел мамину машину на подъездной дорожке. Мама стояла у входной двери, ее лицо было красным, как пожарная машина.

-И где же ты был все это время? - Крикнула она мне, когда я неторопливо вошел в фойе. Прежде чем я успел сказать хоть слово, я получил пощечину.

И вот я сижу на полу, а из глаз сыплются искры.

-Я же тебе говорила без разрешения не выходить из дома! Ты оставил своего брата одного в доме.

Тебе почти четырнадцать лет, и ты уходишь неизвестно куда, делаешь неизвестно что, оставляя своего младшего брата на произвол судьбы. Я предупреждала тебя, но ты меня не послушал. Это, маленький мистер, дорого вам обойдется!-

- Простите. - Всхлипнул я.

Моя мать только начинала злиться. - Ты пойдешь со мной прямо сейчас. Тебе придется многое мне объяснить!-

С самого детства меня не драли за уши. Но в то утро она схватила меня за ухо и провела меня в мою комнату.

С каждой минутой

мама злилась всё больше.

Дело было в том, что когда она пришла на обед и обнаружила, что меня нет дома, она обыскала мою комнату. В процессе обыска она обнаружила мой тайник с фотографиями, которые я прятал под матрасом. Я знал, что она регулярно меняла простыни, но обычно она просто снимала старые и заправляла свежие, не трогая матрас. Больше года мой тайник оставался ненайденным.

Когда я посмотрел на улики, разложенные на моей аккуратно застеленной кровати, я понял, что вляпался основательно.

-Что это такое, молодой человек? - спросила мама, прекрасно понимая, что это.

Прежде чем продолжить, я должен кое-что объяснить. Если бы у меня был выбор, я купил бы журнал "Плейбой". В нашем городе "Плейбой " и другие подобные журналы считались порнографическими.

Их можно было купить только в винных магазинах и только лицам старше восемнадцати лет. У меня не было взрослых друзей, которые могли бы купить для меня этот журнал.

Так что в качестве альтернативы я присмотрел журнал "семнадцать", который я сам мог свободно купить. Для меня фото девушек в этом журнале были так же желанны, как и в "Плейбое", только в этом журнале они были одеты менее откровенно, чем мне хотелось бы.

Забавно, мне даже нравилось в этом журнале читать некоторые статьи, но я никогда никому в этом не признавался.

Так что, когда мама решила, провести ревизию в моей комнате, она нашла свежий номер "семнадцать" и фотографии из предыдущих номеров.

— Первая моя ошибка заключалась в том, что мой тайник находился в таком очевидном месте,

— Моя вторая ошибка была в том, что я сказал.

- Понятия не имею, что это такое.-

-Ты собираешься стоять здесь и лгать мне, что это не твой журнал и эти фотографии ты видишь в первый раз!-

От этих её слов я побледнел.

-Не смотри на меня невинными глазками. Я ведь не дура, и ты это знаешь. Я знаю все о мальчиках и о том, чем они занимаются. В конце концов, я медсестра.-

Взгляд, который она бросила на меня, был холодным и мрачным. Мне срочно захотелось в туалет.

-Теперь ты смотришь мне в глаза и сомневаешься в моих умственных способностях. Предыдущий опыт тебя ничему не научил ты так и не усвоил, что за враньё следует наказание!

- Пожалуйста, мама ... - взмолился я. - Я просто ... не имел в виду ... -

- Заткнёшься ты, наконец!-

Она злилась все больше и больше, и я по опыту знал, что если она разозлится по-настоящему, моя жизнь превратится в ад.

Она взяла фото, на котором была изображена девочка подросток в трусиках и лифчике.

-Это просто замечательно! Я вырастила тринадцатилетнего извращенца, который не может держать свои руки подольше от своего члена, и не видит разницы между правдой и наглой ложью.

Как ты думаешь, что я должна теперь делать? Неужели тебе не стыдно? Ты мне отвратителен! А теперь залезай в ванну. Когда закончишь, переоденься в свою девчачью одежду, и мы пойдем за покупками.-

Я почувствовал, что если ничего не скажу, она может зайти слишком далеко ...

- Нет, Мама, пожалуйста ... -

В ответ я получил три пощечины.

-Не смей мне перечить! Ты же сам этого хотел, разве не так?

Если тебя интересует, что написано на страницах "Семнадцати", то ты узнаешь об этом из первых рук!

С этими словами она оставила меня в моей комнате наедине с моим уязвленным самолюбием.

Предаваться раздумьям времени не было. Я отправился в ванную комнату, залез в ванну, которая уже была наполнена водой и ароматной пеной. Я лежал в ванной и пытался не думать о том, что будет со мной дальше. Было слышно, как в соседней комнате мама говорила по телефону, она брала отгул на остаток дня по семейным обстоятельствам. Внезапно я отчетливо почувствовал, что моя жизнь, резко меняется.

Минут через десять я, вернулся в свою комнату, открыл специальный ящик и вытащил один из лифчиков и розовый пуловер.

Я без труда застегнул лифчик, хотя не тренировался уже несколько недель. Дрожь пробежала по телу, когда я взглянул на женские разноцветные брюки. Нет только не это, и решил рискнуть надел свои обычные джинсы.

Я прошел на кухню, где меня ждала мама. Когда мама увидела, что я не накрашен, она опять пришла в ярость. Она схватила меня за ухо и потащила обратно в ванную, но вспомнила, что теперь я храню свою косметику в сумочке, отпустила моё ухо и послала меня за косметикой и за украшениями.

Я вернулся и получил новое распоряжение.

-А теперь накрась своё личико, сделай себя красивой!

Я полез в сумочку и достал помаду, светло-розового цвета.

-Памела, используй другой цвет. - Сказала она сердито.

Я взял помаду более темного красного цвета и накрасил губы. Не дожидаясь указаний от мамы, я накрасил ресницы и надел цепочку с фигуркой феи.

Когда я закончил свою работу, мама взяла расческу, собрала мои волосы в два хвостика - стиль "собачьи ушки ", который ей так нравился. Хвостики она закрепила парой розовых резинок.

Мне хотелось лечь и умереть.

-А теперь сними эти уродливые джинсы и надень вот это.- Приказала она.

Я посмотрел на свою кровать, и увидела лимонно-зеленые брюки капри, которые я так ненавидел. Рядом лежали белые теннисные туфли и розовые носки.

- Когда оденешься, садись в машину и жди меня.-

Когда я направился к машине, она крикнула:

-Памела, не маршируй, как солдат. Иди элегантно. Ты же знаешь, у меня есть способы заставить тебя ходить должным образом!-

Поездка шла, молча, пока мама не нарушила тишину.

-Когда ты начал покупать журналы?-

Я решил, что врать бесполезно.

-Год назад. - Ответил я.

Затем она спросила, как часто я мастурбирую. Покраснев, я прошептал, что в среднем раз в день.

На лице моей матери отразились удивление и насмешка.

- Раз в день? Каждый день? Ты, должно быть, шутишь?!-

Она осуждающе покачала головой.

- Что ж, сегодня мы положим этому конец. Где ты это делаешь?

Надеюсь, не в своей комнате на моих простынях.-

Мое лицо горело, пока я пытался придумать ответ. Плохо, что моя самая постыдная тайна раскрыта, но обсуждать её было просто невыносимо.

-Э-э, Нет, мэм. В основном ... в основном ... - я глубоко вздохнул.

- В основном в ванной.-

-В моей ванной?- Она состроила гримасу отвращения.

Я и раньше видела ее в бешенстве, но сейчас все было по-другому. Как будто она действительно испытывала ко мне отвращение, полное и бесповоротное отвращение.

-Эти парни, с которыми ты тусуешься ... ты ни с кем из них этим не занимался? -

Я не мог поверить, что моя собственная мама говорит мне такие вещи.

- Пожалуйста, мама, нет ... все не так. Я ... я ... я просто делаю это иногда, когда остаюсь один.-

Я с трудом сдерживал слезы.

- Я больше не буду это делать, обещаю.-

Никогда в жизни мне не было так стыдно.

-Это ложь.- Сказала мама.

-Как я уже говорила, я знаю, кто такие мальчишки, и какие у них маленькие игрушки. Ты просто не сможешь держать свои руки подальше от своего члена, не так ли? Как ты мог делать такие гадости?-

Мне показалось, что мое сердце вот-вот разорвется, так сильно оно колотилось, от услышанного.

- Есть способы взять ситуацию под контроль. И поверь мне, мы возьмем её под контроль!-

Я не совсем понимал, о чем она говорит ... Но я точно знал, что не хочу это знать!


Глава 9- Поход по магазинам


Мы подъехали к тому же самому магазину "Сирс", в котором делали предыдущие покупки. Припарковались и направились к входу. В голове у меня стучало, когда я вышел из машины и пошел рядом с мамой. Я чувствовала себя так глупо, так явно нелепо, одетый в женские штаны, топ и с накрашенным лицом. Семеня в обтягивающих брючках и кокетливо размахивая сумочкой, я следовал за мамой.

Она, похоже, не замечала моих усилий, но я не хотел скандала и старательно копировал женские движения.

Мы сразу направились в отдел для подростков, и на этот раз ей не нужно было спрашивать дорогу. Сначала мы зашли в отдел нижнего белья, где я с ужасом наблюдала, как мама выбирает четыре упаковки белых трусиков. Рядом с трусами были выставлены пояса. У меня пересохло во рту, когда она выбрала

шесть штук.

Затем она подошла к стойке с бюстгальтерами и взяла четыре бюстгальтера с мягкими чашечками. Затем взяла шесть упаковок с чулками телесного и кофейного цвета.

-Что происходит? - В панике подумал я. Этого хватит на троих девчонок! Она ведь не ждет, что я все лето буду ходить одетый в это барахло?

- Подержи это.- Сказала она, протягивая мне наши покупки.

Она направилась к вешалкам с платьями. Дрожь пробежала по моему телу, и меня стало подташнивать. Я старался не смотреть на то, что она выбирала.

Мама посмотрела на меня и усмехнулась.

-Ты, конечно, знаешь, что тебе это придется примерить? Я не собираюсь тратить деньги на одежду, которая тебе не подходит.-

Когда мы направились к продавщице, я осознал, что мама говорит, будто покупка женской одежды была моей идеей. Отлично, грустно подумал я. Мне вообще эти шмотки не нужны.

Голос мамы отвлек меня от раздумий.

-Моя дочь. - Сказала мама, протягивая мне охапку платьев.

- Хочет примерить их.-

Это была продавщица, не та, что обслуживала нас в первый визит, но она была такой, же милой и услужливой.

-О боже, ну разве ты не счастлива? Ты, должно быть, сделала что-то особенное, если твоя мама готова потратить на тебя столько денег.-

Я не мог понять, радоваться мне или огорчаться тому факту, что продавщица, подумала, что я девушка.

С руками, полными одежды, я последовал за матерью в примерочную.

В примерочной, мама заставила меня снять топ, брюки, нижнее белье и носки.

Я стоял в женском отделе абсолютно голый.

И в этом не было ничего сексуального. По крайней мере, в тот момент. Я был просто напуган.

Стоя в одном дурацком лифчике, прикрывая руками свою пипиську и почти плача, я чувствовал себя самым несчастным человеком на земле. Я понятия не имел, что будет дальше, но был уверен, что ничего хорошего меня не ждет.

Когда я стоял перед ней голый и дрожащий, она сказала, что научит меня быть более ответственным в своих поступках и добавила.

-Я просто не могу поверить, что ты дрочил на фотографии девушек. Это серьезный проступок! Ты хочешь попасть в тюрьму? Ты знаешь, что делают с такими, как ты, в тюрьме, Памела?- Она погрозила мне пальцем.

-Там будут обращаться с тобой точно так же, как ты обращался с бедными девочками в своих грязных фантазиях. Ты этого хочешь?-

Мне было стыдно, я помотал головой.

- Перестань шмыгать носом. Тебе придется заново красить ресницы.-

Улыбка на ее лице была мягче, чем несколько мгновений назад.

Разобрав покупки, мама, наконец, выбрала, что хотела и протянула мне кружевные трусики. Я был не против надеть их, так как, по моему мнению, быть голым хуже, чем в трусиках, хотя бы и в таких. Каково же было мое удивление, когда я надел их и

почувствовал себя еще более голым, чем когда на мне ничего не было. Я посмотрел вниз и увидел, что тонкая ткань трусиков вздымается у меня между ног.

Затем появился женский пояс, который я возненавидел с первого взгляда.

Что за нелепый предмет одежды. Я чувствовал себя так глупо, держа его в руках, и еще глупее, когда начал надеваю его задом наперед.

Развернув его, я решил, что эта штуковина, должно быть, на размер или два меньше, так как я с трудом натянул его на бедра.

- Мам, ты ошиблась с размером. - Пожаловалась я. Он слишком маленький.-

- Размер правильный. Он должен быть тугим. Разве ты не знала об этом, читая свои журналы?- Она бросила на меня насмешливый взгляд.

- Скажи спасибо, что я купила тебе пояс из лайкры, а не из латекса.

Через некоторое время ты привыкнешь к нему.

Какое время? Как долго это будет продолжаться? Удивился я.

Я тянул и тянул, пока, наконец, не водрузил этот проклятый пояс на талию. Я заметил, что у него спереди была блестящая гладкая вставка, которая эффективно скрывала мою мальчишескую выпуклость. Когда я провел по ней ладонью, меня пробрала дрожь, как будто ... ну, как будто там ничего не было! Я имею в виду, член чувствовал прикосновение моих пальцев, но я ничего не чувствовал под пальцами. Я посмотрел на себя и понял, что выгляжу, как девушки из моих журналов. Я посмотрел на маму, она улыбалась, и вид у неё был очень довольный. Она точно знала, что меня беспокоит, и наслаждалась моим сметением.

Затем из пакета появились нейлоновые чулки. Мама велела мне сесть. Затем она показала мне, как следует надевать чулок. Я сгорал от стыда, когда она разгладила чулок по моей ноге и прикрепила к подвязкам пояса.

-Ты видела, как я это делала?- Я, молча, кивнул.

- Хорошо. Теперь твоя очередь.-

Я повторил процесс надевания с другим чулком.

Я не мог унять дрожь, когда разглаживал капроновый чулок, но ноге.

-Тебе придется держать ногти на ногах в лучшей форме, иначе ты можешь порвать чулки. Если это случится, я вычту расходы на покупку из твоих карманных денег. А теперь я хочу, чтобы ты посмотрела на себя. Мама взяла меня за плечи и повернула лицом к зеркалу.

То, что я увидел, заставило меня замереть с открытым ртом. Тринадцатилетний Грег Паркер исчез, и вместо него появилась печальная девушка. Я выглядел почти так же, как девушки-модели в журналах, которые я собирал. Я не мог отвести глаза от своего отражения.

-То, что ты видишь, даст тебе дополнительный повод подрочить?- Спросила мама с сарказмом в голосе.

-Возможно, твои друзья были бы непротив подружиться с такой девушкой? Держу пари, они бы возбудились, увидев в такую девушку, как ты.-

- Мама, пожалуйста ... - По какой-то причине мне стало трудно дышать.

- Видишь, каково это быть девушкой. Памела, наконец, ты поняла, о чем я говорю?

Через это проходят девушки каждый раз, когда красиво одеваются.

Ты теперь понимаешь, каково это знать, что какой-то мальчишка смотрит на тебя с похотливыми мыслишками.

Представь, что бы ты чувствовал, если бы тебе приходилось проходить через это каждый день.-

На лице моей матери было написано торжество.

- Представь себе, каково это знать, что каждый встречный парень раздевает тебя глазами. Не слишком приятно, правда?-

Взглянув на своё отражение, я покачал головой.

- Нет, мэм.-

Я был в смятении, мне было чрезвычайно тревожно, если не сказать больше.

Это было, вероятно, самое чудесное ощущение, которое я когда-либо испытывал, это прохладное прикосновение шелка и нейлона ласкающее кожу. Мой подростковый разум запечатлел это постыдно-сладкое чувство. Глядя на свое отражение в зеркале, я едва узнавал себя, я был как во сне.

Наконец пришло время для первого платья, которое я надел и которое застегнула сзади моя мама. Это было желтое платье с узкой талией, с облегающей юбкой, чуть выше колена.

Я чувствовал себя глупо, глядя на своё отражение.

-Я хочу, чтобы ты перестала хныкать. -

Сказала мама, поправляя на мне платье.

-Ты сама виновата в происходящем, и ты это знаешь, тебе пора уже повзрослеть. Просто смирись с происходящим и делай, что тебе говорят и возможно, все будет не так уж плохо, как ты думаешь.

-Но я не хочу быть девочкой.- Возразил я.

- Ты предпочитаешь быть противным мальчишкой, у которого грязные мысли и который дрочит все время.

Ее слова хлестнули меня, как пощечина.

- Кроме того, не льсти себе. Я не собираюсь превращать тебя в девушку. Во всяком случае, не сейчас. Я просто хочу, чтобы ты увидел, через что приходится проходить девушкам, на которых ты дрочишь, чтобы выглядеть красиво. Может быть, переодевшись девушкой, ты оценишь то, с чем им приходится мириться.-

Мама объяснила мне, что частью девичьей жизни является готовность принимать помощь от других людей в решении задач, с которыми они не могу справиться самостоятельно,

например, застегивание пуговиц на спине платья.

Беспомощность воспринималась как какая-то женская добродетель.

Мама ещё раз осмотрела надетое на мне платье, определяясь покупать его или нет.

Когда она приняла решение, мы перешли к другим платьям в моем новом гардеробе.

Я померил: желтое платье-футляр, блузку в горошек или "домашнее платье", как называла его мама, короткий сарафан с цветочным рисунком и ярко-красный костюм с коротким облегающим платьем и с жакетом.

Мне пришлось надеть пару юбок, одна была белая, другая розовая. Обе были очень короткими, едва скрывающие нижнюю часть моего пояса. Одной мысли о том, что мне придется в этом ходить, было достаточно, чтобы меня затошнило.

Мама знала, как сильно я ненавижу примерять одежду, но в тот день она

не торопилась и растягивала процесс примерки, не заботясь о моих чувствах. Она хотела убедиться, в том, что выбранная одежда подходит мне идеально.

Я стал гордой обладательницей совершенно нового гардероба.

Когда мы закончили, мама велела мне снять платье, я остался в трусиках, лифчике и чулках.

-Ты хочешь надеть что-нибудь из этого? - Спросила она, указывая на пару маленьких юбочек.

- Или наденешь свои Капри? На улице жарко, в юбке будет прохладнее.-

Я нервно сглотнул. Я ни в коем случае не собирался добровольно выходить на публику в юбке или платье.

- Э-э, я надену с брюки, мам.-

-Ты уверена? Я даже разрешу тебе надеть сарафан, если хочешь. Для меня это не имеет значения.-

Выйти на публику без штанов к этому я не был готов. Широко раскрыв глаза от отчаяния, я покачал головой. Мама пожала плечами и начала собирать наши покупки.

Я снова надел топ, Капри и туфли. Мои брюки определенно сидели на мне по-другому с поясом и чулками. Мое новое белье заставляло меня выглядеть по-другому, даже в этих дурацких лаймово-зеленых брюках, возможно, это было мое воображение, но когда я изучал свое отражение в зеркале, я чувствовал, что моя попка и мои ноги выглядели более округлыми, более девичьими.

Кроме этого я заметил, что подвязки пояса просматриваются под тонким материалом моих Капри.

И еще кое-что. Я с ужасом обнаружил, что верхняя часть моего пояса выглядывает из-под обтягивающих бедра Капри, обнажая тонкую линию кружева вокруг талии.

Прежде чем выйти из примерочной, мама велела мне поправить макияж. Я нервничал, глядя на себя в зеркало, глядя на свой ужасный розово-зеленом наряд, по-девичьи держа пудреницу и старательно крася ресницы. Я хотел разбить зеркало перед собой, вздохнул и убрал в сумочку пудреницу. Глядя мне через плечо, мама торжествующе ухмыльнулась.

Мы купили платье, и пошли в обувной отдел. Теперь, когда я шел, я ощущал трение между материалом Капри и чулок.

Когда мы вошли в обувной отдел, К нам подошел продавец и спросил, может ли он нам помочь. Мама сказала, что ей для дочери нужны туфли на низком каблуке и туфли на плоской подошве. Он указал нам на витрину, мама выбрала по две пары, две черные, две белые.

Продавец снял с меня мерки и ушел. Вернулся он с четырьмя коробками. Я примерил каждую пару.

Мама спросила меня, что мне нравится.

Мы договорились о паре черных туфель на плоской подошве и паре черного и белого цветов с двухдюймовыми каблуками.

Мама протянула продавцу выбранную нами обувь и сказала.

-Ему нравится эта.-

Осознав свою ошибку, она посмотрела на меня и хихикнула.

-Мы возьмем три пары. Вот эти белые туфли моя дочь наденет прямо сейчас. - Поправила она себя.

Я не осмеливался ничего сказать. Я не мог поверить, что она могла совершить такую ошибку перед кем-то. Заметил он это или нет, я не знал. Казалось, выражение его лица не изменилось, когда он укладывал в коробки наши покупки. Но если бы он посмотрел на меня, то заподозрил бы неладное, потому что я почувствовал, как краснею и краснею.

Когда мы вышли из обувного отдела, я не только почувствовал, как нейлоновые чулки трутся о мои Капри, но и услышал стук моих каблучков. К этому времени я, конечно же, делал более короткие шажки, чем когда выходил из дома утром.

Я думал, что мы уже закончили, когда мама направилась к выходу. Но она остановилась перед ювелирным прилавком, у меня упало сердце. Я знал, что будет дальше.

- Пожалуйста, мама, не надо ... - в отчаянии прошептал я.

Мама проигнорировала мою мольбу.

-Мы хотели бы купить пару сережек для моей дочери.- Она повернулась ко мне и улыбнулась.

Это был первый признак того, что ее гнев стал утихать.

Она пролистала каталог и наконец, выбрала пару золотых сережек с кольцами среднего размера.

- Думаю, они тебе подойдут - Сказала она расплачиваясь.

-Пожалуйста, включите в счет и прокол ушей.- Попросила она продавщицу.

Ослабев от страха, я дотронулся до локтя мамы.

-Вы не собираетесь проделать мне дырку в ухе, правда?-

- О, не волнуйся, милая. Больно не будет ... ну может быть чуть-чуть.-

От выражения маминого лица мне стало дурно.

- Это только на лето, так что, пожалуйста, помолчи. Я говорила тебе, что рано или поздно ты сделаешь то, что я скажу. Ты можете спокойно сидеть и наслаждаться.-

Мама указала мне на сиденье. Девушка-клерк протерла мне спиртовым раствором мочки ушей. Выражение страха на моем лице обеспокоило даже её, она ободряюще улыбнулся мне.

- Не волнуйся, дорогая. Подумай, какой красивой ты будешь, когда мы закончим.-

Именно это меня и беспокоило.

Я почувствовал унизительное покалывание между ног, когда холодный металл пистолета - степлера коснулся мочки моего уха, я услышал громкий щелчок и почувствовал жжение. Затем в ухо была вставлена серьга. Девушка повторила операцию на другом ухе. Большинство людей думают об уколах у доктора, когда чувствуют запах спирта, а я вспоминаю тот день, когда мене прокололи уши, будто заклеймили меня женственностью. Так же я вспоминаю свою эрекции, в тот момент.

Наконец, с золотыми обручами в ушах, я следовал за мамой, обратно, к машине. Стук каблуков моих новых туфель резонировал в моих украшенных ушах.

-Тебе понравилось? - Спросила мама, когда мы сели в машину. Я бросил на нее недовольный взгляд и фыркнул. Это нисколько не повлияло на ее энтузиазм.

-Ты можешь дуться, сколько хочешь, а я отлично провела время. Теперь пойдем домой, и повеселимся по-настоящему.-


Глава 10 -Дополнительные изменения


Когда мы вернулись домой, мама отправила меня в мою комнату, чтобы я убрал покупки.

Когда я проходил с сумками через гостиную, Дэйв посмотрел на меня с любопытством, но не сказал, ни слова. Он только подергал себя за мочку уха и ухмыльнулся.

Через час мама пришла в мою комнату проведать меня. Я показал ей, куда положил вещи, и она внесла некоторые коррективы, например, переложила мои мужские носки и трусы в одном ящике, чтобы освободить место для моих новых женских вещей. Она также осмотрела мой шкаф и убедилась, что платья висят аккуратно на видном месте.

-Отныне я хочу, чтобы в твоей комнате всегда был порядок - сказала она.

-То же самое касается и твоей одежды. Если я найду что-нибудь из твоей мальчишеской одежды, валяющимся на полу она окажется в мусорном ведре. Поняла меня?-

Я, молча, кивнул. С учетом того, что произошло со мной, эти требования меня почти не беспокоили.

-О, и еще, я хочу, чтобы ты примерила кое, какие безделушки твоей мамочки может, что нибудь тебе подойдёт. Я их носила, когда была еще совсем юной девочкой. Они, вероятно, будут, немного великоваты для тебя, но я думаю, что ты сможешь носить их дома.-

Я взял сверток с одеждой, который она мне протянула, и вздохнул.

Там были две сорочки, одна ужасного оранжевого цвета, а другая нежно-розового, шелковое мини-платье цвета морской волны с глубоким вырезом и длинными волнистыми рукавами, короткий голубой атласный стеганый халат и пара пушистых туфель на высоком каблуке.

Мама настояла на том, чтобы я все это примерил. Я с отчаянием наблюдал, как она удобно устроилась на краю моей кровати и жестом велела мне раздеться. Я до сих пор помню улыбку на ее лице, когда я стоял перед ней в лифчике, поясе, чулках и в туфлях на высоком каблуке.

Когда я надевал очередное платье, она время от времени что-то поправляла на мне, делала какое-нибудь остроумное замечание и велела мне снова раздеваться. Было очевидно, что ей нравилось смотреть, как я расхаживаю в женском нижнем белье. Она заставила меня последовать за ней в спальню, чтобы найти еще мне одежду.

Такой поворот событий вызвал у меня отвращение.

Я обнаружил, что мой шкаф полон женских вещей, к которым я не хотел иметь абсолютно никакого отношения.

- Эта одежда отстой. - Пожаловался я, освобождая место для подаренной мне женской одежды. Я не смог удержаться от резкого писка "ой-ой-ой-ой!", когда почувствовал, что меня схватили за волосы. Мне пришлось встать на цыпочки лицом к маме.

-Отстой?!- закричала она.

-После всего, что тебе пришлось сегодня пережить, я думала, ты смог сделать нужные выводы. Выслушай меня очень внимательно, ещё раз я повторять не буду.

Юная леди, я не потерплю больше подобных разговоров!-

- Но, мама, я не юная леди.- Заканючил я в ответ. Я посмотрел на свой мягкий бюстгальтер и обтянутые лайкрой ноги. Сегодня было достаточно унижений и насмешек, и я решил высказать маме все, что я чувствую.

-Я мальчик, черт возьми, и ... -

Пощечина!!! Затем ещё одна.

Я был ошеломлен, что чуть не потерял равновесие. Перед глазами заплясали яркие пятна.

- Следи за своим языком, маленькая мисс! И не говори мне, кто ты такой! Ты не устанавливаешь здесь правила, поняла меня? Ты будешь делать все, что я скажу. Я ясно выражаюсь?-

Я слегка кивнул, мамина рука все еще держала прядь моих волос. Слезы жгли мне глаза, и я почувствовал, как что-то соленое и липкое течет из носа по губам.

- Прости, мама ... я не хотела ... -

На лице матери отразилось отвращение.

-О, Конечно. Мальчишки все время говорят что-то вроде "отстой" и никогда не понимают, как это отвратительно. Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что говоришь, когда употребляешь подобные слова!-

Я отрицательно покачал головой. - Тебе лучше подумать дважды, прежде чем сказать что-то подобное. Ты меня слышишь? Я не собираюсь повторять снова. В следующий раз я тебя ... Давай договоримся, что следующего раза небудет!-

Указательным пальцем мама больно ткнула меня в грудь.

Блеск в ее глазах испугал меня, ей действительно нравилось унижать и контролировать меня.

Беспомощно стоя в нижнем женском белье, я повторил свои извинения, со слезами на глазах, поклялся впредь вести себя хорошо. Мама улыбнулась, пожала плечами и со вздохом сказала.

- Поживем, увидим.-

Понастоянию мамы я оставил лифчик и пояс, надел короткий домашний халат и тапочки, которые она мне подарила. Затем я пошел в ванную, умыться и наложить макияж.

Потом я зашел на кухню. Дэйв с ухмылкой наблюдал, как я семеню в пушистых белых туфлях на высоких каблуках и изо всех сил стараясь прикрыть свою наготу под коротким халатиком, пока готовил ужин. Мне хотелось врезать ему по носу, но я не мог себе это позволить.

Мама ходила за мной по пятам, следила за каждым моим движением.

В тот вечер к обеду мне пришлось надеть платье. Я был в ужасе, мой младший брат наслаждался моими страданиями, но моя мать была непреклонна.

- Выбери что-нибудь, что тебе нравится, и надень. - Приказала она.

-Если тебе самой трудно выбрать, выбор сделаю я.-

На принятие решение, у меня ушло больше времени, чем на то, чтобы одеться.

Что бы я ни выбрал, я знал, что буду выглядеть глупо. Я надел желтое облегающее платье. Я надеялся, что в нем буду выглядеть не очень глупо. Я ошибся. Это платье подчеркнуло женственные изгибы моего тела.

Мама прищелкнула языком и улыбнулась, увидев меня спускающегося по лестнице.

Дейв прикрыл рот рукой, чтобы не рассмеяться.

Я обрадовался, когда мама отчитала моего несносного братца.

-Вам лучше помолчать, молодой человек. Иначе ты можешь оказаться в таком же затруднительном положении.-

Дэйв быстро сменил улыбку на выражение полной невинности.

Однако искорки в его глазах заставили меня покраснеть.

Судя по выражению лица моей мамы, в кои-то веки я поступил правильно. Она "охала" и "ахала", как хорошо мое новое платье сидит на мне.

Хвалила меня за то, что я самостоятельно смог застегнуть молнию на спине.

Но все, же она послала меня наверх, чтобы я взамен черных туфель на плоской подошве надел белые туфли на каблуках.

-Ты научишься. - Сказала она, когда я спросил, какая разница, какие туфли я ношу.

- Некоторые девушки этого тоже не понимают. Ты поймешь, я тебя научу.-

Еще мама порекомендовала мне под платье надеть комбинацию. Нитка жемчуга и такой же жемчужный браслет завершали мой вечерний наряд.

Мне было странно сидеть за обеденным столом в платье. Подол платья был коротким и плотно прилегал ноги. Я периодически тянул подол, пытаясь больше прикрыть ноги.

Поймав строгий взгляд мамы, я сдался и оставил подол в покое. Я явно не стал счастливее, когда подол платья поднялся вверх по моим бедрам, обнажив край комбинации и верх моих чулок.

-Да, так лучше.- Сказала мама, когда посмотрела на меня.

Дэйв поставил на проигрыватель одну из любимых маминых пластинок.

- Сегодня в нашем доме так спокойно. - Мечтательно сказала мама.

-Мне хотелось бы, что бы моя доченька Памела сегодня помогла мне по дому.

Вместо ответа я промолчал.

Пояс давил на мои бедра, серьги щекотали шею. Дэйв продолжал ухмыляться, заставляя меня краснеть. Я поклялся, что поквитаюсь с ним. Я просто не придумал, как это сделать.

После долгой, утомительной трапезы я прибрался на кухне, затем занялся стиркой.

Кроме того мама проинструктировала меня, как правильно гладить белье.

После этого я был отпущен, попрактиковаться в своем новом навыке. Гладить оказалось не так уж противно хотя конечно ни один мальчик, никогда в этом не признается! Как только я освоился, время полетело быстрее.

Хуже всего было стоять в этом дурацком платье. И ещё эти проклятые высокие каблуки! О, как у меня болели ноги, я не привык носить такие туфли, пара часов в них может показаться вечностью. И этот дурацкий пояс и бюстгальтер я не могу сказать вам, сколько раз мне приходилось поправлять пояс и бретельки бюстгальтера. Это было мучительно до такой степени, что я чуть не расплакался.

Каким бы несчастным я ни был, я не осмеливался даже подумать о том, чтобы переодеться, боясь

навлечь на себя гнев матери.

Поздно вечером пришла мама, чтобы уложить меня спать.

Мама села на край моей кровати, внимательно наблюдая, как я раздеваюсь.

-Я ценю твою помощь.- Сказала она.

Я, молча, снял платье и повесил его в шкаф. Выскользнув из комбинации, я начал расстегивать лифчик. К моему удивлению, мама велела мне остановиться.

- Нет, не снимай лифчик и пояс.- Твердо сказала она.

Я хочу, чтобы ты в течение нескольких дней носила их постоянно, даже ночью.

Может быть, это убережет тебя от неприятных пятен в постели.-

- Но, мама ... - начал я хныкать.

-Я ничего не хочу слышать! Разве ты забыла, из-за чего ты попала в эту историю? Да что с тобой такое? У тебя что, проблемы с памятью?-

Я покачал головой, стараясь не сказать ничего, что могло бы расстроить её.

- Оставь лифчик и пояс для чулок, Памела, пока я не разрешу тебе их снять. Тебе нужно привыкнуть носить лифчик, к тому же я не позволю тебе играть со своей грязной штучкой. Твой пояс должен предотвратить это. Завтра утром ты наденешь свежее нижнее белье. У тебя есть какие-то проблемы с этим?-

Пристыженный я покачал головой, не поднимая глаз.

- И я надеюсь, что никаких происшествий этой ночью с тобой не случится. Я проверю все утром, так что не забывай об этом.

- Да, мэм.-

- А теперь иди спать.-

В ту ночь я долго не мог заснуть, мое тело было обтянуто лайкрой, атласом. Я кипел от гнева и отчаяния, лежа под одеялом, терзаясь нелепостью своего положения.

Все, что я сделал, это вышел на несколько минут из дома, просто хотел немного развлечься. Да, конечно, еще и эта история с журналами, спрятанными у меня под матрасом ...

Боже, как же я разозлился! Проблема была в том, что я не знал, на кого больше злюсь на маму за то, что она заставляет меня носить женскую одежду или на себя за то, что позволяю ей это делать с собой.

Была еще одна проблема довольно серьезная. Как бы мне ни было неприятно это признавать, было в ношении женских вещей, что-то возбуждающее.

Меня возбуждало то, как я чувствовал себя в женской одежде и то, как я вел себя в этой одежде, и то, как унизительно я себя при этом чувствовал.

Постепенно под твердой, эластичной оболочкой из атласа и кружев у меня возникла болезненная эрекция! Я пытался не обращать на неё внимания.

Мой член был крепко зажат, но огонек удовольствия тлел, ожидая взрыва.

Измученный, я провалился в беспокойный сон.


Глава 11 Очень странный день (примечание: перевод этой главы мною позаимствован)


На следующее утро мама подняла меня так рано, что солнце даже еще и не собиралось всходить. 5:30, если быть точным. Мама сказал мне пойти в ванную и умыться, пока она выкладывала мою одежду на день. Когда я вернулся, я был ужасно огорчен, увидев, что меня ждет полный комплект женской одежды, включая платье в крапинку, которое она купила для меня, нижнюю юбку, чистый бюстгальтер и трусики, чулки, туфли на каблуках, и еще один пояс для чулок.

«Переодевайся быстрее, сейчас же!» - распорядилась мама. «Мне скоро уходить на работу, ты же должен приготовить завтрак и помочь мне одеться».

Пока мама удалилась в ванную, я сделал, как мне было сказано. Слезы наполнили мои глаза, когда я оделся. Я осознал, это все не собиралось прекращаться. Она собирается, чтобы я одевался как девочка всю свою оставшуюся жизнь!

Я сделал все самым лучшим образом, учитывая, как было рано. Пояс, конечно, был самой худшей частью одежды, я думал, что никогда его не натяну, но еще хуже, если бы мама увидела это и начала помогать мне, тогда этому точно не было бы конца. Поэтому лучше было не жаловаться. Мне удалось надеть мои чулки не оставляя затяжек и я даже причесал волосы и накрасился без напоминаний. Я подумал, что сделал это довольно неплохо. Представляя, как я одет, я бы выглядел довольно дурацки без этого.

Когда я спустился вниз, я прошел на кухню и стал готовить кофе и тосты, не забыв надеть мой передник поверх платья, чтобы его не испачкать. Вскоре пришла мама и после долгого оценивающего взгляда она одобрительного кивнула, улыбнулась и поцеловала меня в лоб, как бы давая мне понять, что я поступил правильно.

«Может, ты хочешь пойти накрасить губы другой помадой, дорогуша?» - сказала она, подмигивая. «Оставь свою красную для того, чтобы пойти куда-нибудь, или может для особенного случая в вечернее время!»

Черт подери, как все сложно! Недовольный, я протопал наверх и стер мою красную помаду и накрасил губы розовой. Мне также пришлось подправить тушь немного, где я её размазал. Так много правил, столько вещей помнить! Я стал понимать, быть девушкой намного тяжелее, чем это кажется.

В своем платье, мама сидела за кухонным столом, пила маленькими глотками кофе и читала газету, пока я занимался завтраком. В то время как я взбалтывал яйца и жарил бекон, я прервался, присел за стол и намазал маслом хлеб, я даже нашел время, чтобы намазать джемом тост для нее, жест из-за которого она улыбнулась, как будто я сотворил чудо.

«Это так прекрасно - иметь прелестную дочь, прислуживающую мне, для разнообразия, я возможно, в самом деле, привыкну к этому!» - сказала она, наслаждаясь едой.

«Пожалуйста, мама, не дразни меня!» Я сделал надутое лицо, не совсем довольный своей новой ролью. «Это вовсе не смешно!»

«Ты прав, это не смешно» Она посмотрела на меня поверх своей чашки кофе и улыбнулась. «Но это все-таки шутка»

Даже, не смотря на то, что я не был слишком голодный (новый пояс, который я носил, был даже теснее, чем предыдущий, и я опасался класть что-нибудь в свой желудок, боясь, что он порвется в каком-нибудь месте), мама настояла, чтобы я сел и выпил с ней чашечку кофе, пока она ела. Я никогда не был особенным любителем кофе, но, смешав его с достаточным количеством молока и сахара, я сделал его более менее вкусным. После этого я сел за стол напротив моей мамы.

Мама прервалась на мгновение и махнула вилкой в мою сторону, как будто я испортил что-то. «Нет, нет, это не правильно! Попробуй еще раз!»

«О, что неправильно, мам?»

«То, как ты сел на стул. Попробуй еще раз. И в этот раз не просто плюхайся. Выдержи время и сделай это легко. Осторожно, как будто ты боишься разбить что-то»

Я уставился на нее в течение некоторого времени, потом пожал плечами. «Мм, ладно»

Это превратилось в целый урок, как вести себя, чтобы быть девочкой. Я сделал, как мне сказали, но опять был раскритикован. В этот раз мне было сказано придержать свободной рукой юбку моего платья под собой, чтобы она не сбивалась.

«Уже лучше», сказала мама, задумчиво жуя. «Но все равно не достаточно хорошо. Сделай еще раз»

Представьте себе, я сел за стол заново еще, по крайней мере, 15 раз. В итоге мама разрешила мне остаться за столом и выпить мой кофе.

«Ты можешь попрактиковаться немного позже сегодня, после того, как ты выполнишь свои ежедневные обязанности (работу). Если ты собираешься носить платье, тебе придется научиться правильно вести себя!»

Хорошо, что никто не видел меня и вообще не знал, что происходит в этот момент. Тринадцатилетний мальчик сидит за кухонным столом, одетый как юная девушка и потягивает кофе вместе со своей мамой, что за смешное постыдное зрелище! Это выглядело как сцена в одном из тех фильмов для девочек или плохое представление, но со мной в главной роли! В своей голове я уже слышал смех и издевки над своим разоблаченным секретом.

Перед тем, как закончить завтрак, мама привела мне список заданий, которые мне необходимо было сделать до ее прихода после полудня. Большинство были уже написаны в блокноте, лежащем на кухонном столе, но пока мы разговаривали, мне пришлось дописать еще несколько. После того как я закончу гладить белье и стирку, мама хотела, чтобы я пропылесосил в гостиной, в холле и спальнях, вытер пыль с мебели и вычистил все ванные.

«Ты, скорее всего, захочешь снять свое платье, когда будешь делать что-либо из этого», предположила она. «Некоторые моющие средства могут оставить пятна на этой материи»

Мой пульс подскочил с надеждой. «Тогда я смогу надеть свои мужские вещи?»

«Нет! Ты не можешь надеть свои мужские вещи! Прими во внимание, пока ты не получил еще одну затрещину!» Мама говорила со мной строгим внимательным голосом, как с маленьким ребенком. «Сними только платье, когда ты сможешь запачкаться, затем одень его снова. Я хочу, чтобы дом был чистым »

«Это значит, что я должен остаться только в ... этом нижнем белье?»

«Да, только в нижнем белье!» Не перебивай! В любом случае, я не собираюсь, чтобы ты портил свою прелестную одежду. И не делай такое лицо! Девушки и женщины часто ходят по дому в белье. Не такое уж и большое дело! И тебе ничего не мешает поступать так же» Она пристально посмотрела на меня. «В любом случае, ты несешь ответственность и за то, как будет выглядеть дом и за то, как ТЫ будешь выглядеть к концу дня. И даже не думай о том, чтобы надеть джинсы или другие штаны. Если это произойдет, я об этом узнаю, поверь мне»

С каждым новым правилом я чувствовал, что моя свобода испаряется. И я очень волновался, каким будет весь остаток лета для меня.

Я очень надеялся, что не таким!

После завтрака мама сказала мне подняться наверх и помочь ей приготовиться к уходу на работу. Я не думал, что это повлечет что-то за собой, я кивнул и поднялся за мамой наверх.

«Так, дорогуша, прибери мою кровать сейчас, если ты не против. Я хочу, чтобы ты делал это каждый день, включая твою кровать и Дейва. Сделай все правильно, или тебе придется начинать все заново»

Мамины стандарты были чрезвычайно высоки. И мне пришлось сделать это, естественно, дважды. Учитывая, как я был одет, это было изнурительно; очень тяжело сохранить баланс на высоких каблуках, когда ты весь наклонился и пытаешься расправить складки на покрывале. И этот дурацкий пояс врезался в меня по бокам, и несколько раз мне приходилось останавливаться только, чтобы перевести дыхание.

Когда кровать была убрана, мама протянула мне свою свежую медицинскую униформу и сказала, чтобы я снял ее с вешалки, расправил ее и положил на убранную кровать. Я так же получил щетку и немного белого глянца для того, чтобы отполировать ее туфли. Пока я делал это, мама сняла свое домашнее платье и стала облачаться в нижнее белье.

Я старался особенно не показывать свою заинтересованность, но мне это не удалось. Несмотря на свой возраст, моя мама выглядела достаточно элегантно, постоянно ухаживая за собой. Я был восхищен, глядя уголком своего глаза, как он надела на себя бюстгальтер и трусики, скользя шелковистыми одеждами по своей коже, как будто это был танец. Даже облачение в пояс для чулок - унижение и самая неприятная часть для меня - казалось ее второй натурой и то, как она украсила свои ноги чулками, было даже более интересно, чем смотреть подачу в бейсболе. Боже упаси, но, заканчивая полировать ее туфли, я понял, что думаю: «Так вот как это делается!» и «Почему это так просто для нее и так болезненно для меня?»

Надев комбинацию и платье, мама уселась за дамский столик, чтобы накраситься. Увидев меня, стоящего в смущении и ничего не делая, она улыбнулась.

«Дорогой, мои туфли готовы?» Я молчаливо кивнул. «Ну, тогда почему бы тебе не надеть их мне на ноги, пока я занимаюсь лицом? Не мог бы ты сделать это для своей бедной старой матери? Пожалуйста?»

В следующий миг я обнаружил себя стоящего на коленях перед моей мамой, аккуратно одевая ее туфли на обтянутые нейлоном ступни. Вся эта сцена была такой сюрреалистичной, как фантастический сон, но я сделал глубокий вдох и закончил это, не почувствовав себя слишком плохо. Пару дней назад, если бы вы предположили, что я буду делать что-либо подобное, я бы сказал, что вы спятили. Сейчас, в самом деле, это казалось вполне нормальным для меня.

«Так, подожди еще минуту», сказала мама, когда я закончил с туфлями. Я все еще стоял на коленях перед ней, сдерживая дыхание в этом тесном поясе. Она порылась в ящике стола, и через мгновенье я почувствовал, как что-то тугое и слегка сжало мою голову, похожее на пружину или ободок.

«Ну вот! Как симпатично смотрится! С этим ободком волосы не будут лезть тебе в глаза, пока ты будешь выполнять свои задания. К тому же ты выглядишь с ним очень элегантно»

Я посмотрел в большое зеркало и зажмурился. Это был белый пластиковый ободок для волос, такой же, как все девчонки носят в школе, скрепляющий поперек мои темные коричневые волосы. Мама слегка взбила и распушила мне сзади волосы, и уложила локоны, над ушами немного смочив их слюной. Я не мог представить, что это я, ... я, в самом деле, не узнал бы себя!

Прямо перед уходом на работу мама напомнила мне, чтобы я разбудил Дейва к девяти часам, чтобы он пошел на плавание со своими друзьями. Я должен был приготовить ему завтрак, если он захочет, в противном случае, вернуться к своим (ежедневным) обязанностям.

Ерзая в ковре кончиком моей туфельки, я сделал глубокий вдох. «Мам, пока ты не ушла, знаешь ... ну, у меня сегодня вечером должны быть занятия по бейсболу. Внизу парка. И у нас игра в эту субботу тоже. Я все еще могу пойти? Могу, а, мам?»

Мама посмотрела сверху вниз на меня. И сморщила нос, как будто почувствовала, что плохо пахнет.

«Бейсбол? Этим вечером? Я так не думаю!»

У меня упало в сердце. Нет бейсболу? Она не может так поступить со мной! Она должна меня отпустить ... я нужен команде. Еще более важным было то, что я просто должен был избавиться от этой одежды! Я не собирался выглядеть как мамина дочка все лето! Я еле сдерживался, чтобы побороть приближающийся срыв. «Пожалуйста! Я все-таки второй нападающий! Тренер ожидает, что я выделюсь и помогу команде, ты же знаешь. Я сделаю отличную дополнительную работу вместе с моими повседневными заданиями, я обещаю!!

Моя мама покачала головой. Она никогда не была большим фанатом спорта, по ее виду можно было сказать, что занятия бейсболом не входили в программу моего воспитания. Я был крайне обеспокоен этим. Я должен был сделать что-нибудь, чтобы избавиться от утомительного ношения этого глупого пояса!

«Пожалуйста!» Я улыбнулся своей самой невинной улыбкой. Не могу даже представить, как нелепо я смотрелся.

Мама вздохнула и неохотно кивнула. «Посмотрим. Я вижу, у тебя обязательства перед твоей командой. Как только ты справишься со своим заданием, я полагаю, все будет в порядке. Но тебе придется пройти мою проверку! И ты должен будешь сразу вернуться домой, понял?» Я не собираюсь, чтобы ты снова попал в неприятности».

Я яростно закивал головой вверх и вниз, уверяя ее, что я буду вести себя наилучшим образом.

«Я должна быть уверена, что ты в доме, пока меня нет», предупредила меня она, «Заруби себе на носу, если я увижу, что ты сбежал снова, как ты сделал вчера, ты больше никогда не увидишь бейсбола!»

Как только входная дверь издала хлопок, я, наконец, до конца осознал, что хотела моя мама. Оставаться в доме? Я повернулся и уставился на женоподобную фигуру, отражающуюся в зеркале. Разве я бы додумался выйти из дома в таком виде? Надо было быть полным идиотом, чтобы сделать это! Все время смотреть на себя, и видеть себя одетым как девочка! И ни за что я не позволил бы увидеть меня так кому-нибудь!

У меня было немного времени до того, как встанет Дейв. Поэтому я пошел в гостиную и плюхнулся на диван. Я сбросил эти дурацкие туфли на высоком каблуке, и скрестил руки на своей подбитой ватой груди. Может я и должен одеваться как какая-то фея весь день, но это не значит, что я должен вести себя как она!

Даже зная, что я буду играть в бейсбол сегодня после полудня, я был очень огорчен. Я в течение часа, надув губы, я сидел в гостиной, в этой ужасной одежде, с помощью которой меня наказала мама. Расстроенный и чувствуя сильную скуку, я включил телевизор на мультфильмы и представил, что я где-то далеко отсюда.

Где-то около девяти я разбудил Дейва и предложил сделать ему завтрак. Все, что он хотел, была тарелка каши, я сказал ему, чтобы он сам приготовил ее. А сам я спустился вниз, чтобы закончить уборку кухни.

«Мама сказала, что ты обязан сделать мне завтрак», сказал Дейв, войдя на кухню. Я готов был прибить его из-за игривого взгляда на лице. «Так ты не собираешься сделать это?»

«Приготовь сам», резко бросил я. «Это всего лишь каша. Твои руки не сломаются».

Мама сказала мне рассказывать ей, если ты не собираешься следовать правилам. Ты обязан готовить мне завтрак и обслуживать меня, в точности как она велела. Она собирается сделать тебя по-настоящему прилежным, если ты откажешься, она накажет тебя!

Ну, все! Я не собирался, чтобы моя жизнь еще больше усложнилась из-за этого маленького доносчика. Я обернулся, сжал кулак и потряс перед ним. Но мои накрашенные ногти сделали этот жест совсем не похожим на угрозу.

«Да заткнись, ты, младший брат! Заткнись и доедай свой дурацкий завтрак и проваливай, и иди в бассейн со своими приятелями. Надеюсь, ты утонешь, маленький ублюдок. Тебе не приходится носить весь этот тупой гардероб, как мне. Всего лишь заткни свой маленький рот и оставь меня одного!»

Дэйв замер на мгновение. Он посмотрел на меня в течение секунды и потом усмехнулся и повернулся к своей каше. Несмотря на то, что я вышел из себя, он решил, что не приложу руки к нему. И он был прав. Небольшой повод - и он сразу побежит к маме с историей, о том, как я приставал к нему. И я знал, он все равно собирается добиться своего.

«Я не собираюсь делать то, что ты сказала, Памела», сказал Дейв поющим голосом. «Я не тот, кто носит женские трусики и помаду». Его хихиканье было еще хуже, чем пощечина матери. «ТЫ тот, кому следует проявить осторожность. Мама будет очень рада услышать, как ты разговариваешь со мной!»

Я подавил искушение ударить его и сосредоточился на том, чтобы выставить его за дверь вместо этого. Чем скорее я останусь один, тем лучше!

Дэйв ушел на свою прогулку в девять. К этому времени по телеку начались мои любимые передачи и плюхнулся перед телевизором со стаканом молока и печением, и в течение пары часов попытался забыть, что я одет как девочка-кукла. В один момент я посмотрел вниз на стакан молока, которое я пил, и увидел отпечаток помады знакомого розового цвета, выделяющийся на белом молочном фоне. Почувствовав отвращение, я вытер рукой начисто свои губы и сделал еще глоток. На этот раз без розового отпечатка. Пока я был здесь, я снял этот нарядный ободок со своих волос, отбросил его и растрепал свои волосы. Так было намного лучше. Жуя следующее печение, я почувствовал, по крайней мере, небольшое улучшение настроения.

Я думал о том, как я снова надену свои мужские вещи, как вдруг зазвонил телефон. Я представил, как я скольжу по паркету ногами, обтянутыми чулками, в не очень женской манере. Ну и что я боюсь? Мама не узнает, и я успею переодеться обратно до того, как она вернется с работы. Ничего плохого и не случится, в конце концов!

«Аллё?» Сказал я в трубку очень милым голосом. Я подождал немного, но на той стороне линии было молчание. «Аллё, кто это?», спросил я более громко, опомнившись от своих раздумий.

«Алло! Памела? Это ты, дорогая? Что это я слышу?» Прошел момент молчания, потом...

«Грэгори Паркер!!! У тебя включен телевизор?»

Черт! Это была моя мама!!! Я посмотрел вниз на печенье в моей руке, на мою ноги в чулках и вдруг понял, что я был пойман, делая что-то очень плохое. Я мгновенно вскочил и оббежал кофейный столик, чтобы уменьшить звук телевизора.

«Ээ... привет, мам. Ну, я всего лишь включил его ... ну ты знаешь, для звука. В доме достаточно тихо, ведь тебя и Деэва не будет весь день».

«Хм... я вижу. Так, выключи его. Я знаю тебя, когда ты рядом с телевизором. Как давно ты приступил к своему заданию? Ты сегодня должен сделать очень много. Как бы я не убедилась, что ты ослабил свое рвение».

Я прикусил губу. «О, все в порядке. Я сейчас заканчиваю гладить белье. И потом еще остается пропылесосить и убрать ванную. Я думаю, я сделаю все к обеду».

«Нет, это должно быть сделано еще утром. Я приду домой на ланч, и скорее всего у меня будут некоторые поручения для тебя, которые ты должен сделать днем». Последовала пауза и я почувствовал слабость в желудке. «Я хочу, чтобы все было сделано к тому времени, как я вернусь домой. Если этого не будет, тебе придется тяжело расплачиваться. Ты поняла меня, маленькая мисс?»

«Да, ма-ам». Я перевел дыхание. «Мм, я все еще могу пойти на бейсбол днем?»

Последовала пауза. «Мы посмотрим. Это зависит от того, как ты справишься с поручениями. И запомни, когда я приду домой, мы также должны что-то сделать и с твоими телефонными манерами».

Домой на ланч? Справиться с поручениями? Что за чертовщина? Я был крайне озадачен, как только я повесил трубку. Смотря вниз на платье в красный горошек, я не мог удержать дрожь в теле. Все это не укладывается в голову.

Быстрый взгляд на часы дал мне понять, что у меня немного больше часа, чтобы сделать работу, рассчитанную на день. Плюс к этому я должен привести свое лицо и волосы обратно в некое подобие девичьего вида.

«И куда я бросил эти чертовы туфли на высоком каблуке? И этот новый обруч для волос!»

Дурацкий телевизор!! Дурак я!!! Если мама узнает, как я провел время, я больше не посмотрю бейсбольный матч в своей жизни, не говоря об участии в нем!

Перед тем, как начать, я освободился от своего платья и повесил его на кухне; я лучше буду хорошо выглядеть, когда мама переступит через ту парадную дверь. Одетый всего лишь в мою нижнюю юбочку, женское белье, туфли на каблуках и чулки, я принялся за работу, закончив глаженье в рекордное время, мой прошлый опыт оказался неоценимым.

Я довольно сносно справился со стиркой, напихивая до отказа стиральную машину и скомкав сухое белье к себе в шкаф, с мыслями, что я уложу его как надо, когда у меня будет достаточно времени. На уборке пылесосом я сэкономил время, убирая пол только в самых видных местах, чтобы смотрелось, как будто все выполнено. Вот с вытиранием пыли это бы не прошло, и я даже не говорю об уборке ванны, это просто ужасно!

Я чувствовал себя так глупо, бегая по дому в моем женском белье, но я ничего не мог с этим поделать. Я не осмеливался поменять одежду, потому что я не был уверен, что мама перестала шпионить за мной; зная, что у нее может быть секретная камера, спрятанная где-то, чтобы удостовериться о том, что я не иду против ее правил. Вдруг она действительно есть? Застрявши в этом безвыходном положении, я уделил время, чтобы удостовериться, все ли шторы прикрыты, на случай, если вдруг завалится кто-нибудь из приятелей.

Тем не менее, несмотря на мое смущение и дискомфорт, я все выполнил. Вроде. Так или иначе, мне удалось сделать так, что это смотрелось, как будто я старался, выполняя свои обязанности. Но дело не в этом. Мама может заставить выполнить меня все заново в любом случае, вот что меня больше всего волновало.

Когда я услышал шум колес машины рядом с домом, я схватил свое платье, где оно висело, и побежал вверх. Я стоял в ванной комнате, подправляя мой макияж и волосы, (автор - bwwriter@yandex.ru) когда парадная дверь открылась и я услышал голос своей мамы. Я взвизгнул как поросенок, так я испугался. Взволнованный тем, что она вдруг увидит что-то не нужное. О, боже, я выключил телевизор или нет? Я брызнул на себя здоровую порцию духов и побежал вниз на сколько это возможно, мои высокие каблуки стучали на паркете, как будто бежит взрослая лошадь или что-то похожее. Сильный запах духов ударил мне в нос, но я подумал, что мама заметит эти дополнительные усилия к моему макияжу и будет мягче ко мне.

Я был уже на пол пути, как вдруг понял, что она была не одна.

«О, а вот и моя дорогая дочь, Памела! Ты знакома с миссис Джонсон, не так ли? Гленда, это моя прекрасная Памела.»

Я чуть не умер! Стоя здесь, на середине лестницы, рядом с подругой моей мамы, миссис Джонсон. Фактически, ее лучшей подругой, я должен сказать. Мама и миссис Джонсон работали вместе в клинике и миссис Джонсон стала чем-то вроде тети для Дейва и меня, после того, как папа ушел от нас. Ее дочь, Рита - вы уже знаете, одна из тех, кто видел меня рядом с аптекой той первой ночью, когда мама заставила меня накрасить губы публично. Она нянчила за нами, когда мы были маленькими. Я не должен был удивиться тому, что находясь в таких отношениях с мамой, миссис Джонсон должна была знать обо всем, что происходит.

«Ну здравствуй, Памела! Я так рада видеть тебя наконец. Твоя мама все время говорит о тебе. Особенно сегодня утром. Спорю, твои уши этого не выдержали бы. По пути сюда все, она все время хвалилась, какая у нее прелестная дочь. Я должна была убедиться лично».

Мама положила руку мне на плечо и поцеловала меня в щеку. «Видишь? Ты думала мне нечего сказать хорошего о тебе?»

Миссис Джонсон взяла меня за руку и пристально посмотрела мне в глаза, как будто пыталась прочесть мои мысли. «Ммм... ты пахнешь так приятно! Честно, Мэриан, он ... или я должна говорить она? ... просто сногсшибательна! Намного больше, чем я представляла! Какую разницу дает немного помады и красивое платье, надетое на изящном мальчике. Если бы я увидела его на улице, я бы никогда не подумала, что это твой Грэг!»

Мама засияла, услышав, как её подруга отзывается обо мне. Я же наоборот почувствовал резкую боль в глубине моего желудка.

«О, она конфетка, конечно. Но не всегда. Иногда, ну ... я должна что-то сделать с ее поведением. Становится ясно, что помада и пояс для чулок решает все проблемы».

Миссис Джонсон оглядела меня сверху вниз, как будто она осматривала свой завтрак. «Ты дразнишь меня. Пояс? Вправду? Это становится интересно. Как тебе в голову пришла такая замечательная идея?»

«О, Это сам Грэг. Я нашла его секретную маленькую коллекцию модных журналов и подумала, может ему будет полезно узнать, как живет противоположный пол.

Наша гостья одобрительно кивнула, как будто она уже слышала все это раньше. Её глаза не покидали меня в течение всей беседы. «Понимаю. Значит ты любишь разглядывать модные журналы, сладкая? Это так очаровательно. Так или иначе, сколько тебе лет?»

Я сглотнул воздух, прямо как в мультфильмах. «Ээ, тринадцать. Почти четырнадцать».

«Почти четырнадцать! Клянусь, ты выглядишь как минимум на шестнадцать, наряженная, как сейчас. Мэрион, ты знаешь, с правильными платьем и туфлями, она сможет смотреться как семнадцатилетняя, восемнадцатилетняя, легко. Только посмотри на эти соблазнительные пышные губки и эти большие голубые глаза...»

Необходимо сказать, я был унижен - быть предметом подобного разговора. И прямо здесь, передо мной, как будто меня не существует! Единственной хорошей новостью было то, что мама была настолько занята приемом своей подруги, что приукрасила все, проверяя дом и по-царски расхвалила мои домашние успехи. Я вздохнул с великим облегчением, из-за того, что она не стала проверять мой ящик для белья (где я все скомкал в спешке). И я сильно не удивился, когда миссис Джонсон сказала, что я буду кому-то «изумительной женой».

Пока мы стояли все вместе, мама воспользовалась удобным случаем присутствия миссис Джонсон, чтобы сделать пару фотографий «мама-дочка».

«У меня нет ни одной, где я с моей любимой дочкой», сказала она. «Это значит так много для меня».

До того, как начать, я был послан вверх, чтобы надеть мою изящную цепочку и сменить помаду на красную. «Для фотографии, объяснила мама».

Когда я вернулся, мама сделала целое шоу из того, чтобы мой кулон лежал аккуратно между вздутых холмиков, сформированных бюстгальтером, который я носил. Это так унизительно! Я не мог поверить этому, далее я был выдвинут на веранду и поставлен рядом с ней в платье в красный горошек и на высоких каблуках. Сделали целую кучу снимков, включая напоследок с моей мамой, целующей меня в щеку.

«Давай, Грег, давай сделаем еще один, когда ты тоже целуешь свою маму!» Миссис Джонсон находилась в восторге от своей роли фотографа и она не позволила бы ответить нет. Худшей частью было то, что она каждый раз удостоверялась, что я улыбаюсь в каждом, во всех снимках! Как будто я развеселен или что-то в этом роде. Улыбочку! Я чувствовал, что хочу убежать, но я знал, чем раньше я сделаю, что мне говорят, тем быстрее все это закончится.

Когда мы закончили, миссис Джонсон протянула руки и прикоснулась к моим ушам, держа их осторожно. «О, как мило! И они проколоты к тому же! Как аккуратно! Я правда горжусь тобой, Грэг, ты знаешь чем? Экспериментами с твоей внешностью и всем остальным. Немногие мальчики храбры настолько, чтобы делать что-либо подобное».

Храбры? Да уж, точно. Я заерзал в моем платье и замолк. Как будто у меня был выбор, не так ли?


После быстрого ланча с тунцовым салатом и помидорами - который я приготовил, конечно! - мама сказала мне взять мою дамскую сумочку и подправить макияж. Я сделал, то что мне было сказано, краснея от внимательного взгляда нашей гостьи, которая наблюдала за каждым моим движением с огромным интересом.


«В самом деле, я несомненно поражена!» Сказала миссис Джонсон, когда я с легким щелчком закрыл мою косметичку и положил ее и мою помаду и тушь в дамскую сумочку. Мама затем достала свою косметику и слегка быстрыми движениями нанесла румяна на мои щеки, и это заставило их хихикать подобно детям. «Или я должна говорить Памела? Ты стал в самом деле похож на юную леди. Любая мать будет гордиться тобой. Может быть ты переедешь ко мне ненадолго? Мне бы очень хотелось иметь еще очаровательную девушку, бегающую по моему дому».


Мама прижала меня к себе и обняла вокруг талии и засмеялась. «О, тебе не удастся, Гленда Джонсон! Я работала слишком тяжело чтобы позволить оставить ее. “Памела” и я еще должны многого достичь. К тому же у тебя уже есть дочь. Тебе придется согласиться всего лишь на племянницу в самом деле!»


Все от души повеселились, кроме меня, конечно! Заключенный в крепкие объятия мамы, я стоял здесь и чувствовал себя так глупо, насколько вы только можете представить!


Терпеливо стоя и слушая болтовню мамы и миссис Джонсон, я придумал отговорку, пойти наверх убираться на кухне. Вместо этого, мама сжала объятия вокруг моей талии и я обнаружил себя стоящим напротив парадной двери, как будто мы все вместе собираемся покинуть дом. Я попытался выдернуться, когда она направила меня в сторону крыльца, но было уже поздно. Дверь захлопнулась и мы уже направлялись в сторону машины.


Я был в панике! «Ээ, мам, что происходит? Я думал, ты собираешься обратно на работу? Я же не поеду с тобой, правда? Пожалуйста, я не могу покинуть дом в таком виде!»


«Конечно можешь! У меня есть задание для тебя, перед тем, как я вернусь в клинику. И не волнуйся, ты смотришься прекрасно в таком виде. Поверь мне, ни у кого не возникнет даже малейшей идеи, что ты мальчик, правда Гленда?»


«Ни у кого на Земле», сказала моя “тетя”, смотря на меня внимательно, в то время как я проскользнул на заднее сидение маминой машины. «До тех пор, пока ты им сам не скажешь, конечно». Она улыбнулась кривой улыбкой и у меня от этого на мгновение сердце ушло в пятки!


Оказалось, что задание, которое было для меня у моей мамы, достаточно простое. Одна из ее старых подруг, миссис Маккуди испытывала трудности, обходясь по дому одна, и мама хотела, чтобы я провел пару часов помогая ей по дому и сделать так, чтобы старая леди почувствовала заботу о ней. Дело в том, что я однажды делал это уже раньше, ну знаете, вынести мусор, отнести вещи на чердак и тому подобное. Единственной проблемой было ... ну это достаточно очевидно, я думаю.

«Ну у меня же тренировка по бейсболу сегодня днем!» Я отчаянно оправдывался. «У меня же не останется времени. И я же в платье! Ты же обещала!»

«О, не волнуйся, у тебя достаточно времени. Когда ты закончишь, ты сможешь прогуляться обратно до дома и сменить одежду, как раз чтобы успеть на эту глупую тренировку. Это не так далеко, поэтому не добавляй мне головной боли насчет этого, ладно?» Взглянув на выражение лица мамы я понял, что вопрос закрыт.

Следующим моментом, который я осознал было то, что я был оставлен перед домом мисси Маккуди, оставлен стоять в моем белом платье в большой красный горошек и на каблуках и сжимая мою сумочку в руках, подобно какой-то жеманной девушке. У меня был выбор, либо продолжать так же стоять, на виду каждого проходящего, либо войти в дом и держаться. Взглянув вниз вдоль улицы, я увидел группу ребят, приближающихся на велосипедах. И мне пришлось сделать выбор.

На самом деле все было не настолько плохо, как могло бы. Ну, учитывая обстоятельства. Миссис Маккуди была очень добрая милая старая леди и когда она увидела меня, стоящего перед входной дверью, ее лицо засветилось в улыбке и она пригласила меня в дом, как будто все было абсолютно нормально относительно того, как я одет. Оказалось, что пока она ждала сына Мэрилин Паркер, она совсем забыла, что на самом деле, что у нее дочь. Я произнес смущенным голосом, что меня зовут Памела, и я пришла выполнить ежедневные обязанности по дому, как будто это было самой естественной вещью в мире для меня.

Пожалуйста не забывайте, что пока я претендовал на то, чтобы быть дочерью моей матери, я все еще совершенно четко осознавал, кто я, и насколько смехотворна была эта ситуация. Для четырнадцатилетнего парня провести полдня на высоких каблуках и в чулках и развлекая пожилую леди скача по дому как какая-то глупая французская служанка, или вроде этого, в самом деле, это было больше чем я мог вынести! Мое лицо загоралось красной краской временами и это в свою очередь заставляло дрожать меня всем телом.

К тому времени как я все сделал, я чувствовал себя неудобно, вспотевшим и уставшим. В добавок к тому, чтобы вынести мусор и перенести коробки со старыми журналами на чердак, меня попросили вымыть пол в ванной (йук!) и положить некоторые старые вещи в сумки для сдачи на благотворительность. Когда я поставил сумки на переднее крыльцо для погрузки, я с сожалением подумал, что мне повезет, если мама не воспользуется шансом заглянуть в них, несомненно она найдет золотую жилу, в смысле пополнения моего девичьего гардероба.

Я выбрал время, чтобы зайти в туалет, пока я здесь, главное трудное задание, учитывая трудности, которые я испытывал с моим поясом для чулок. Как место для отдыха в ее доме, ванная миссис Маккуди была разукрашенная, вычурная и изящная, насколько только я мог представить. С зеркалами и маленькими статуями с ароматическими мылами везде, она больше походила на маленький антикварный магазин, чем на ванную. Сидя здесь в середине этих всех безделушек и украшений, с юбкой, задранной на талию и этим дурацким поясом спутанным вниз вокруг моих коленей, я начал оценивать сюрреалистичную натуру моего положения. Я ничего не мог сделать, но пристально глядя на отражение хорошенькой девушки напротив меня, я заметил свое возрастающее волнение и возбуждение, как только я понял как возможно выглядят девушки, когда они пользуются туалетом.

Моим заключительным заданием дня было выгулять Мими, карликового пуделя миссис Маккуди. Излишне говорить, я чуть не упал в обморок, представив картину, как я веду на поводке эту чопорную маленькую собачку в окрестности, сам одетый так глупо, но миссис Маккуди настояла.

«О, он тебя не укусит, дорогая, я обещаю! Я обычно прогуливаю его в заднем дворе, но он начинает толстеть. Прогулка по кварталу пойдет ему на пользу. Иди, прогуляйся, если не возражаешь, я слишком стара и это будет значить для меня так много, если ты согласишься».

Итак, это был я, Грэг Паркер, скоро ученик девятого класса, второй экстраординарный нападающий в младшей бейсбольной лиге, облаченный в мое новейшее платье в красную крапинку, ярко красную помаду, белые туфли на каблуках, и с дамской сумочкой увлечен вниз по улице за гиперактивным тявкающим пуделем по кличке Мими. Я чувствовал себя настолько неловко, как только я ступил на тротуар. Я старался сдержать слезы, так как знал, что это только смоет мой макияж, однако, слезы наполнили мои глаза и мне пришлось остановиться по меньшей мере несколько раз, чтобы высморкаться и поправить макияж.

Семеня ногами по тротуару, я с волнением думал, сколько времени пройдет, прежде чем я буду узнан. Вскоре я заметил, что едва ли не каждый провожал меня взглядом. После того, как я прошел мимо нескольких детей, играющих на газоне и пары женщин, качающих детские коляски, я осознал, что мама возможно была права, до тех пор пока я исполнял роль, люди как раз предполагали, что я тот, каким я хочу им казаться, в данном случае, миловидной девочкой, гуляющей со своим пуделем. Все, что мне необходимо было делать, это кивать головой, и красиво улыбаться, всякий раз, когда я проходил мимо кого-то, и так и было! Легко, как пирог!

Я был ослаблен, чтобы притворяться, что я веселый и счастливый, находясь в этом затруднительном положении, но я заставлял себя улыбаться несмотря на все мое смущение. И мне приходилось это делать; в самом деле в одном месте я выглядел настолько расстроено, что взгляд на моем лице заставил леди, работающую в ее саду, спросить, что случилось не так? Я скривил мои надутые губы в улыбку и потряс головой, но она упорствовала, спрашивая, может ли она что-нибудь сделать для меня; я с запинкой произнес что-то о том, что на улице жарко, и следующим моментом было то, что она предложила присесть в тени и чашечку чая со льдом. Я отказался, конечно, сказав, что мне необходимо идти.

Поговорим, каково быть смущенным! Я имею в виду, идти среди людей и без каких-нибудь брюк и с блестящими накрашенными ногтями, и с помадой на лице и с румянами... какому парню не было бы очень стыдно? И в довершение всего, у меня выделилось чрезмерно адреналина, мои нервы были настолько на пределе, что все мое тело покалывало от электричества! Мои ноги, трущиеся вместе в нейлоновых чулках, и случайный порыв ветра, залетающий под юбку и приподнимающий ее, все это было чрезвычайно волнительно. Мои чувства были настолько напряжены, что я обнаружил совсем неженственную эрекцию под моим поясом для чулок. Мой бедный тринадцатилетний пенис был настолько тверд, как никогда раньше, и все из-за того что я должен был выглядеть и вести себя как приличная девочка! Это было откровенно ужасно! Было бы неприятно, если бы моё мальчишеское возбуждение было видно через тугой плотный пояс, который надела на меня мама, я был в самом деле рад, что я носил такую пышную юбку!

Худшей частью все-таки было удержать поводок Мими от спутывания вокруг моих ног. Свыше нескольких раз я чуть не упал, я чудом оставался на ногах, учитывая, насколько это было сложно, держаться на моих новых высоких каблуках. Как только передо мной вновь показался дом миссис Маккуди, я почувствовал, груз упал с моих дрожащих плеч.

Мое облегчение было коротким. Было примерно четыре часа, когда я покончил наконец со своими обязанностями и мне все еще надо было как-то вернуться домой, самому. Я подумал о том, чтобы поймать такси, но это означало объяснение и разъяснение с водителем.

«Нет», я подумал, «Я только что прогуливал эту тупую собачку по району, конечно я смогу добраться до дома без унижений».

Пожелав миссис Маккуди хорошего дня и обещав навестить ее снова, я направился в сторону дома. Идти нужно было примерно милю, более шести кварталов. Я проходил их дюжину, может быть сотни раз в моей мальчишеской одежде; но в моих чулках и на каблуках, этот путь казался путешествием на Луну.

Я еще не отошел далеко от дома миссис Маккуди, как я увидел нескольких детей преследовавших меня на велосипедах. Три мальчика и девочка - все между девятью и десятью лет, около возраста Дейва - казалось, у них были серьезные намерения разузнать, кто я и куда я направляюсь. Я впал в ужас от возможности того, что меня раскроют, я по большей части улыбался и кивал, отвечая на из вопросы, голосом как можно более тихим, когда необходимо было говорить.

«Ты живешь недалеко?» последовало после «Миссис Маккуди твоя бабушка?» и «Ты знаешь мою маму?». Я одобрительно кивнул и потряс отрицательно головой соответственно, и сделал вид, что я спешу, но мои новые знакомые настаивали. Вскоре диалог стал более личным, затрагивая такие темы как «У тебя есть парень?» и «Мой брат твоего возраста. Может вы ходите в школу вместе с ним!» Маленькая девочка даже попросила остановиться и поиграть некоторое время.

Вопросы были и стеснительными и смешными, и я пытался игнорировать большинство из них, но это только приводило к тому, что дети повторяли их снова и снова, каждый раз все громче. Я в итоге сдался и стал придумывать ответы, чтобы не привлечь еще большее внимание своей свиты.

«Меня зовут Памела... нет, у меня нет парня». «Мне пятнадцать... нет, я не хочу встретиться с твоим братом. Потому что потому!» «Нет, я не хожу в старшую школу здесь. Я всего лишь в гостях у моей тети, Гленды». И так далее и тому подобное. Мои ответы, конечно, только усиливали их любопытство, и чем больше я говорил, тем больше они хотели продолжать со мной разговаривать. Я остановил это желание, просто закрыв свой рот.

Это было странно, вести этот маленький парад детей вдоль тротуара, но я не сбавлял темп шагов и пообещал себе не останавливаться. Это было из-за того, как мои ноги и ступни устали целый день носить туфли на высоких каблуках. В дополнение их вопроса о том, кто я и где я живу, мальчики стесняясь сказали, что они считают, что я очень симпатичная девушка. Я не знал, плакать или смеяться, увидев себя объектом такого внимания, и я покорился и сказал «спасибо» на каждый комплимент.

Самым большим страхом для меня было конечно то, что последуют за мной до парадной двери моего дома. Я отчаянно пытался предположить, что делать, когда неожиданно я понял, что могу успокоиться; вероятно им не разрешали гулять дальше перекрестка, на котором мы в тот момент были. Я мило помахал рукой на прощание, но я еще никогда еще не был так рад остаться наедине!

Остаток пути я прошел без инцидентов. Я был очень уставший к тому времени, как я дошел до дома, так жарко и бедные мои ступни! Мой чулочный пояс был тугой как никогда и я не мог дождаться момента, когда наконец сниму его и одену мою бейсбольную форму. Рай, я думал, так близко, всего в нескольких минутах!

Или я только так думал. Как только я процокал на каблуках вверх по тротуару и остановился на переднем крыльце, я вдруг задумался.

Как я попаду внутрь?

Я не мог поверить в это! После всего того, через что я прошел, после унижения, которое я пережил, передняя дверь была заперта ... и у меня не было ключа! Я был так рассержен и так расстроен! Я не мог не разрыдаться! Я поискал в своей сумочке дюжину раз, и попробовал заднюю дверь, и даже потянул пару окон, но все было бесполезно. Я был в тупике, и я не смог ничего сделать кроме того как сесть и заплакать.


Глава 12-Еще Более Странный Вечер


К тому времени, как мама вернулась домой, я уже перестал плакать и больше беспокоился о том, чтобы успеть на тренировку вовремя. Мама, конечно, не придала значения тому факту, что я потратил больше часа, ожидая ее, она, больше интересовалась, что произошло в доме миссис Маккадди, и её мало интересовало, что я опаздываю на тренировку.

-Это меня не касается. - Холодно и отчужденно ответила она.

-Достаточно того что я позволяю тебе тусоваться с этими хулиганами. Полагаю, у тебя есть обязательства перед командой. Я не буду тебя останавливать. И так, ты сделал все, о чем просила Миссис Маккадди? Я узнаю правду, я поговорю с ней сегодня вечером, так что не лги мне.-

Заверив ее, что я сделал все, что от меня требовалось, и пообещал, что все расскажу, когда вернусь. Я переоделся в рекордное короткое время, снял платье, нижнее белье туфли, надел бейсбольные брюки, футболку и кроссовки. Я сбежал по ступенькам, сел на велосипед, пока мама не успела передумать.

Наконец-то я был свободен! ЙА-ХУ-ХУ!!!!!!!!!!!!

Я чувствовал себя счастливым, когда ехал по улице на велосипеде, одетый в свою мальчишескую одежду.

Я знаю, это звучит глупо, но я никогда в жизни так не радовался, что на мне надеты жокейские трусы!

Мне предстояло преодолеть еще одно препятствие. Мама не разрешала мне снимать лак с ногтей. Наверное, она думала, что я откажусь от тренировки. Но я перехитрил ее я надел перчатки и спрятал свои накрашенные ногти.

Великая ирония заключается в том,

все мои надежды и планы разбились, столкнувшись с действительностью. На самом деле, это был один из худших дней в моей жизни. Во-первых, тренер Вассер смотрел на меня как-то странно, ещё я не мог понять, зачем он заменил Спанки Кливленда и отправил меня на левое поле. На левом поле никогда ничего не происходило, и у меня возникло ощущение, что тренер по какой-то причине злится на меня.

Следующее, что произошло, было то, что Спанки и Крис Вассер — сын тренера и наш лучший игрок хихикал, когда смотрел на меня. Я не мог понять, в чем проблема, пока случайно не вытер рот рукавом футболки и не увидел на рукаве красное пятно.

- Да что с вами такое, ребята?- Спросил я вызывающим тоном.

- Посмотрись в зеркало! Красавчик, твоя мама снова заставляет тебя красить губки?-

Прошло так много времени, а они все еще помнили, как мама отправляла меня в школу с накрашенными губами. Я думал, что все забыли об этом. Я хотел побить их, но вместо этого решил схитрить.

-Это не помада! Это же Кул-Эйд! Моя мама приготовила его для меня, и я его попробовал. Поняли вы, уроды ... - мой голос затих, а взрыв хохота оглушил меня.

Я снова вытер рот, на рукаве отпечатался след от ярко-красной помады. Все вышло совсем не так, как я планировал ...

Окончательно меня добил Майки Кертис, он метнул мяч мене в голову, когда я был на бите. Конечно, я был на втором ударе и не отбил ниодного меча за игру, но это не оправдание, чтобы бить меня мячом! Майки был лучшим питчером, и мне показалось, что он сделал это нарочно.

В тот вечер, возвращаясь, домой с тренировки, я не мог сдержать слез. Моя жизнь рушилась, и я не знал, что делать. Тренер Вассер и тренер Стэнтон весь вечер уговаривали меня сосредоточиться на игре и не ввязываться в драки с другими ребятами; я был в бешенстве, потому что они не замечали, что каждый раз, когда они отворачивались, кто-нибудь из ребят щипал меня, называл феей. Наклейка "Барби", приклеенная к моему велосипеду, добила меня. Бейсбол быстро терял свою привлекательность для меня, и по мере приближения к дому я задавался вопросом, стоит ли мне вообще возвращаться в команду.

Когда я вошел в дом, мама и Дэйв сидели на диване. Мама читала вслух моему брату, и впервые за долгое время я почувствовал зависть к тому вниманию, которое мама ему оказывала. Я вспомнил, как днем она обнимала меня за талию и хвасталась перед миссис Джонстон.

Не говоря ни слова о бейсболе, мама приказала мне подняться наверх. Выражение ее глаз говорило мне, что что-то нетак. Я взглянул на Дейва. По тому, как он мне улыбнулся, я понял мне конец.

Поднимаясь по лестнице, я чувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Этот маленький сопляк рассказал о нашей ссоре, которая произошла сегодня утром. Я понял это по ухмылке на его лице! После всего, что мне сегодня пришлось пережить, после работы по дому, после помощи старой Миссис Маккадди, я оказался ещё и виноват.

Черт возьми! Это было просто несправедливо. Я хотел что-то сказать, но мать снова холодно посмотрела на меня, и я, молча, сделал то, что мне было сказано.

Я пошел в свою комнату и разделся. Я посмотрел на свою бейсбольную футболку и подумал, смогу ли когда-нибудь снова надеть ее. Затем я бросил его в корзину вместе с остальной грязной одеждой. Я посмотрел на свежевыстиранный пояс, лежащий на моей кровати, и заплакал.

Мама появилась как раз в тот момент, когда я надевал лифчик. Я огляделся в поисках чего-нибудь, чтобы прикрыться. На ее лице было написано удивление. Мне это показалось страшным.

У меня по спине пробежал холодок.

- О, смотрите. Он вернулся со своей замечательной бейсбольной тренировки. Ты хорошо провел время? Ну, Маленький мистер, я надеюсь ты понимаешь, что после того что ты сделал эта бейсбольная тренировка может быть для тебя последней.-

Слезы жгли мне глаза, когда я стоял почти обнаженный и беспомощный перед мамой. Потому, как она смотрела на меня, я понял, что она ищет повод наказать меня, и если я не буду осторожен, то получу пополной. По какой-то причине мне стало трудно дышать. Между рыданиями я пообещал себе, что сделаю все возможное, чтобы она не разозлилась еще больше.

Слишком поздно.

Пощечина! Я разрыдался, потирая щеку. В довершение всего у меня потекло из носа. Вкус соли заставил меня съежиться. Я чувствовала себя просто ужасно.

-Насколько я понимаю, вы с Дейвом поссорились сегодня утром? Это правда? Я знаю, что ты наговорил ему гадостей. Это правда?-

Бах! Я чуть не упал, но удержал равновесие. Я отчаянно закивал головой. Отрицать было бесполезно. Даже если он лжет, она примет его сторону.

-Да, мэм, это правда. Простите меня, мама. Он просто ... он просто продолжал смеяться надо мной. Мне жаль, что я вышел из себя. Я больше не буду этого делать, обещаю, не буду.-

Мама посмотрела на меня. Выражение ее глаз было почти счастливым. На мгновение мне показалось, что она вот-вот обнимет меня, но потом ...

Пощечина!!!

-Ты действительно сказал ему, что надеешься, что он утонет? Не лги мне, от этого будет только хуже!-

Я был почти в истерике. Утонул? О чем она говорит? Я закрыл лицо руками, но мама отдернула их. Боже, неужели я это сказал? Как я мог быть таким дураком?!

Пощечина!!!

В отчаянии я признался, что сказал это. Я пытался сказать ей, что это несерьезно. Но от этого лучше не становилось. Раскрытой ладонью мать, шлепая меня по лицу, и по обтянутому лайкрой заду. При каждом ударе она говорила мне, какой я злой, какой я легкомысленный и как ей стыдно, что я ее сын.

Я подумал, насколько хуже все могло бы быть, если бы я солгал.

Наконец она остановилась, чтобы перевести дух.

Я стоял, закрывая руками мокрое от слез и соплей лицо.

Я взмолился о пощаде. Я знал это, вероятно, мой единственный шанс.

- П-п-пожалуйста, мама ... не бей меня больше ... пожалуйста! Мне очень жаль, правда, жаль! Я сделаю все, что ты скажешь, обещаю. Я сделаю все, что ты скажешь! Я ... я ... я обещаю!-

Мама подняла бровь и скорчила гримасу.

- Обещания ничего не стоят. Мне бы хотелось тебе верить. Я бы очень хотела поверить, но ты, опять можешь мне соврать. Опять! Хочешь знать, почему я так думаю? Иди сюда, я хочу, чтобы ты мне кое-что объяснил.-

Я беспомощно смотрел, как мама выдвигает ящики моего комода.

Она стала разбрасывать мое нижнее белье, которое я в спешке рассовал по ящикам. Моя комната наполнилась летающими трусиками и поясами.

- Видишь это? Ты должен был все аккуратно сложить. Я поверила тебе, но ты солгал мне. Ты сказал мне, что ты все сделал, как я просила. Ты солгал, а потом отправился на свою тренировку. О чем еще ты мне солгал? Чему я не должна верить?-

- Ничему, Я ... "

Пощечина!!! Я потерял равновесие, упал на колени. Я приготовился к новому удару, но вместо этого почувствовал, как она вцепилась мне в волосы. Я встал так быстро, как только мог.

-Я не потерплю твоих издевательств над младшим братом и не потерплю твоей лжи, ты меня понял? Ложь я не потерплю ни от тебя, ни от твоего брата, ни от твоего никчемного отца ... ни от кого! Ты слышишь меня?!!???"

Балансируя на цыпочках, я открыл глаза как раз вовремя, чтобы увидеть странную улыбку на лице моей мамы.

-Итак, о чем еще ты солгал?

Расскажи всё мне честно, или я

выведу тебя на задний двор, спущу твои атласные трусики, достану хлыст и отхлещу тебя. Ты пожалеешь, что родился на свет!-

Всхлипывая, я признался, что утром провалялась без дела, и больше смотрел телевизор, чем работал по дому. Я сказал маме, я думал, что у меня есть весь день, чтобы сделать мою домашнюю работу, а не только утро, и что я собираюсь сделать её. Мне просто не хватило времени.

- Типичный мужчина.- Сказала она с оттенком отвращения в голосе и постучала меня костяшками пальцев по голове.

- Мужчины отлынивают от дел, а потом врут, чтоб оправдать свою лень. Ты, безусловно, сын своего отца!-

В свою защиту я сказал, что все остальное в тот день делал именно так, как она мне сказала. Я ходил к миссис Маккадди, убирал ее ванные комнаты и делал домашние дела, как полагалось. Я даже рассказал ей, как гулял с собакой по кварталу. Судя по блеску в ее глазах, она мне поверила, хотя и пригрозила наказать меня еще раз, если я солгал.

- Пойдем со мной, малыш. Я покажу тебе, что будет каждый раз, когда я поймаю тебя на лжи.-

Пройдя босиком в ванную, я с ужасом наблюдал, как мама открывает свежий кусок мыла "дав". Мой желудок сжался, когда она протянула его мне.

- Помнишь его?- Я, молча, кивнул.

- Хорошо. Ты должен это сделать. Я хочу, чтобы ты положил мыло себе в рот.

-Но, Мама, Я ... "

Пощечина!!! Удар по лицу ошеломил меня, вызвав новую порцию слез.

-Ты хочешь продолжать играть в мяч этим летом? Хочешь, я отправлю тебя на игру с накрашенными губами и в платье? Не хочешь? Тогда делай, как я говорю! Возьми мыло в рот и съешь его. Я хочу, чтобы из твоего рта были вымыты все мерзкие и лживые слова. Ты меня понял?-

Пощечина!!!

Потирая ноющую щеку, я понял лучше съесть мыло, не дожидаясь следующей оплеухи.

Хорошей новостью было то, что это был маленький кусок мыла, и я смог довольно быстро его сжевать.

К тому времени, как я закончил, я чувствовал себя отвратительно.

Я думал, что умру, так сильно у меня заболел живот. Хорошо, что я не ужинал, а то бы меня стошнило.

Мама стояла надо мной, ее лицо превратилось в каменную маску, когда я отплевывался в раковину.

- Продолжай в том же духе, и тебе придется иметь дело не только с мылом. У меня есть и другие способы привлечь твоё внимание, и я готова их применить. А теперь прими ванну и готовься ко сну. Завтра тебе предстоит долгий день, и я хочу, чтобы ты был свеж и готов утром отправиться в путь.-

Я лежал в постели, и гладил урчащий живот, когда мама пришла проведать меня. Я думаю, что она была удивлена, подняв простыню и увидев меня в лифчике и поясе. После побоев, которые я получил, я снова надел их, просто на всякий случай. Я не хотел больше никаких проблем.

- Хорошая девочка, Памела. Вижу, ты не забыла мою вчерашнюю лекцию. Помнишь, я говорила о том, чтобы ты держала руки подальше от пипирки - предупредила она.

-Если я узнаю, что ты вернулась к своим старым мерзостям ... ну, это будет не очень приятно.

Мама протянула мне стакан воды и велела сделать глоток. Запах мыла все еще обжигал мне нос. Пока я пил она села на край кровати и принялась расчесывать мне волосы, как будто ничего не произошло.

Пока мама играла с моими волосами, она сказала мне, что разговаривала по телефону с миссис Маккадди.

К моему облегчению, она получила хорошие отзывы о поведении "Памелы". Моя мать, казалось, была очень впечатлена тем, что услышала, и даже рассмеялась, когда я рассказал ей свою версию случившегося. Когда я сказал, что миссис Маккадди считает меня настоящей девушкой, она улыбнулась от уха до уха.

- Милая, может, она и старая, но не глупая. Она знает, что ты мальчик. Она просто не хотела задеть твои чувства, когда ты появилась в платье в горошек и с маленькой сумочкой. Она сказала, что ты очень милый.-

Я почувствовал, как мое лицо вспыхнуло от стыда. Как я мог быть таким глупым? Мне казалось, что все шло гладко.

-Она знала что ... я не девушка?

Она удивилась, почему я надел ... платье?-

Мамины глаза загорелись.

-О, Конечно. Ей было очень любопытно узнать об этом. Я просто сказал ей, что это маленькая игра, в которую ты играешь. Она сказала, что ты можешь приходить как Памела в любое время, когда захочешь. На самом деле, она хочет, чтобы ты приходила, по крайней мере, два раза в неделю, чтобы помогать ей по дому.-

Отлично. Теперь люди думают, что я одеваюсь как девчонка, потому что мне так хочется.

-Ну, если она знает, что я мальчик, то как насчет остальных?-

Мама улыбнулась: - Остальные? Например, кто?"

Я рассказал маме о том, как гулял с Мими по кварталу и как никто не обращал на меня особого внимания. Она сказала, что это, вероятно, потому, что они не знали меня так, как Миссис Маккадди, поэтому они решили, что я девушка. Это заставило меня почувствовать себя немного лучше.

-Даже если кто-то узнает тебя, я думаю, ты придумаешь, как оправдать свой женский наряд.-

Меня обеспокоило то, что сказала мне мама. Похоже, она планировала мое появление в женской одежде перед знающими меня людьми.

Меня беспокоило её пристальное внимание к тому, как я отношусь к ношению женской одежды и то, как я себя в ней ощущаю. Она подробно расспрашивала меня на эту тему. Когда я сказал ей, что все не так плохо, как я думал, она улыбнулась так, что я улыбнулся в ответ. Она продолжала расспрашивать меня о том, как я себя чувствовал, разгуливая в платье, и как я управлялся с собачьим поводком и сумочкой, и нравится ли мне дурачить людей, которых я встречал. В конце концов, я признался, что мне было весело — ну, немного, я думаю, — и это было именно то, что она хотела услышать.

- Вот видишь! Наряжаться в платья, трусики и краситься не так уж и плохо, не так ли? Разве не забавно ходить вот так, переодевшись, зная, что все, кого ты встречаешь, понятия не имеют, кто ты на самом деле? Должно быть это очень захватывающе!-

Я почувствовал, что краснею. Мама была права, и она это знала. Она знала, и я знал это; как бы мне ни было неприятно признавать это, я действительно наслаждался нашей маленькой игрой.

Под поясом была жуткая теснота. Я чуть не умер, когда понял, что у меня начинается эрекция! От этого мне было неловко! Я пожал плечами и перевернулся на бок, чтобы мама ничего не заметила.

- Пожалуй, это было немного весело. Неужели я их всех одурачил? Было довольно странно то, как окружающие ко мне относились. Они вели себя так, будто я действительно хрупкая девушка.-

-Мне кажется, что ты сам ответил на свой вопрос. Они бы так не вели себя, если бы знали, что ты мальчик? Я имею в виду, как бы они относились к тебе, если бы узнали, что ты мальчик в платье?-

Я покраснел еще сильнее.

- Ну, я думаю, они бы показывали на меня пальцами и смеялись. Или, по крайней мере, смотрели на меня с насмешкой.-

-Этого не случилось, не так ли? Это потому, что ты не только выглядел как девушка, но и вел себя как девушка. Давай посмотрим правде в глаза, милая. Из тебя получится лучше девочка, чем мальчик. Намного, намного лучше. Спроси Миссис Джонстон. Она считает, что я должна все время одевать тебя в платья. Жаль, что это только на лето.-

Прежде чем она успела продолжить, я извинился и побежал в туалет. Мыло, казалось, прошло через мой организм, и резкие спазмы сдавили мне живот.

Я помню, как мама стояла в дверях, а я сидел на унитазе и стонал от боли.

Мне было очень больно.

- Когда закончишь, милая, немного поспи.- Сказала она с мягкой улыбкой.

-Мы поговорим позже.-

Тихо постанывая и плача, я провел остаток вечера, на унитазе гадая, когда же все это закончится.


Глава 13-Новый режим питания


Последующие дни были утомительными и долгими. Каждое утро мне приходилось вставать раньше всех, умываться, одеваться, а потом будить маму, чтобы она успела поесть и собраться на работу. Было время летних каникул, мой младший брат, конечно, каждый день ложился спать поздно, я должен был готовить завтрак ему и моей маме.

Мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, что я каждый день надеваю пояс, лифчик, платье и туфли на каблуках.

Приготовление завтрака было лишь небольшой частью моей утренней рутины. Например, пока кипел кофе, а тосты подрумянивались, мне приходилось гладить мамину форму и вешать ее на дверь спальни. Иногда мне приходилось чистить ее туфли, это тоже занимало много времени. Мне приходилось быть осторожным, чтобы не испачкать моё платье и чулки.

Вытащить Дэйва из постели означало вступить с ним в спор, а споры с братом мама не поощряла.

После всего, что мне пришлось пережить, "Памела" все еще не ценила своего младшего брата. Но все же я научился уговаривать его, без криков, что бы не получать пощечины за грубость по отношению к брату.

Во время завтракала, мама говорила, чем я должен заняться, пока она на работе.

Я стал записывать перечень дел, поскольку мама была совершенно неумолимой, когда дело касалось моей забывчивости. Я не хочу утомлять вас подробностями, но возможно, вас заинтересует, что мне приходилось делать. Типичный список моих дел включал в себя примерно следующее:

- Приготовить завтрак

-Помыть посуду, вынести мусор

-Стирка (по крайней мере, одна нагрузка в день, по необходимости)

-Пропылесосить гостиную, столовую, мамину спальню; заправить все кровати

-Пропылесосить ковры во всех комнатах

-Вымыть ванную комнату

-Погладить бельё

-Сделать запеканку

-Поправить макияж, привести волосы в порядок

-Встретить маму

-Накрыть стол, подать обед

-Вымыть посуду вымыть пол на кухне

-Убрать комнату мою и Дейва (Оооооо, как я ненавижу это!)

-Сделать салат, запечь в духовке мясной рулет, и заварить чай

-Выбрать для себя вечерний наряд (платья, туфли, украшения)

-Принять ванну, накраситься, привести волосы в порядок, одеться

-Накрыть на стол

-Встретить маму с работы

-Прислуживать за ужином; вымыть посуду

-забрать грязную мамину одежду и замочить в ванной

-Провести время с мамой

-Идти спать

Конечно, обычный день не обязательно включал в себя все, что было в этом списке.

Иногда мама давала мне просто неподъемный список дел очевидно, в надежде, что я что — то испорчу и в свою очередь заслужу наказание. Но мне пока удавалось все сделать. Я решил больше не попадать в неприятности. Я испытывал особое чувство гордости каждый раз, когда мама хвалила меня за мою работу и угощала шоколадным мороженным перед сном.

- Разве это не мило, Памела? - говорила она, когда мы сидели на кухне и вместе наслаждались десертом.

-Я думаю, мы движемся в правильном направлении.

Я говорила раньше и повторю сейчас, мы должны были начать это ещё давным-давно.-

Мама, казалось, искренне любила проводить со мной время,

она была рядом со мной каждую минуту, когда была дома. По выходным мы с мамой обычно, делали маникюр, я слушал, как она рассказывала о работе, о своих друзьях или о друзьях своих подруг. Ей нравилось заставлять меня экспериментировать с макияжем, и я должен признать, что мне даже было весело пробовать разные цвета теней для век и разные цвета помады. После таких экспериментов иногда я выглядел довольно глупо.

Мама любила просматривать журналы и каталоги и говорить о моде. Она часто предлагал мне вместе с ней пройтись по магазинам.

Она знала, что я боюсь появляться на людях в платье, и часто поддразнивала меня, говоря, как мне будет весело в торговом центре, примерять тот или иной наряд.

Я отказывался, как мог я не хотел вообще выходить из дома.

Я часто смотрел телевизор с мамой, но это всегда был какой-нибудь дурацкий мюзикл или старый черно-белый фильм. Программы о домашних и садовых работах были среди ее любимыми, как и мыльные оперы. Как ни противно мне было смотреть большинство этих передач, но это для меня было время отдыха, поэтому я, никогда не упускал случая посмотреть телевизор.

Моя слабость к телевидению, по сути, превратилась в ужасную шутку, когда мама заставила меня следить за сюжетом сериалов. Каждый день после обеда я должен был два часа смотреть мыльные оперы, а вечером

подробно рассказывать, что там в них произошло. Мне потребовалось две недели, чтобы просто разобраться с персонажами.

Тем не менее, мама настаивала, и я каждый вечер после ужина рассказывал ей о разводах, любовных треугольниках о беременностях и других приключениях героев сериалов.

А потом она задавала мне вопросы, что бы убедиться, не пропустил ли я что нибудь.

Оглядываясь назад, я думаю, что мама использовала просмотр мыльных опер, как способ уберечь меня от любого мальчишеского озорства.

Помните, это было до появления видеомагнитофонов и чтоб запомнить все сюжетные линии этих мелодрам мне фактически приходилось сидеть час за часом и внимательно смотреть эти мыльные оперы и рекламу стиральных порошков. А в это время мне хотелось выйти поиграть со своими друзьями.

Мамины передачи шли в то же время, что и мои любимые фильмы, поэтому у меня не было возможности посмотреть, то, что мне нравится.

Стало ясно, что моя мать держит меня под каблуком, чтобы я не натворил бед в летние каникулы. Было совершенно ясно, что она делала все возможное, чтобы держать меня подальше от моих друзей или как она их красноречиво называла "эта маленькая шпана." Она разрешила мне остаться в команде по бейсболу, но никогда не посещала, ни одной из моих игр и фактически часто делала, так что бы я опоздал на игру.

Она позаботилась о том, чтобы у меня никогда не было времени тренироваться дома, сказав, что у нее для меня есть более важные дела по дому. Тренер Вассер замечал мои опоздания и то, что я не поспевать за другими ребятами.

- Не понимаю, почему ты вообще беспокоишься. - Сказала Мама, когда я пожаловалась, что мальчишки смеются надо мной во время игры.

- Это грязная и грубая игра, и мне не нравится, что ты тратишь на неё своё время. Думаю, в следующем году я запишу тебя на уроки игры на фортепиано.-

-Но даже девочки играют в футбол. - Заныл я.

Мама на мгновение задумалась над моим ответом, потом пожала плечами.

-Тогда, возможно, тебе стоит попробовать себя в женской команде. По крайней мере, у тебя будет много общего с подругами по команде.-

Мама, очевидно, была не слишком высокого мнения о моих друзьях, с которыми я тогда общался.

Она была полна решимости свести мое общение с ними к минимуму.

Когда я не играл в мяч, то был одет в свою "девчачью одежду", как она ласково называла ее.

Несколько раз я прятался в своей комнате, потому что был одет в платье, которое мама выбрала для меня. Оцепенев от ужаса, я боялся, что меня увидят в окно, мои друзья, они стучали в парадную дверь, и звали меня погулять. Я ни в коем случае не собирался открывать им. Не знаю, что было бы со мной, если бы они увидели меня в платье.

Единственное, что было хорошее в моей ежедневной работе по дому это то, что я не замечал как пролетают дни. Конечно, я жаловался и дулся, когда Дейв плюхался перед телевизором или выбегал на улицу поиграть со своими друзьями, а я занимался уборкой дома.

У меня почти не было времени рассуждать, скоро вернётся с работы мама, а мне еще нужно натереть воском пол и погладить бельё. Я все должен сделать к её приходу, чтобы избежать нагоняя или наказания!

В конечном счете, выполнение моих домашних обязанностей всегда приносило мне дивиденды, самым ценным из которых было одобрение моей матери. Мне нравилось видеть, как она улыбается мне, обнимает и целует меня, от этого я просто таял.

Для сохранения мира в семье я был готов делать почти все, что она хотела, даже выглядеть и вести себя как девочка.


Глава 14- дополнительное задание после домашней работы!


Через две недели мама стала предлагать мене делать несколько странные вещи.

Вероятно, то, что предлагала мама, было направлено на то что бы изменить моё мировоззрение.

В те дни, когда моя нагрузка была невелика — а таких было не так уж много, поверьте мне! — Мне предложили учиться. Да, учиться!

Моя мать предложила мене изучать не математику и не географию.

Она вручила мне последний экземпляр "семнадцати", несколько своих женских журналов, таких как "Glamour" или "Ladies Home Journal", и она настояла на том, что бы я читал в этих журналах, по крайней мере, по одной статье, иногда по три или по четыре, в зависимости от моей загруженности.

-В этих журналах есть гораздо больше информации, чем просто красивые картинки.- Объяснила она. - Я хочу, чтобы ты это поняла. Эти журналы не предназначены для озабоченных маленьких мальчиков, и совсем не для того чтобы они дрочили на фото девушек. Эти журналы предназначены женщинам, они знакомят девушек с реалиями современного мира, учат, как добиваться своей цели и получать удовольствие от жизни.

Это будет прекрасный способ для тебя понять, что нужно женщинам и девушкам. Слишком многие мужчины потребительски пренебрежительно относятся к женщинам, в моём доме подобного отношения я не потерплю.-

Я посмотрел на стопку журналов, лежащих на обеденном столе, и побледнел. Дрожь пробежала по моей спине, когда я представил, как трачу свое время на чтение подобной чепухи. Я бы предпочел провести время, листая комиксы.

- Но, мама, это так скучно! Вы же знаете, я не настоящая девушка.-

Мама улыбнулась.

- Ты не настоящая девушка, но ты определенно похожа на нее, и ты даже начинаешь вести себя как настоящая девушка. Я хочу, чтобы ты знала, как думают девушки. Перестань дуться, я не понимаю, в чем проблема. Посмотри на это с другой стороны, милая. Ты сможешь сделать то, чего никогда не сделает ни один из твоих друзей хулиганов. Только подумай, как здорово будет узнать все наши девчачьи секреты. Держу пари, никто из твоих приятелей не имеет ни малейшего представления, что нужно для того чтобы сделать девушку счастливой. На самом деле тебе очень повезло.-

- О, это просто замечательно, мам. - Мой сарказм был вполне очевиден, но мама только улыбнулась. Она знала, что победила, и я ничего не мог с этим поделать!

Мама выбирала статьи, которые я должен прочитать. Обычно это были тупые публикации такие как "Тенденции летней моды", "10 простых способов сделать цвет лица более свежим" или "Готовимся к жарким дням".-

Мне пришлось запоминать эту ерунду, а вечером пересказывать её и ещё отвечать на вопросы.

Представьте себе тринадцатилетнего мальчика в женской одежде, сидящего за обеденным столом и внимательно изучающего свежие журналы "семнадцать" или "гламур", делающего заметки, как будто он готовится к выпускным экзаменам в школе.

Пока мои друзья бегали по улице, катались на велосипедах и играли в бейсбол, я был занят изучением увлажнителей для кожи и кондиционеров, а также того, как приготовить ужин из курицы за полчаса.

Сначала мамины тесты были устными, они проводились, когда она сидела за столом и потягивала кофе, а я готовил ужин.

Если я сделал то, что нравилось маме, она улыбалась и гладила меня по голове, иногда угощала меня дорогими шоколадными конфетами, которые она хранила в буфете.

Если она была не довольна мной, мое наказание могло варьироваться от нагоняя до пощечины за то, что я "ленив" и "ни на что не годен".

То, что случилось потом, было моей собственной ошибкой. В своем стремлении угодить маме, я добросовестно читал предлагаемые мне статьи. Старался изо всех сил, чтобы убедить её, что я могу ответить на каждый вопрос. Я надеялся, она поймет, что я осознал свои ошибки и мне можно доверять. И я надеялся, что она мне разрешит вернуться в мою обычную мальчишескую жизнь. К сожалению, все обернулось против него. Мама решила, что раз уж я так хорошо справляюсь, то должен провести дополнительное "исследование".-

Это было незадолго до того, как я начал писать эссе — да, именно эссе! На такие нелепые темы, как "Что выбрать чулки или колготки? "Кто лучший друг девушки?" и" Мой любимый цвет губной помады ... " длина каждого эссе могла быть различной, но не короче двух рукописных страниц. Думаю, самое длинное было десять страниц. У меня часто сводило руку от того, что я так много писал.

Первые два задания были болезненными для меня. Мама настаивала, чтобы каждое эссе писалось с энтузиазмом, а также со знанием предмета, что было трудной задачей для тринадцатилетнего мальчика, который предпочел бы собирать модели ракет, а не сравнивать цвета лаков для ногтей. Каллиграфия, и стиль изложения тоже оценивались.

В результате мне потребовалась почти неделя, чтобы написать две страницы о правильном способе нанесения губной помады. Всего я написал, должно быть, страниц пятьдесят, и моя мать уничтожала каждый черновик при виде хоть одной ошибки.

Мама вернула мне мою последнюю попытку, сморщив нос, как будто ей было противно.

-Это больше похоже на инструкцию по покраске забора, а не о том, как покрасить губы. Я знаю, ты наверняка можешь написать лучше. Ты уже давно пользуешься губной помадой. Подумай обо всем, что ты узнал, и попробуй снова.-

- Но, мама - я пытался сказать ей, что делаю все, что в моих силах. По правде говоря, я просто притворялся, надеясь, что она сдастся и мне не придется заниматься этой глупой писаниной.

Моя стратегия провалилась, когда мама прочитала мой последний и худший черновик. Я намеренно написал его плохо, пытаясь убедить ее, что я не могу лучше изложить свои мысли. Она была так расстроена, что вышла из себя, дала мне пощечину и отправила меня спать без ужина. На следующее утро я сдался, внушил себе, что губная помада самая забавная вещь в мире. В результате получилось эссе, которое заставило мою мать сиять от гордости за меня.

Вот пара абзацев из этого эссе.

- Самый лучший способ нанесения губной помады такой:

Я губы располагаю, так как будто собираюсь кого-то поцеловать, затем подношу кончик губной помады к середине губ. Затем я

провожу помадой вдоль верхней губы по левой ее части, оставляя ровный яркий слой красного цвета, который очерчивает контур. Затем я возвращаю кончик помады

обратно в середину и крашу верхнюю губу с правой стороны.

- Нижняя губа красится точно так же. Иногда я делаю "надутое" лицо, выпячивая губы. Затем я несколько раз провожу губной помадой влево и вправо, пока мои губы не станут красивыми и яркими.

Важно повторить каждое движение несколько раз, чтобы добиться ровного покрытия губ помадой. Смотрюсь внимательно в зеркало и подправляю неровные края, что бы они не портили красивую улыбку!

- Когда я промокну бумажной салфеткой губы, я вижу красивые отпечатки моих губ. У меня есть два моих любимых способа промокания - "поцелуй" и "укус". Поцелуй это, как будто я кого-то целую! Для выполнения укуса я сворачиваю бумагу в трубочку, аккуратно охватываю ее губами и сжимаю губы. На развернутой бумаге остается отпечаток, от губ.-

Можете ли вы представить себе тринадцатилетнего пацана, пишущего что-то подобное? Конечно же, нет!

Кое-что из того, что вы только что прочли, мне продиктовала моя мать, кое-что я взял из модных журналов. Остальное я придумал сам. Конечно, мне приходилось переписывать текст много раз, я ловил себя на том, что переписывая, я произношу слова и с каждым разом, добавляю больше своих собственных мыслей. Оглядываясь назад, я уверен, что это было задумано моей мамой с самого начала.

Главная причина, по которой я ненавидел писать о таких вещах, заключалась в том, что у меня был очень реальный страх, что я действительно начну верить написанному. И знаете что? В тот момент, когда я перестал сопротивляться и начал писать свои собственные суждения о моде и макияже, я начал думать, что во всем этом есть какой-то здравый смысл. Я даже начал добавлять в текст маленькие смайлики или сердечки, которые рисовал, просто для удовольствия.

- Очень хорошо, милая. - Сказала мама, прочитав одно из эссе, которое в конечном итоге попало в ее альбом для вырезок.

-Если ты будешь продолжать в том же духе, ты можешь стать милой девушкой.-

Я натренированно улыбнулся ей и кивнул. Внутри меня все оборвалось ...

Я был обречен.


Глава 15- Секретные Игры


Прежде чем я продолжу, мне нужно кое в чем признаться. Это немного смущает, но учитывая все то, что я вам уже рассказал, Я думаю, что могу рассказать вам и это.

Во время моих "занятий" в журнале "Семнадцать" одна статья, привлекла мое внимание. Она выделялась среди остальных. Речь шла о поцелуях, а конкретно о том, как следует целоваться. Когда я впервые прочитал эту статью, я подумал, что это самая глупая вещь, которую я когда-либо читал. Но как только я полностью осознал, о чем там говорилось ... я понял, что очарован написанным ... не говоря уже о том, что невероятно возбужден.

В статье говорилось о том, как по-разному целуются мальчики и девочки, и как себя вести, когда представится возможность поцеловать кавалера своей мечты. Мне было совсем не по себе от всех этих разговоров о поцелуях с мальчиками — это было просто отвратительно! - но целоваться с девушками - это совсем другое. Вскоре я обнаружил, что меня привлекают накрашенные губы, мне стало интересно узнавать, как надо наклонить голову при поцелуе, чтобы не удариться носами, и что делать, если партнер открыл рот при поцелуе.

Вы должны понять, что до этого момента мне и в голову не приходило, что можно открыть рот, когда целуешь девушку. Мое воображение, пыталось воссоздать эти ощущения, и моя жизнь внезапно обрела цель!

Цель заключалась в том, что бы начать практиковаться в поцелуях. Да, именно так ... в одном из моих

журналов были опубликованы краткие рекомендации, когда и как целоваться.

Например, на вечеринках с ночевкой. Не смотрите так удивленно, теперь журналы публикуют и еще более глупые вещи, чем эта.

Процедура была довольно проста.

Вы должны подойти к зеркалу и приблизили к нему свое лицо. Потом вы должны смотреть себе в глаза, как будто смотрите в глаза своему парню, и притвориться, что слушаешь, как он ласково говорит с тобой. А потом вы должны поближе подойти к зеркалу. Когда ваш нос касается зеркала, вы слегка наклоняете голову, прижимаетесь губами к стеклу ... и целуете его!

Довольно глупо, да? Ну, я тоже так думал сначала.

Как я уже сказал, я не мог даже представить, что я целуюсь с мальчиком, но я определенно был заинтересована в поцелуе с девушкой. Я посмотрел на свое платье в горошек и понял, что выгляжу как девушка ... а это значит, что и мое отражение выглядит как девушка!

Я побежал наверх так быстро, как только позволяли каблуки, и посмотрелся в зеркало в ванной!

- Обалдеть.- Подумал я про себя. То, что я увидел, было потрясающе!

Хотя я видел себя в зеркале бесчисленное количество, когда накладывал помаду или подкрашивал тушью глаза или очищал лицо, я никогда по-настоящему не смотрел на себя ... После прочтения этой журнальной статьи я был очарован, захвачен иллюзией, которая не отпускала меня.

Большие голубые глаза, длинные ресницы и красные губы, то, что бесило меня, внезапно стало источником возбуждения и удовольствия.

Я не мог в это поверить. Мой член был тверд как камень под моими трусиками и поясом. Я был взволнован, как никогда в жизни.

И это было больно, мой член был сжат под всей этой лайкрой и спандексом. Несмотря на предупреждение моей матери, желание облегчиться было невыносимо.

Вы не поверите, как мне этого хотелось. Но мне было страшно. Ужас, пожалуй, более подходящее слово. Если бы мама даже заподозрила, что я снова дрочу, особенно в своей девчачьей одежде, неизвестно, что бы она со мной сделала! И все же, глядя в зеркало в эти темно-синие глаза, я понимал, что должен что-то сделать иначе я сойду с ума от разочарования!

Решение пришло случайно.

Оказалось, что мне даже ничего не нужно делать.

Целуя свое отражение в зеркале, я прижался бедрами к столешнице, она надавила на мой покрытый атласом и лайкрой член. Полученного ощущения, в сочетании с фантазией о поцелуе с красивой девушкой, было достаточно, чтобы заставить меня задрожать всем телом!

Короче говоря, в течение первой недели после моего открытия я, должно быть, проводил по часу в день в ванной, глядя на очаровательное создание в зеркале и восхищаясь ее застенчивым, обезоруживающим взглядом. Я соприкасался с ней носом, заглядывал в ее полузакрытые глаза и легонько целовал ее рубиновые губы. Ее дыхание было свежим, а вкус губной помады сладким, заставляя меня извиваться, когда я прижимался бедрами к столешнице, изнемогая от удовольствия.

Потом я наблюдал за ней, ее лицо краснело от смущения, а застенчивая улыбка озаряла лицо. Такая нежная, такая застенчивая, такая женственная, такая сексуальная.

Перед приходом мамы я убирал следы беспорядка, на зеркале и в моих трусиках! Стоило мне подумать о моей маленькой игре, и я сразу возбуждался. И я опять смотрел на свое отражение и мастурбировал, пока хватало сил.

Что ж, как только шлюзы были открыты, я вернулся к своим старым привычкам. Только на этот раз я мастурбировал не один раз в день, а два или три раза, в зависимости от моей занятости по дому.

Я знаю, что все это звучит отвратительно, но в подростковом возрасте трудно удержаться от самоудовлетворения.

Всему виной мужские гормоны, поверьте мне.

Теперь добавьте к этому нечто столь же захватывающее, как женская одежда, особенно женское нижнее белье, и вы получите рецепт полного и абсолютного хаоса! Я не знаю, что происходило со мной, но когда я был в женской одежде, я находился в постоянном возбуждении. Когда-то одной мысли о девушке в красивом платье или в нижнем белье мне было достаточно, чтобы я на полчаса уединился в ванной, но теперь от ощущения, что я натягиваю платье и трусики, у меня чуть не случается сердечный приступ.

Если моя мама и подозревала, что происходит, то ничего не говорила. Оглядываясь назад, я думаю, что она прекрасно знала, что я делаю, но намеренно ничего не говорила. Я уверен, что она хотела, чтобы я пристрастился к своему новому гардеробу. И получение высшего удовольствия в платье и женском белье способствовало этому.

Держа мою мастурбацию под запретом и угрожая наказать меня при малейшем намеке на то, что я поддался своим мерзким мальчишеским наклонностям, она сделала мастурбацию для меня еще более соблазнительной и даже полезной для достижения намеченных целей.

Вероятно, моя пагубная привычка может привести меня к катастрофе, к тому, что я буду еще сильнее подчинен матери и моему новому образу жизни.


Глава 16- факты из жизни


Дни пролетали быстро, и лето уже наполовину закончилось. Мама была в хорошем настроении.

И, как ни странно, мы с Дейвом неплохо ладили. Все шло прекрасно, за исключением одной вещи.

Я все еще ношу эти дурацкие девчачьи одежды!

Конечно, я немного повеселился, позволяя маме делать со мной, что ей хотелось, все эти женские штучки.

Но если честно для меня лето было пустой тратой времени. Бейсбольный сезон был практически испорчен, я почти не смотрел телевизор — по крайней мере, смотрел не то, что хотел и я не встречался с друзьями.

Но не все было так плохо, этим летом я должен был гостить у отца. Наконец я смогу надеть нормальную одежду и забыть о "хороших" манерах.

Мои мечты рухнули, когда я узнал, что отпуск отца откладывается, его вызвали на работу из-за какой-то чрезвычайной ситуации.

- Извини, сынок. - Сказал он мне по телефону.

- Мы обязательно отдохнем, но сейчас не получается... Извини.

Приближался мой четырнадцатый день рождения, и я надеялся провести его на рыбалке с отцом, как можно дальше от всего женского. Вместо этого я буду сидеть дома, возможно, буду мыть посуду или мыть пол. Мама ничего не сказала о том, что отец не смог взять меня к себе, но выражение ее лица было такое: "Я же тебе говорила."

И вот случилось нечто по-настоящему страшное.

Мама рано вернулась с работы с одной из своих "головных болей" и сразу легла спать. Покончив со всеми делами, я слонялся по дому и делал вид, что занят. Дэйв играл со своими друзьями, а я не мог смотреть телевизор. Скучая до чертиков, я побрел в свою комнату, сел за туалетный столик, подправил макияж и прическу, на случай, если у мамы будет настроение критиковать мою внешность. Когда мама чувствовала себя плохо, она была особенно придирчива ко мне, и я делал все возможное, чтобы избежать неприятностей!

Я взяла один из журналов для девочек, которые мне было поручено изучать, и устроился, чтобы узнать все о последних школьных модах Мама позвала меня в свою комнату. Я с удивлением обнаружил ее лежащей на кровати в ночной рубашке, с мокрой тряпкой на голове.

- Вот, милая, возьми этот список. Я хочу, чтобы ты сходила в магазин. Я сегодня неважно себя чувствую, так что тебе придется сходить за покупками. И купи лекарства по этому рецепту.

Я хотел что-то сказать, но передумал. В последний раз, когда я колебался сделать то, что мне велели, я ухаживала за ушибленной щекой целых два дня. И все же я боялся выходить один как Памела. Для работы по дому, я был одет в эту ужасную оранжевую блузку и черные туфли на каблуках, мои волосы были зачесаны назад за уши. Мой мозг лихорадочно работал, пытаясь найти выход. Мне пришлось придумать безопасный, но действенный предлог.

Я посмотрел на маму, лежащую на кровати, и меня осенило.

- Мам, я бы с удовольствием сходил, но мне ... мне тоже как-то нехорошо. Может быть, я заразился тем же, что и ты.-

-Не говори глупостей! Кто-нибудь слышал, чтобы у мальчика были месячные?.. - мама сняла с головы тряпку и посмотрела на меня. Хмурое выражение ее лица заставило меня вздрогнуть, но затем оно смягчилось и превратилось в теплую улыбку.

- Ну, теперь ... может быть, у тебя есть то же, что и у меня, милая. Полагаю, ты уже достаточно взрослая. У тебя живот не болит?-

Поняв намек, Я кивнул. Затем я глубоко сглотнул, сделал глубокий вдох и начал тихонько скулить о своем "расстройстве желудка".

Сочувственная улыбка сменилась озабоченностью. Мама положила руку мне на лоб, потом на живот. Я стонал и мяукал, как брошенный котенок, надеясь, что она передумает. На самом деле я думал ни за что не выйду из дома в этом дурацком оранжевом платье!

Тихонько всхлипывая, я сказал что-то насчет того, чтобы подождать, пока Дэйв вернется домой. Может быть, он сможет сходить за покупками. Она вела себя так, словно не слышала меня.

- Когда ты в последний раз ходила в туалет, милая?

Я пожал плечами.

-Не знаю. Может день или два назад.-

-Ты не ел таикие закуски?

Может, съел, что не следует?-

Я покачала головой, одарив ее невинным взглядом. Она осторожно сжала мой живот.

- Тебе больно? Скажи мне правду.-

Я надул губы и кивнул.

-Хммм ... вот что я тебе скажу. Иди в туалет. Потужься, попробуй освободить кишечник.

Если не получится, я поищу, что сможет тебе помочь.-

Конечно, мне потребовалось пять минут, чтобы снять пояс, и к тому времени, когда я это сделал, появилась мама.

Она запивала стаканом воды таблетку аспирина.

Я чувствовала себя неловко, сидя на унитазе с задранным платьем и со спущенными трусами, но мама вела себя так, как будто эта сцена была совершенно естественной.

Я сидел и слушал лекции мамы о правильном питании и заботе о своем желудке. Я слегка застонал для пущего эффекта, надеясь получить немного больше сочувствия и, возможно, выиграть отсрочку от выполнения моих поручений.

Мама ласково погладила меня по голове.

- Бедняжка. Я знаю, что ты чувствуешь. -

Разденься, я приготовлю тебе ванну с пеной. Теплая вода поможет тебе справиться с судорогами.-

Мне пришлось бороться с тем, чтобы не улыбнуться. Мне не только не нужно было идти в магазин в своей девчачьей одежде, но я еще и избавлялась от этого ужасного пояса для чулок! У меня голова шла кругом от возбуждения. Если мне повезет, может быть, я получу ужин в постель!

Мне потребовалось несколько минут, чтобы раздеться и убрать одежду, Когда я зашел в ванную комнату, мама закончила наполнять ванну. В комнате стоял пар, пахло ароматным мылом.

Мама искала что-то в шкафчике.

Я сморщился, когда увидел большой красный резиновый мешок с прикрепленным к нему шлангом.

Там же там была ещё какая-то резиновая груша.

Больше всего меня настораживала большая банка вазелина и стеклянный термометр. Зачем всё это?

Я поспешно надел халат, пытаясь понять, для чего все эти странные принадлежности.

Громкий щелчок вывел меня из задумчивости. Мама тронула меня за плечо и улыбнулась. Я был удивлен, увидев, что она надевает резиновые перчатки такие же что используют в клинике.

-Прежде чем ты ляжешь в ванну, я хочу, чтобы ты на минутку склонились над раковиной. Мне нужно кое-что проверить.-

Не понимая, что она имеет в виду, я подошел и положил руки на край раковины. Я вздрогнула, когда она игриво ущипнула меня за задницу.

- Нет, глупышка, я имею в виду наклониться до конца.-

Странное чувство охватило меня. С большой неохотой я сделал, как мне было сказано, опустил голову на раковину, как будто собирался вздремнуть. Мама взяла полотенце и положила мне его под голову, как подушку.

Я почувствовал, что подол моего халата приподняли, обнажив голый зад. То, что произошло дальше, было настолько шокирующим, что я не мог в это поверить! На мгновение мне показалось, что я в каком-то кошмаре и что в любой момент я проснусь и обнаружу, что мой отец стоит надо мной и говорит: "Просыпайся, тебя ждут великие дела!-

Вместо этого, когда я открыл глаза, я увидел отражение в зеркале моей мамы, стоящей позади меня ... и эти ужасные резиновые перчатки!

- А теперь постарайся не шевелиться, милая.-

В следующее мгновение я почувствовал, как рука мамы раздвинула мои ягодицы, открывая самую сокровенную часть моего тела! Я не мог в это поверить! С какой стати ей туда заглядывать? Это было самое ужасное чувство, которое я когда-либо испытывал!

Я помню, как подумал: "Вот что я получил за ложь!" без сомнения, мне было бы лучше держать рот на замке и идти в магазин, в платье.

Но стало еще хуже. Я услышала, как открылась крышка с банки, а потом холодный скользкий палец коснулся места между моими ягодицами, слегка смазал его, а затем проник внутрь.

Я хватал ртом воздух.

- О-О-О, мама ... нет! Пожалуйста, только не это ... -

- Стой спокойно, - предупредила она меня.

-Не волнуйся, мы часто делаем это в клинике. Это не страшно, некоторым нашим пациентам это даже нравится.-

Наслаждаться этим? Нет! Я начал вставать, но резкий удар по голой заднице напомнил мне, кто здесь главный.

Я извивался и хныкал, пока мама исследовала мой зад с профессиональной тщательностью. Мне показалось, что она засунула в меня всю руку!

- Стой спокойно, я замеряю твою температуру.- Сказала она.

Мы ждали, пока термометр в моей попке согреется.

Я почувствовал, как мое тело содрогнулось, когда мама вытащила термометр из моей задницы. - Температура у тебя нормальная, но это не значит, что ты не больна.- Сказала Мама.

Она настаивала на том, чтобы продолжать "заботиться" обо мне, несмотря на мое утверждение, что я начинаю чувствовать себя лучше.

-Это мы должны были сделать в любом случае. Памеле, скоро исполнится четырнадцать, и все девочки в этом возрасте должны научиться заботиться о своей гигиене. Не беспокойся. Сначала это может показаться немного неудобным, но потом ты почувствуешь себя намного лучше.

Кто знает, может быть, ты даже начнешь получать некоторое удовлетворение.

Учитывая то, как тебе нравилось играть с самим собой, меня это нисколько не удивит.-

Я отрицательно покачал головой.

- Ненавижу это! Это больно, и я ненавижу это!- Отчаянно заскулил я.

- Я тебе этого докажу.-

Усмехнулась мама и показала пальцем на мой член. Я посмотрел вниз. Мне потребовалась секунда, чтобы понять, что она имела ввиду.

К своему ужасу, у меня была эрекция! - А ты говоришь о том, что ты ненавидишь это! Сдается мне, по крайней мере, часть тебя не согласна с твоими словами. - Сказала мама, ее голос сочился медом.

-Может быть, вместо того, чтобы теребить кончик, тебе следовало бы поиграть с другой стороны, сладкая моя?

Злорадство в ее голосе ранило меня сильнее, чем любая Пощечина.

Все еще держась руками за раковину, я повернул голову и с нездоровым интересом наблюдал, как мама наполняет раковину горячей мыльной водой. Я был поражен, когда она взяла розовую резиновую грушу, окунула в воду, сжала и наполнила её.

Мама окунула палец в резиновой перчатке в вазелин. Когда она наносила смазку на насадку, до меня дошло, что сейчас произойдет.

-О Боже ... нет!!!-

- Женщины и девушки делают это, чтобы держать себя в чистоте. Конечно, девочки делают это спереди, во влагалище. У тебя нет влагалища, но мы легко справимся с этой проблемой. Ты удивишься, узнав, что может поместиться в твоей маленькой дырочке.-

Мой зад снова раздвинулся, и я почувствовал, как наконечник этой груши коснулся моей дырочки. Я изо всех сил старался не дать войти в меня, но наконечник был скользким. Мои глаза почти выскочили из орбит, когда изогнутый наконечник вошел в меня. Я был потрясен, ощущая, как теплая пенистая вода заполняет мой кишечник, я заплакал.

К моему ужасу, мама повторяла эту процедуру снова и снова. Я почувствовал себя совершенно несчастным.

Вся эта возня возбуждала меня, несмотря на страх, который я испытывал. Еще немного - и я бы "кончил" и действительно поставил бы себя в неловкое положение. Я уткнулась лицом в полотенце, и стал молить о чуде.

Наконец мама остановилась, сказала, что этого должно быть достаточно.

Она настояла на том, чтобы я отдохнул несколько минут.

Я изо всех сил пытался удержать воду в себе.

С ужасом я наблюдал, как мама наполняет огромный красный резиновый мешок теплым мыльным раствором и вешает его на вешалку для полотенец.

Наконец мне разрешили сесть на унитаз и облегчиться. Это было ужасно унизительно, но я был счастлив сделать это, и почувствовать, что давление в животе ослабло.

- Думаю, с этим ты справишься сама, милая.-

Мама протянула мне шланг и ухмыльнулась. Я держал его так, словно это была ядовитая змея.

- Запомни хорошенько. Тебе придется этому научиться. Ты уже достаточно взрослая, а все девушки рано или поздно так поступают.-

Я покраснел и покачал головой. Я вспомнил, как она заставляла меня стричь ногти перед поркой, а потом заставляла красить губы и ногти. Маме не нравилось что-то делать со мной, она хотела, чтобы я делал это сам, как будто это была моя инициатива. По какой-то причине ей это очень нравилось. Что ж, дело зашло слишком далеко! Я ни за что не смогу это сделать!

- Я ... Я так не думаю, Мама ... я ... я не могу. -

-О, конечно, сможешь. Девушки твоего возраста делают это постоянно. У меня начались месячные в двенадцать лет, а у сестры в одиннадцать. Все зависит от особенностей организма. Во всяком случае, ты будешь знать, как сделать все это, прежде чем выйдешь сегодня из ванной.

-Я позабочусь об этом. - Она одарила меня злой улыбкой, одной из тех, что заставляют мой желудок сжиматься от ужаса.

-Но именно ты должна сделать это сегодня. Я не могу всё делать за тебя.-

Пока я сидел на унитазе, мама на полу расстелила полотенце. Мне было приказано встать на колени, а мама села на пушистую крышку унитаза. Выражение ее лица испугало меня. Она, широко улыбалась, улыбкой маньяка!

- Сейчас я тебе сделаю клизму. Она очистит тебя, и ты будешь чувствовать себя лучше. К тому времени, как я закончу с тобой, на тебе не останется ни одного грязного пятна, ни внутри, ни снаружи!-

Я скулил, умолял и хныкал, но это было бесполезно.

Мама велела мне встать на колени лицом вниз и задрать зад кверху. Она погрузила свой скользкий палец мне между ягодиц, и у меня перехватило дыхание. Мама прощупывала мою дырочку. Я почувствовал, как моя эрекция отозвалась на ее прикосновение, я попытался отвлечься и думать о чем-то другом.

Но это не сработало. Назойливый палец проник глубоко внутрь меня и с силой надавил на чувствительное место. Я думал, что потеряю сознание, когда мой пенис запульсировал и брызнул спермой, оставив мутную лужицу на кафельном полу. Давление продолжалось до тех пор, пока я не опустошился, и я обнаружил, что дрожу от возбуждения и стыда.

- М-Мам ... я ... прости.-

Я изо всех сил пыталась отдышаться, готовясь к порке.

Но удар так и не был нанесен. Я подняла глаза и увидела, что мама качает головой.

- Забавно, как эти маленькие членики любят, чтобы их трогали сзади вот так. Наверное, у Бога есть чувство юмора.-

-Она уже делала это раньше? - Подумал я.

Интересно, скольких еще мальчиков она так трогала, но не успел я об этом подумать, как новая насадка прижалась к моему голому заду. Длинная, толстая, она была значительно больше первой, открывая меня и проскальзывая внутрь, как живое существо. Волна неожиданного удовольствия прокатилась по моему телу, повергая меня в ужасную панику. Меня трясло от страха, когда открылся маленький краник, и я почувствовал, как струя теплой мыльной воды стала заполнять мой кишечник.

Короче говоря, я был совершенно опустошен, в прямом и переносном смысле, когда мама закончила со мной все процедуры.

Верная своему слову, мама заставила меня пару раз попрактиковаться с маленькой спринцовкой. Весь этот процесс казался уродливым и отвратительным, но она настояла, чтобы я довел его до конца. Я не мог поверить своим глазам, когда мой пенис снова начал вставать!

-Я хочу, чтобы ты делала это каждое утро в течение следующих нескольких дней. Месячные у девочки обычно длятся около пяти дней, в зависимости от ее метаболизма. Если ты будешь делать это, ты почувствуешь себя намного лучше, и это поможет тебе справиться с судорогами. Я буду следить за тобой, так что не пытайся меня обмануть.-

-Но это, же отвратительно! - Возразил я.

Я не осмеливался сказать, что боюсь, как бы мне это не понравилось ... слишком сильно! Вместо этого я прикусила губу и промолчал.

Мама улыбнулась.

- Я знаю, милая, но ты должна это сделать.

Мальчики думают, что девочки такие хорошенькие, хрупкие сами по себе. Они думают, что быть девочкой - значит быть беспомощной маленькой неженкой или что-то в этом роде. Ну, позволь мне сказать тебе, что мы, девушки, должны делать много вещей, которые отпугнули бы большинство мужчин.-

После ванны мама усадила меня на край кровати и держала на руках, как ребенка. Пока я хныкал и дулся, она достала бутылочку лосьона, щедро налила себе в руку и размазала липкую смесь по моему обнаженному телу. После всего, что я пережила, мне было трудно оказать даже символическое сопротивление.

- Мама ... пожалуйста, не надо ... - это был предел моего негодования. Мама только улыбнулась и продолжила ритуал, перейдя от нанесения лосьона к тальку.

К тому времени, как она закончила, я чувствовал себя совершенно несчастным, я лег рядом с мамой и тихо заплакал. Она погладила мой живот, утешая меня, сказала, как она счастлива, что я только что сделала первые реальные шаги к тому, чтобы стать женщиной, и прошел их с честью.

-Ну и дела...- саркастически подумал я.

- Это просто замечательно. А что дальше? Изменить моё свидетельство о рождении?-

Несмотря на мои обиды, мама, казалось, искренне гордилась тем, что мы только что сделали. Я понятия не имел, о чем она говорила. Пока я лежал и думал о том, как унизительно себя чувствую, мама продолжала объяснять, что у неё начались месячные, и именно поэтому она пришла домой рано.

В такие дни женщины мучаются головными болями, болями в животе и в других местах. Именно это и случилось с ней в этот день.

Она рассказала мне все о менструации и о том, что с ней связано. Я покраснел, когда она напомнила мне, что у девочек обычно бывают первые месячные, примерно в моем возрасте. Я чуть не умер, когда она принялась подробно — как будто я действительно был ее дочерью рассказывать мне о тампонах, прокладках и о том, как ими пользуются женщины и девушки. Я старался не слишком прислушиваться к тому, что она говорила, но она поняла это, шлепнула меня по заду и велела быть внимательнее.

-Через несколько минут я задам тебе несколько вопросов, и если ты на них не ответишь, то я тебя выпорю. Поняла меня?-

В результате мне было предложено представить себе, каково это пройти через то, что она описала, особенно ту часть, которая касается ношения тампонов!

-Это всё не для моих мозгов.- Признался я.

Мама рассмеялась, когда я сказал ей об этом.

Я не мог представить, что мне ещё придется ходить с тампоном в заднице!

-О, если ты думаешь, что это отвратительно, тогда представь, каково это лечь в постель с другим мальчиком ... или мужчиной.

Попробуй представить, каково это иметь чей-то пенис внутри себя.-

- Мама, нет! -

запротестовал я. Я не мог поверить, что она говорит мне такие вещи! - Может, поговорим о чем-нибудь другом?-

- Замолчи, Памела! - приказала она. - Мы просто говорим "А что, если", вот и все. Не будь таким ханжой. Просто слушай. Как я уже говорила, пенис мужчины может быть довольно большим.

Вот почему невесты так нервничают в первую брачную ночь.-

Я никогда не думал о таких вещах одной мысли о том, что все это происходит со мной, было достаточно, чтобы заставить меня дрожать. Чтобы у меня было что-то вроде пениса в заднице, и чтобы он был таким большим, что заставлял бы меня истекать кровью. Эта мысль засела у меня в голове, как дурной сон.

-Я ... я никогда не лягу в постель с мужчиной. - Сказала я, давая торжественную клятву. -

Мама рассмеялась.

- Так говорят многие девушки твоего возраста, милая.

Но дети продолжают рождаться.

Ты еще молода. Никогда не говори "никогда".-

Я попытался представить, как мужчина или мальчик прикасался ко мне, представить пенис внутри моей задницы!! Даже подумать об этом было ужасно! Я почувствовал тошноту.

Пока я переживал из-за потери девственности, мама продолжала читать лекцию. К тому времени, как я вышел из транса, разговор перешел на последствия секса.

Что, как я вскоре обнаружил, оказалось даже хуже, чем я себе представлял.

- Секс-это еще не самое худшее, милая. Хочешь, верь, хочешь, нет, но к этому привыкаешь. Есть вещи и похуже, о которых стоит беспокоиться.-

Я неловко поерзал и поморщился. - Не могу себе представить!-

Мама игриво шлепнула меня по заду. - Тише, "Памела". Это очень важно. А теперь давай просто представим, что ты вышла замуж и легла в постель со своим мужем.-

Я издал звук "фу", и она захихикала, совсем как школьница.

- Это может случиться, милая. Странные вещи случаются. После того, как он вставит в тебя свой пенис, и вы займетесь сексом, есть вероятность забеременеть.

Конечно, это было бы чудом, ты же мальчик, но представь это хотя бы на минутку. Если бы ты был беременный, твой живот рос бы, и твоя одежда перестала на тебя налезать. А потом, через девять месяцев, представьте себе, десятифунтовый ребенок размером с небольшую дыню проходит через твою драгоценную маленькую дырочку.

После того, что я только что пережил в ванной, мысль о ребенке, проходящем через мой бедный зад, была ... ну, просто немыслима!

-Я ... я умру, - прошептал я.

Мама обняла меня.

- Нет, дорогая, ты бы этого не сделала. Это происходит постоянно, с девушками и женщинами во всем мире. Вот почему мамы так заботятся о своих детях. Мы проходим через много мучений, чтобы иметь детей, и мы хотим, чтобы наша боль была ненапрасна. Вот почему я так строга к тебе. Я хочу, чтобы ты была хорошим человеком, а не превратилась в извращенца или преступника. Ради этого я прошла через боль родов.-

На этом разговор оборвался. Пока мама дремала, я лежал и пытался осознать все то, что она мне рассказала. Многое из сказанного имело смысл. По большей части это было страшно. Нет, неправда — все это было страшно!

-Неудивительно, что девчонки такие ненормальные.-- подумал я. Неудивительно, что они так расстраиваются и сходят с ума. Если бы мне пришлось беспокоиться о том, о чем беспокоятся они, я бы тоже нервничал!

Ритмичное дыхание мамы несколько успокоило меня. Я попытался заснуть, но это было нелегко, у меня болел зад.

-Какое счастье, что я не настоящая девушка!- Подумал я засыпая.

После короткого сна мама разбудила меня и спросила, достаточно ли хорошо я себя чувствую, чтобы пойти в аптеку.

Я колебался, но когда она предложила, еще один сеанс очистительных процедур, я сразу согласился сходить в аптеку. Выход из дома внезапно стал моей главной целью в жизни.

Я пошел в свою комнату и надел одежду, которую мне приготовила мама. Оранжевое платье лежало в корзине, но то, что заняло его место, было не намного лучше — короткий белый пышный сарафан, отделанный желтыми цветами, мои "любимые" белые туфли, обязательные трусики и бюстгальтер. Вместо чулок была пара носков до колен, которые подходили к платью. К моему облегчению, пояса не было.

Платье плотно облегало лиф, подчеркивая мою грудь, заключенную в мягкий бюстгальтер. Юбка расширялась от высокой талии, ее подол был намного выше колен. Без пояса я чувствовал себя голым.

Когда я был готов, я пошел сказать об этом маме. Я надеялся, что она передумает, но она этого не сделала. Вместо этого она улыбнулась мне, лежа на кровати, и сказала, что я выгляжу очень красиво. Перед тем как выйти из дома, я посмотрелся в зеркало и подумал, что выгляжу полным придурком!

- Еще одно, милая, я хочу, чтобы ты пошла в мою ванную и заглянула в шкафчик. Там есть коробка с прокладками.-

- Что за прокладки, мам?-

Я был тринадцатилетним мальчиком и не имел ни малейшего представления, о чем она говорит.

Мама улыбнулась.

- Женские прокладки, милая. Знаешь, гигиенические салфетки, о которых я тебе рассказывала. Достань одну и положи в трусики, под попку милая. Ты же не хочешь попасть в затруднительное положение, правда?-

-Так вот для чего они нужны! - Подумал я, читая этикетку на коробке, и чувствовал себя тупее пня.

- Блин, быть девушкой - это заноза в заднице! -

Процесс размещения прокладки в трусиках занял у меня несколько минут. Странно, но это имело смысл. Мой желудок все еще булькал, и я забегал пару раз в туалет.

К счастью, я поумнел и в дополнение к своей сумочке, я взял еще несколько аксессуаров для моей маскировки. Прежде чем выйти за дверь, я надел солнцезащитные очки, белую широкополую шляпу, а на шею повязал и ярко-желтый шарф. Я должен быть осторожным, чтобы шарф не запутался в моих серьгах-обручах.

Я надеялся, никто во мне не узнает "Грега Паркера" и вместо него все увидят незнакомую девушку.

Прогулка до торгового центра заняла около двадцати минут. Это была не самая удобная прогулка, которую я совершил, из-за высоких каблуков и этой дурацкой гигиенической прокладке, прилипшей к моей заднице. Мне пришлось бороться с желанием сунуть руку под юбку, и поправить прокладку я боялся, что она выпадет.

Я старался делать небольшие шаги, подражая женской ходьбе.

Мне повезло, что единственными людьми, которых я встретил по пути, были несколько мамочек с детьми. Большинство детей, которых я видел, были маленькими, они играли во дворе, и были заняты, чтобы обращать на меня внимание. Наверное, я выглядел слишком взрослым для них, чтобы на меня обращать внимание. Именно на это я и надеялся. Каждый раз, проходя мимо кого-нибудь, я улыбался, затаив дыхание, боясь, что в любой момент кто-нибудь ткнет в меня пальцем и скажет.

- Я тебя знаю!-

Даже проходя мимо Миссис Хендерсон, молодой леди, которая переехала в соседний дом со своим маленьким сыном Тимоти и мужем Робертом, мне удалось остаться неузнанным.

Моя прогулка по магазину не доставила мне особых хлопот.

Список, покупок, меня несколько смутил. С покупкой лекарств от головной боли и губной помады у меня проблем не было.

Но вот с приобретением гигиенических тампонов и прокладок у меня появились сложности.

Я не ожидал, что мне придется их покупать и тем более выбирать нужный тип и размер.

Потратив много времени на то, чтобы расшифровать записи.

Я уже был готов сдаться и отправиться домой. Мама вряд ли обрадуется, но что я мог поделать?

Кого попросить о помощи?

Рита Джонстон, появилась рядом со мной, ее лицо сияло от радости, когда она увидела меня.

-Грег? Грег Паркер? О боже, это ты! Да еще в платье! Я не могу в это поверить. Ты все еще играешь в эту игру с переодеванием? Я не ожидала увидеть тебя в таком виде. Ты здесь с мамой?-

-Нет, я один. Мама осталась дома.-

Рита огляделась, и казалось, была озадачена тем, что я был без мамы.

-Ну и что же ты здесь делаешь?

И вообще, что все это значит?"

Я покраснел, почувствовал легкое головокружение.

-Это просто глупая игра, в которую она любит со мной играть. Я имею в виду мою маму. Она не очень хорошо себя чувствует, и я ... э-э, я должен выполнить для нее поручение. Она послала меня в магазин купить кое-что для нее.- Пробормотал я неуклюжее объяснение.

Рита пристально посмотрела на меня. Затем она оглядела меня с головы до ног.

-Ты пришел сюда один? В таком наряде? Ты либо сумасшедший, либо гораздо храбрее, чем я думала. Я впечатлена!-

Я моргнул. На мгновение мне показалось, что она шутит. Но потом я понял, что она говорит серьезно.

- Неужели? Ты впечатлена? Ты ... ты не думаешь, что это глупо?-

Она улыбнулась и кивнула.

-О, да, конечно, это глупо. Это одна из самых глупых вещей, которые я когда-либо видела в своей жизни. Ты ужасно рискуешь. Но ты знаешь, я не знаю, ни одного другого мальчика, который мог бы это сделать. Это так необычно! Ты уверен, что тебе всего тринадцать? Ты выглядишь намного старше в этом платье и этих туфлях.-

Я покраснел.

- Мне будет четырнадцать в эти выходные. А на сколько лет я сейчас выгляжу?-

Она внимательно посмотрела на меня и подмигнула.

-Ну, может быть, на шестнадцать или пятнадцать лет. О, боже мой ... ты же еще совсем подросток. Ты так классно выглядишь. Господи, что же будет с тобой, когда ты станешь старше?-

Я хотел было спросить ее, что она имеет в виду, но передумал. Мы и так привлекали к себе внимание, и я не хотел никаких проблем.

Если Рите показалось забавным, что я надел платье, то ей стало смешно, когда она узнала, что я покупаю такие интимные женские принадлежности.

Между тем, она помогла мне выбрать тампоны, при этом она улыбалась, как Чеширский кот.

Время от времени она делала какие-нибудь замечания о "таком симпатичном мальчике, как я" ... что только добавляло мне стыда.

На кассе она устроила небольшое шоу, пробивая мои покупки, называла каждую вещь таким громким голосом, чтобы ее услышали все остальные кассиры.

Озорно подмигнув мне, она вела себя так, слов, но я был ее любимым клиентом.

- Мисс Паркер, если тампоны не того размера и вам нужно их вернуть, пожалуйста, не стесняйтесь. То же самое касается ваших трусиков и прокладок. Надеюсь, вам понравятся помада и тушь для ресниц. Мы хотим, чтобы Вы были довольны обслуживанием и своими покупками. До Свидания, Мисс Паркер! И, пожалуйста, передай маме привет от меня!-

Ослепительно покраснев, я умудрился собрать свои покупки и выйти из магазина. Мне хотелось сбросить свои высокие каблуки и убежать так быстро, как только мог!

Я был вне себя от ярости. Рита была права. Это было безумие бегать по окрестностям в одежде девочки-подростка, покупать косметику, средства женской гигиены и прочее барахло! Я парень, черт побери! Я должен играть в футбол, или кататься на велосипеде! Беспокоясь о том, что бы ни споткнуться на высоких каблуках и о том как выглядит моя помада!

Ирония заключалась, конечно, в том, что чем больше я злился, тем глупее выглядел.

Вот я, в своем пышном платьице, стучу каблучками по тротуару, в одной руке маленькая сумочка, в другой розовая хозяйственная сумка. Я так разозлился, что даже забыл надеть солнцезащитные очки.

Подходя к своему дому, я заметил с Миссис Хендерсон, стоящую во дворе.

Я подумал о том, чтобы пройти дальше по улице и вернуться позже, но куда я пойду? Я мог бы попытаться прокрасться на задний двор, но не на таких каблуках! Со вздохом отчаяния я проглотил свою гордость и свернул на дорожку, ведущую к крыльцу нашего дома. Может быть, подумал я, она не обратит на меня внимания.

- Привет, Грег! Хороший наряд!-

Я остановился как вкопанный и обернулся. Миссис Хендерсон помахала рукой и улыбнулась, как будто видеть тринадцатилетнего сына своей соседки, бегающего в чулках и с губной помадой, было самой естественной вещью в мире. Я был так потрясен, что все, что я мог сделать, это пропищать "спасибо."

Мама ждала меня в своей комнате, свет был приглушен, а ее голова все еще была мокрая тряпка. Я отдал ей купленное лекарство, и принес стакан воды.

- Вот, милая, возьми две штуки. - Сказала мама и протянула мне упаковку таблеток.

- Доктор Ричардсон выписал рецепт для тебя. Я хочу, чтобы ты принимала их каждое утро. Пару дней тебя будет немного тошнить, но потом ты почувствуешь себя намного лучше.-

Кивнув я проглотил таблетки запил их водой из того же стакана, что и мама.

На ее лице появилась странная улыбка. Как будто она знала что-то, чего не знаю я. Я бы закричала от ужаса, если бы узнала правду.

Я начал складывать оставшиеся покупки в шкафчик в ванной. Я помню, что видел еще, по меньшей мере, два больших резиновых мешка с прикрепленными шлангами,

и попытался представить, для чего маме они в таком количестве.

- Вот, милая, возьми это и положи в ванную. - Мама протянула мне пакет с женскими гигиеническими принадлежностями, которые я купил в аптеке. Я почувствовал, как по моему телу пробежал холодок.

-Это для тебя. Помни, что если что-то закончится, тебе нужно будет внести это в список покупок. Я не могу сделать всё за тебя, ты же знаешь.-

Мои руки дрожали, когда я аккуратно расставлял все в шкафчике под раковиной. Моя ванная уже выглядела как комната для девочки, со всеми этими помадами, лосьонами и косметикой, разложенными на полках.

Через пару часов мама спустилась вниз и села на диван рядом со мной. Она посмотрела на журнал, который я читал — я закончил свое эссе о моде и читал статью о девушках, у которых были "проблемы с мальчиками" — улыбнулась, а затем поцеловала меня в уголок рта.

- Знаешь, милая ... возможно, мы не всегда ладим, и ты, наверное, ненавидишь меня за то, что я так с тобой обращаюсь ... но именно в такие моменты понимаешь все это того стоило.- Она сжала мою руку и поцеловала.

- Спасибо, что принесла мне лекарство. Я чувствую себя намного лучше, благодаря моему маленькому ангелу милосердия.-

Я повернулся и улыбнулся.

-Э-э, все в порядке. Это было даже забавно. Там была Рита. Она помогла мне с покупками.-

-Это очень мило. Она хорошая девочка. Я знаю, что ты ей нравишься. А ты это знала?-

-Нет, я этого не знал.- Мама продолжала говорить о Рите, о том, какая она замечательная дочь и как чудесно ладит с миссис Джонстон. Клянусь, я думал, что если еще раз услышу имя "Рита", то закричу.

Следующие несколько дней были очень странными. Как мама и сказала, таблетки, которые она дала мне, вызвали у меня тошноту, и некоторое время у меня не было аппетита. Я лежал с грелкой на животе. Я даже немного поплакал. Я переживал какие-то странные перемены не понятные мне.

Под пристальным вниманием мамы в течение следующих пяти дней я неукоснительно следил за своей гигиеной. Как бы мне ни было противно это делать, я подражал очищать себя. Большинство мальчиков посчитали бы эти процедуры шокирующими и унизительными.

Все становилось более запутанным, учитывая мою эрекцию во время этих процедур.

Стоило мне подумать о спринцевании, и я возбуждался и был готов испачкать свои трусики. Я был уверена, что мама начнет возмущаться, но она сказала, что это не моя вина.

Как бы то ни было, она дала мне несколько прокладок, чтобы я не испачкал нижнее белье.

-Я же говорила тебе, что все не так уж плохо, правда? - Подразнила она меня.

Я только что сделал утреннюю клизму и забирался в пенную ванну.

- И стоило ли тебе возражать и ругаться со мной? И вот ты здесь, ведешь себя как прилежная школьница. Разве я не говорила тебе, что будет весело?-

И, честно говоря, она была права. Через некоторое время я действительно начал с нетерпением ждать сеансов в ванной, почти так же, как раньше любил играть сам с собой. Единственное, чего я боялся, что мама догадается, как мне это начинает нравиться.

Но может быть, это она уже знала?!


Глава 17- Именинница!


В ту субботу мне разрешили спать допоздна. Когда я, наконец, встал, мама велела, чтобы я принял ванну.

- Сегодня особенный день, милая. - Весело сказала она.

-Я хочу, чтобы ты чувствовала себя и выглядела как можно лучше. Я приготовила вещи для тебя, включая несколько тампонов. Тебе сегодня четырнадцать, и ты уже достаточно взрослая, чтобы попробовать применить тампоны. Я не хочу слышать никаких возражений. Это не так уж трудно. Прочитай инструкцию и действуй. Если тебе понадобится помощь, я приду и помогу.-

Следуя в точности инструкциям моей матери, я промыл свой зад до "сверкающей чистоты", как любила говорить мама. Это было не так плохо, как в первый раз, и я скажу вам теперь, что у меня была улыбка на лице все время, когда я делал это. Это на самом деле веселее, чем дрочить (ну, я ничего не мог поделать ... это так и было!!!) и я, вероятно, тыкал соплом в задницу дольше, чем было необходимо.

Конечно, я скорее умер, чем позволил матери узнать, как сильно я полюбил играть сам с собой в такие игры.

Сидя на унитазе, я прочитал инструкцию, которая была в коробке с тампонами. Я был шокирован - это еще мягко сказано! После прочтения инструкции я потерял дар речи. Это было достаточно странно, что я должен мыть задний проход, как девушка влагалище, и ещё носить в прямой кишке комок хлопка. Боже мой, для мальчика, это немыслимо!

Я посмотрел на себя в зеркало.

-Когда это прекратится? - Подумал я. Всё это было похоже на кошмар, которому не было конца!

Я чуть не подпрыгнул, когда резкий стук возвестил о прибытии моей мамы. Она посмотрела на меня, потом взглянула на инструкцию и улыбнулась.

-Еще не закончила? Поторопись. У нас сегодня насыщенный день.-

Я посмотрел на нее самым жалким своим взглядом.

-Мама я должен это сделать?- Я кивнул на маленький бело-розовый бумажный пакетик в моей руке.

- Да, ты должна это сделать. Если ты этого не сделаешь, я сделаю это за тебя. Но я уверена, что ты этого не хочешь. - Суровое выражение лица подкрепило её слова.

Я нервно сглотнул и глубоко вздохнул.

- Это будет больно?-

Мама пожала плечами.

- Это не больнее, того когда я шлепала тебя по голой заднице. Не будь таким ребенком. Девушки твоего возраста и даже моложе постоянно пользуются тампонами. Я не понимаю, почему ты придаешь этому такое большое значение.-

Я на мгновение всерьез подумал, не сказать ли: "нет!" Но сидя на унитазе со спущенными трусиками сложно вести дебаты. Я кивнул и разорвал маленький пакетик ...

Я не буду утомлять вас подробностями, но достаточно сказать, что мне потребовалось довольно много времени, чтобы вставить эту штуку. Потребовалось немного вазелина и много терпения. Эти дурацкие тампоны так трудно держать скользкими пальцами, но я наконец-то втолкнул его внутрь.

Конечно же, когда я закончил, мама решила проверить меня. Я помню, как покраснел, когда она заставила меня наклониться, а затем потянула за маленькую веревочку, свисавшую между моими ягодицами. Единственными словами, которые она сказала мне, были "хорошая работа, сладенькая".

На лице мамы было выражение полного и абсолютного триумфа.

Мне нужно кое в чем признаться. Как бы сильно я ни ненавидела свое затруднительное положение и себя, за то, что попал в такую передрягу, на самом деле все было не так уж плохо. Иногда мне было даже приятно.

После ванны и туалета я надел свой дневной наряд: бюстгальтер и трусики, гольфы и туфли на плоской подошве, узкий топик в цветочек и розовую плиссированную мини-юбку. Затем я накрасила лицо тушью, губной помадой и румянами, собрал волосы в два хвостика. Закончив, я посмотрелся в зеркало. Мои серьги-кольца свисали с ушей, я хихикал, поворачивая голову из стороны в сторону, заставляя серьги качаться. Раньше я ненавидел то, как это выглядело и ощущалось. Но сейчас это почему-то казалось забавным.

Эй, не вините меня ... мне было скучно!

Когда я спустился, обнаружил, что обед уже на столе. Мама села со мной за кухонный стол и болтала, пока я занимался своими ногтями. Я надеялся, что мне удастся провести свой день рождения как "Грег". Но этому не суждено было сбыться и сейчас я красил ногти в ярко-красный цвет.

Когда я закончил, мама послала меня за сумочкой и сказала, что мы идем гулять. Я посмотрел на нее и хотел запротестовать. Короткий топ и юбка, которые я носил, могли заставить покраснеть любую девушку, не говоря уже о мальчике. Мысль о том, чтобы выйти в этом, пугала меня до смерти. И все же я ничего не сказал после всего, что я пережил на этой неделе, я понял, что не имеет значения, кто и в чем меня увидит. Я решил сдаться и попытаться получить удовольствие от происходящего. Я ничего не мог с этим поделать.

Поездка в маминой машине была короткой и приятной, хотя мне было немного неудобно сидеть с этим дурацким тампоном, раздражающим мой зад. В какой-то момент мама спросила.

-У тебя муравьи в штанах, милая?-

Так сильно я ёрзал. Я только пожал плечами.

Представьте себе мое потрясение, когда мы, наконец, въехали на парковку салона красоты, где моя мама регулярно делала себе прическу. Представьте себе выражение моего лица, когда мне сказали выйти из машины и следовать внутрь салона. От машины до входной двери было далеко.

В салоне меня представили Филлис, стилисту моей матери, и ещё двум девушкам.

-Так это и есть Грегори?- Филлис взяла мое лицо в ладони и внимательно посмотрела на меня. - Насколько я понимаю, твоя мама пытается помочь тебе удовлетворить твое любопытство, каково быть девушкой. У тебя красивое личико, милая. Вы сами делали макияж?-

Я смущенно кивнул. Одна из девушек хихикнула.

- Ух, ты! - восторженно воскликнула ассистентка.

-А ты мальчик? Я бы не догадалась. Этот наряд так мило на тебе сидит. Смотрите, у него даже лак на ногтях!-

Я помню, как все смеялись, когда я смотрел на свои руки.

Карманов в моей юбке не было, и я не знал, куда спрятать руки.

Неожиданно я заметил, что тереблю подол юбки.

Я мало помню, что происходило со мной, из салона я вышел с новой стрижкой. Забавно, но мне показалось, что Филлис отрезала почти все мои волосы, судя по тому, сколько их упало на пол, но когда я посмотрелся в зеркало, мне показалось, что мои волосы стали даже длиннее.

Филлис, наслаждалась своей работой, она даже дала мне несколько советов по уходу за лицом и как придать взгляду больше выразительности.-

-О, как мило, - сказала Мама, когда мои волосы были расчесаны и приведены в порядок.

И завершающим штрихом, конечно же, была челка, которая почти касалась моих глаз.

Филлис украсила мою прическу парой заколок. Отлично, подумал я про себя. Теперь я действительно выгляжу как девочка!

-Вот это прекрасно. - Сказала мама, посмотрев на меня.

- Забавно, как стрижка меняет внешность, интересно как она повлияет на твое поведение?

-Может быть, в следующий раз мы сделаем ему завивку - предложила Филлис.

-То есть, если он еще не перерастет это свое увлечение.

Мама взглянула на меня и подмигнула.

- О, я сомневаюсь, что он это перерастет. Я знаю, что он ведет себя немного застенчиво, но ему действительно нравится, как он выглядит. Я думаю, что мы будем придерживаться этой маленькой игры все лето, так что мы, вероятно, ещё зайдем к вам.

Дома, я надел фартук, и в сочетании с моей новой прической я выглядел как наивная девочка. Мой новый облик, конечно, несказанно обрадовал маму. Она была так очарована моей новой прической,

что собиралась взять меня с собой в магазин и даже купить одинаковые платья для мамы и дочери.

Не то чтобы у меня было много времени, чтобы беспокоиться о своем будущем я был занят. Я суетился на кухне и столовой, как наемная прислуга, чистил овощи, замешивал тесто и накрывал на стол.

Какой странный день рождения ...

Что бы подумал мой отец, если бы увидел меня сейчас? От этой мысли слезы навернулись у меня на глазах.

Как только цыпленок оказался в духовке, меня послали в мою комнату переодеться.

- Надень то, что я тебе приготовила, - велела мама.

- Да, и смени тампон. Тебе нужно делать это через каждые четыре-пять часов, дорогая. Если тебе понадобится помощь, дай мне знать. Но ты я надеюсь в состоянии справиться сама.-

Когда я вошел в спальню, сердце у меня чуть не выскочило из груди. Поперек моей кровати лежало совершенно новое вечернее платье! Я не мог в это поверить! Я помню, как подумал: "откуда, черт возьми, оно взялось?" Это была самая изящная, самая красивая вещь, которую я когда-либо видел. Кораллово-розовое платье, с широкой пышной юбкой, с кружевным лифом и с тонкими бретельками, оно определенно не была той вещью, которую кто-либо из моих товарищей смог бы надеть.

К моему новому платью прилагались бюстгальтер, трусики, пояс для чулок, прозрачные чулки. На полу стояла пара розовых туфель с блестками и с трехдюймовыми каблуками.

Весь этот ворох одежды казалось, принадлежал кому-то другому, а не мне.

Конечно, я не ожидал, что мне придется надеть такой наряд на свой праздничный ужин ...

Поразмышляв некоторое время, я пожал плечами и сдался. Я сейчас выгляжу глупо, и какая мне разница, если я буду выглядеть еще глупее? Может быть, завтра все будет по-другому. Первым делом я поменял тампон.

Мне потребовалось почти полчаса, чтобы переодеться, и большую часть этого времени я потратил на то, чтобы избавиться от пояса, который казался мне слишком тесным. Конечно, влезть в новый тоже было непросто, он казалась еще более жестким, чем тот, из которого я только что выбрался!

С платьем было тоже трудно справиться. Я ненавидел его. Мне пришлось застегивать пуговицы на спине, я, едва не вывихнув плечо. К тому же платье было очень тесным, как в груди, так и в талии. Как вы могли догадаться, надеть его было не так-то просто.

Юбка платья была чрезвычайно широкой, заставляя меня осторожно ходить по дому, боясь что-нибудь опрокинуть. Высокие каблуки не помогали делу! Мне казалось, что я вот-вот упаду. К платью прилагался жакет, маленькая штучка с короткими рукавами и как мне показалось совершенно бесполезная.

Расправляя плотный материал платья, я чувствовал, что моя грудь кажется просто огромной. И судя по тому, что я видел в зеркале, так оно и было.

- О, этот наряд тебе идет.- Сказала мама, входя в мою комнату.

-Смотрится даже лучше, чем я ожидала. Расстегни верхнюю пуговку жакета, милая. Мы ведь не хотим прятать твою милую фигурку?-

Чувствуя себя полным идиотом, я стоял совершенно неподвижно, пока мама расстегивала верхние пуговицы моего жакета. Затем она затянула пояс так туго, как только могла, еще сильнее подчеркивая линию моей груди. Я чуть не умер, когда она потянула меня за лифчик, поправляя мою грудь.

- Очень мило. О, да, так гораздо лучше. Ты выглядишь такой взрослой. Мне было шестнадцать, когда я впервые надела это платье, и я должна сказать, что ты выглядишь в нем лучше, чем я. Теперь подправь макияж, а затем нанесите еще один слой лака на ногти.

- Гости придут минут через двадцать. У тебя еще есть время попудрить носик.-

Я сделал глубокий вдох и сглотнул.

- Какие "гости", мама? Ты имеешь в виду, что кто-то придет к нам?-

Резко дернув меня за локоны, мама одарила взглядом, который говорил: "Не лезь не в свое дело." Воткнула мне в волосы перламутровый гребень, надела мне на шею жемчужное ожерелье и такой же браслет на запястье.

Мама подарили мне маленькую шкатулку с драгоценностями, и велела мне выбрать несколько колец. Затем она попросила меня подкрасить глаза.

Я ждал, пока высохнут ногти. По правде говоря, ногти уже высохли, но я тянул время, не желая спускаться вниз раньше времени.

Раздался звонок в дверь.

Звонок продолжал звонить, но никто не открывал дверь.

-Кто-нибудь откроет дверь?!- крикнул я, но никто не ответил.

Пришлось мне в своих новых туфлях и платье спуститься по лестнице. Нелегкая задача для четырнадцатилетнего пацана.

Мой брат Дейв сидел в гостиной на диване и смотрел мультики, совершенно не обращая внимания на звонки.

-Да что с тобой? Почему ты не открываешь дверь?- Спросил я возмущенно.

- Мама запретила мне открывать.- Сказал он, не отрывая глаз от телевизора.

-Она сказала, что это твоя обязанность, Памела!-

-Это мы еще посмотрим.- Прорычал я.

Дэйв посмотрел на меня и усмехнулся.

Ужасно трудно угрожать, когда на тебе женские туфли, а на губах помада.

К тому времени, когда я добрался до двери, в дверь не только звонили, но и стучали.

Остановившись на мгновение, я сделал глубокий вдох, произнес короткую молитву, а затем открыл дверь.


Глава 18-Вечеринка для дебютантки!


Когда я открыл дверь, то с облегчением увидел мамину подругу Миссис Джонстон.

Но я не ожидал, что ее дочь войдет следом за ней.

- Ты помнишь мою дочь Риту? Она работает в аптеке.-

Конечно, я помнил её.

Ни миссис Джонстон, ни Рита не удивились, когда увидели

меня в платье. На мой вид они не обращали внимания, как будто то, как я выгляжу было совершенно нормально.

Не могу передать, как мне было неловко стоять перед этими двумя женщинами в платье в туфлях на каблуках, благоухая духами. Я чувствовал себя ну, очень, очень странно.

-Грегори, ты шикарно выглядишь. - Ласково сказала миссис Джонстон и одарила меня теплой улыбкой.

- И мне нравится, твоя прическа, мне нравятся длинные волосы у мальчиков, особенно если они заботятся о них, как ты. Твои волосы выглядит такими пышными и женственными, и ты выглядишь мило.-

Я пробормотал что-то вроде "Спасибо" и пожалел, что не умер.

Реакция Риты беспокоила меня еще больше. Вместо того чтобы смеяться надо мной она смотрела на меня с доброжелательным любопытством.

-Ну и как тебе нравится носить лифчик? - Спросила она.

Я пожал плечами, вызвав смех у всех, включая мою мать, которая только что вошла в комнату.

Мне было довольно трудно сохранять спокойствие, учитывая, что на мне надето платье, а дурацкий тампон раздражал мой зад, я никогда в жизни не чувствовал себя таким уязвимым!

-Такая застенчивая девочка, моя маленькая "Памела" совершенно не похожа на этого ужасного Грега. Посмотрите на нее, такую милую и скромную ... разве она не самое милое существо, которое вы когда-либо видели? Я так горжусь ею.-

Я остановился как вкопанный и посмотрел на маму. Ее глаза сияли, и тон ее голоса был искренним. Вот тогда-то меня и осенило ... гордится мной? Моя мама действительно гордилась мной. По-настоящему. Как такое может быть?

Мама никогда, не говорила ничего положительного обо мне, покрайней мере я не помню.

Я не мог припомнить, чтобы она хоть раз сказала, что гордится мной.

А вот сейчас, когда я одет как девочка с накрашенным лицом с прической из салона она вдруг говорит, что гордится мной?

Наши гости одобрительно закивали, и в течение следующих нескольких минут они обсуждали мой наряд в мельчайших деталях. Все это время мама смотрела на меня, не отрывая глаз.

-Значит, тебя теперь зовут "Памела"?-

С энтузиазмом в голосе просила миссис Джонсон.

- Я попытаюсь не забыть. Знаешь, "Памела", этот наряд идеально подошел бы для посещения театра. Вы когда-нибудь были на балете? Нет? Что ж, придется это исправить! Ты выглядишь такой утонченной, что нам просто необходимо взять тебя с собой и показать всему миру! Рита, ты со мной согласна?-

-О, я думаю, нашей маленькой " Памеле " следует поостеречься.- Сказала моя бывшая няня мелодичным голосом.

-Если мой младший брат увидит её, он бязательно захочет пригласить её на свидание!-

Дамы засмеялись, а мое лицо от этих разговоров стало ярко-красным.

Ужин был для меня долгим и мучительным.

Мама надела одно из своих лучших вечерних платьев, а Дейв рубашку и галстук.

- Ну, что ты думаешь о своей старшей сестре, малыш? - спросила Миссис Джонстон у Дейва. Я сердито посмотрел на него, но улыбка на его лице ничуть не потускнела.

-Я думаю, что он ... она ... выглядит глупо.-

Я заметила, что мама внимательно наблюдает за ним, словно подсказывала, что нужно говорить.

- Памела вечно топчется в ванной и возится со своей одеждой. Я очень рад, что я не девочка!-

Все засмеялись над замечаниями моего младшего брата, а миссис Джонстон взъерошила ему волосы, как будто он был самым очаровательным ребенком. Я сидел и строил планы мести.

Я старался лишний раз не привлекать к себе внимания, но женщины пытались вовлечь меня в разговор. И это, в конце концов, у них получилось. Рита и миссис Джонстон расспрашивали меня о макияже и одежде. Мама рассказывала о моих успехах в выполнении работ по дому.

Я чуть не умер, когда она сказала нашим гостям, что я собираю и читаю журналы "Семнадцать"!

- Я был пьян от смущения и волнения. Рита, казалось, наслаждалась моим затруднительным положением так же, как и моя мать, о чем свидетельствовало то внимание, которое она уделяла мне в течение всего вечера.

- Чуть не забыла! - Воскликнула она. Взяла мою руку и протянула ее Миссис Джонстон, чтобы та увидела мои ногти.

- Посмотрите, какой цвет лака она выбрала. Я просто обожаю этот оттенок красного! Разве это не восхитительно?-

Миссис Джонстон кивнула и тепло улыбнулась мне.

-Это очень мило. Вы хорошо поработали над ногтями, милая. А Вы помогаете своей матери с маникюром?-

Я отрицательно покачал головой.

- А вот, Рита делает мне маникюр довольно часто, ещё с тех пор, когда была маленькой девочкой.

Вам стоит попробовать. Я думаю, ваша мама будет вам благодарна за такую заботу.-

Мама громко рассмеялась.

- О, это так мило! Быть избалованной моей прекрасной, любящей дочерью ... я думаю, это было бы просто замечательно! Как ты думаешь, милая? Не могла бы ты позаботиться о своей дорогой старой мамочке?-

Все смеялись, а я сидел и улыбался, как идиот или идиотка.

После ужина я начал убирать со стола. Мама остановила меня, сказала, что у нее есть для меня сюрприз.

- Рита на несколько минут отведет тебя в гостиную. А мы с миссис Джонстон подготовим для тебя сюрприз!-

Я позволил Рите вывести меня из столовой, как маленького ребенка. Как только мы остались одни, она усадила меня на диван. Затем сама села рядом и толкнула меня бедром.

- Привет, красавчик! Забавно, в последний раз, когда я видела тебя одетым как девочка, ты клялся, что просто играешь в какую-то игру. Мне кажется, что это больше, чем просто игра.-

Выражение ее лица заставило меня почувствовать слабость в коленях.

Меня выставляли напоказ перед маминой подругой и унизили перед этой девушкой. Ощущение было просто ужасным!

- Честное слово, Рита, это не моя идея. - Хрипло сказал я.

- Мама заставила меня надеть это. Я уже говорил тебе, что это просто дурацкая игра, в которую она любит играть со мной. Ты ведь никому не расскажешь, правда?-

-Да ладно тебе, Грег! Или лучше "Памела"? Ты же не думаешь, что я поверю в это. Ну же, скажи мне правду.-

Она взяла меня за руку и посмотрела мне в глаза.

-Ты гей? Ты носишь платье, а потом сваливаешь все на свою мать. Ты что-то скрываешь?-

Я был потрясен! Я знал, кто

такие геи... Мальчики целуются друг с другом! Фу мерзость! Меня всегда беспокоило, что кто-то может подумать, что я гей.

Быть неженкой, слабаком и плаксой обидно, но гей ... для меня это было величайшим оскорблением! И чтобы моя бывшая няня, которая оказалась самой красивой девушкой из всех, кого я знал, подумала, что я педик...

- Пожалуйста, Рита. - Сказал я со слезами на глазах.

- Я не ... не педик. У меня были кое-какие неприятности с мамой, и вот чем все закончилось. Понимаете, это была ее идея. Я никогда не хотел носить платье. Пожалуйста, никому не говори, ладно? Пожалуйста. Достаточно того, что мама дразнит меня подобными вещами ... я просто не хочу, чтобы это делал кто-то еще.-

Рита скорчила гримасу и ткнула меня под ребра.

- О, успокойся. И не говори "педик". Это грубо. "Гей" звучит гораздо приятнее, тебе так не кажется?- Моя мучительница улыбнулась.

- В любом случае, мне все равно, гей ты или нет. Быть геем не так уж плохо. Просто ... ну, просто так оно и есть. Я знаю много геев, и с ними все в порядке.-

От этого мне не стало легче.

- Но, Рита, я, же не гей!- Настаивал я.

Рита пожала плечами.

- Ты мог бы, и одурачить меня. Но в этом наряде ты выглядишь очень естественно. То, как ты красишь губы и ногти это так по-девичьи ... как хорошо ты пахнешь ... и то, как ты ходишь на каблуках, у меня есть подруги, которые не могут ходить на каблуках так уверенно как ты.

В тебе больше от девочки, чем кажется на первый взгляд, Пэмми.- Улыбка на ее лице была обворожительна.

- Жаль, что ты не принаряжался пару лет назад, когда я как няня за тобой присматривала. Мы могли бы отлично повеселиться. Ты бы очень мило смотрелся в некоторых моих платьях.-

Все, что я мог сделать, это покраснеть и молиться, чтобы вечер закончился побыстрее.

- В самом деле, Грег. - продолжала Рита.

- Что ты ожидал от меня услышать? Трудно поверить, что ты на самом деле мальчик, когда на тебе косметика и надето платьице. Я имею в виду, посмотри на свои волосы ... они выглядят просто идеально. Кто это сделал для тебя? Это не могла быть твоя мама.-

Я рассказала ей о том, как Филлис стригла и укладывала мне волосы.

- Ух, ты! Может быть, в следующий раз твоя мама разрешит мне пойти с тобой на химическую завивку! Как бы мне хотелось это увидеть!-

Сделать завивку?!!! Что происходит? Я начал объяснять, что завивка это последнее, что я хочу, но увидев выражение её лица, я решил держать рот на замке.

Лукавая усмешка расползлась по ее лицу.

-Могу я задать один вопрос? Ну, это глупо. Не знаю, почему я всегда так говорю, но все равно спрошу. Ты ведь носишь чулки, верно? И так, скажите мне, что ты носишь, чтобы держать их?-

Мне казалось, что моя голова вот-вот взорвется, я покраснел.

- Это ... пояс.- Нехотя признался я. - Моя мама ... она заставила меня ... -

Рита прервала меня.

- Хм ... пояс. Я так и думала. У тебя очень симпатичная фигура и аппетитная попка.

-Ты ... ты можешь видеть сквозь платье?-

Давление тампона в попке заставило меня поежиться.

- О Боже! - В панике подумала я. А что, если она спросит меня о нём?!??

Рита протянула руку и улыбнулась.

- Иди сюда, милая. Я хотела сделать это весь вечер.-

Она взяла меня за руку и притянула к себе. Я помню, как смотрел в ее почти фиолетовые глаза, и на мгновение мне показалось, что она собирается меня поцеловать. Вместо этого она заключила меня в теплые, мягкие объятия.

Когда мы отодвинулись друг от друга, я получил быстрый поцелуй в щеку, сестринский поцелуй, которыми поцелуями девушки обмениваются друг с другом.

Мои колени ослабли, и я почувствовал покалывание между ног.

-Ты такой милый! Почти невозможно поверить, что ты действительно мальчик. Я имею в виду, ты выглядишь как девушка, ты пахнешь как девушка, ты говоришь как девушка. Ты даже чувствуешь себя девочкой.-

Я попытался увернуться, когда она дружески шлепнула меня по заду.

- Ну же, Григ, милый, признайся ... одеваться в женское не так уж и плохо. Держу пари, что твой пояс выглядит довольно аккуратно.-

-Я чувствую себя глупо.- Тихо сказал я.

Я не хотел, чтобы мама меня услышала, но и не собиралась позволять этой симпатичной девушке думать, что мне нравится надевать женское белье.

- Ненавижу это!-

Рита посмотрела на меня с минуту, а затем улыбнулась.

-Ты, наверное, запутался в своих чувствах, надевая девичью одежду. Парни любят такие вещи, поверь мне. Это так сексуально и возбуждающе для них, они просто не могут с этим ничего поделать. Они просто не хотят признавать это.-

Она снова улыбнулась мне.

- А теперь признайся ... тебе не кажется, что это сексуально? Хотя бы чуть-чуть?-

- Э-э, пожалуй, да.- Я пожал плечами. - Я имею в виду, конечно, может быть. Я не знаю. Я просто чувствую себя глупо, вот и все.-

-Я могу это понять. Ты чувствуешь себя глупо, но и приятно?-

Широко раскрыв глаза от изумления, я кивнул.

-Ну, у тебя нет абсолютно никаких причин чувствовать себя глупой. Ты замечательная девушка, и я думаю, что тебе следует почаще наряжаться. Я имею в виду, что быть "Памелой" намного веселее, чем Грегом. Обещай мне, что сделаешь это? Ладно? Обещаешь?"

Все, что я мог сделать, это кивнуть.

- Хорошо. Да, кстати не забудь то, что я сказала о своем брате Кевине. Ну, если тебе когда-нибудь захочешь с кем-нибудь встречаться... Я знаю, знаю, что ты мальчик. И все же, я уверена, что он будет сходить по тебе с ума. Доверься мне. Я думаю, что вы отлично проведете время вместе.-

Я думал, что упаду в обморок от таких разговоров!

Мы поболтали еще несколько минут, потом в дверях появилась мама. Я покраснел, увидев, как она радостно улыбается. В последний раз, когда она так улыбалась, я был невероятно унижен.

- Пойдем, именинница. Пришло время посмотреть, какой подарок принесла тебе фея.-

Следуя указаниям матери, я закрыл глаза и позволил ей отвести меня обратно в столовую. Я слегка пошатнулся, когда меня подвели к стулу и приказали сесть. Когда мне, наконец, позволили открыть глаза, я не мог поверить своим глазам.

- С Днем рождения, Памела, милая!- Влажный, пропитанный помадой поцелуй запечатлелся на моей щеке, когда я в благоговейном страхе уставилась на праздничный торт и пакеты, разложенные передо мной. Все присоединились к песне" Happy Birthday " для "Памелы". Мой младший брат, конечно, пел громче всех! Я, наверное, выглядел полной дурой, когда снова и снова пытался задуть свечи, украшавшие торт.

Вечеринка прошла как в тумане. Вдобавок к торту мене вручили очень девчачьи поздравительные открытки и несколько подарков. В пакете лежали очень женственные трусики и бюстгальтер от мамы и очень красивая ночнушка от Миссис Джонстон. Самым удивительным был купальник-бикини, купленный Ритой и ее мамой.

Он был совсем крошечным украшенный сердечками и кружевом.

- Памела подними его так, чтобы я могла его видеть. - Сказала Мама.

- Как мило! Это ты наверно наденешь на День Святого Валентина?-

- Я просто не могла устоять.- Голос миссис Джонстон сочился медом. - Мы собирались купить его для Риты, но когда она его примерила, он оказался ей маловат. Грег, я имею в виду, "Памела" я сразу же вспомнила о тебе. Ты может надевать его на пляж или в бассейн. -

-Ты будешь очень популярен, - заверила меня Рита.

- Все парни будут у твоих ног, когда увидят тебя в нем.-

Все засмеялись, когда я сказал.

-Ни за что!-

Ещё мама подарила мне пару дорогих сережек с маленькими купидончиками, и браслет оберег, который она носила в детстве. Я был ошеломлен, когда она застегнула браслет на моем запястье. Дэйв дал мне маленький флакончик духов. Я был так смущен, что поцеловал его.

Дэйв так и остался сидеть с отпечатком помады на щеке.

Тот факт, что я был мальчиком, не был полностью забыт. Я разорвал один подарок с моим настоящим именем. Помнится, я попросил несколько бейсбольных карточек и комиксов, чтобы пополнить свою коллекцию. Я был ошеломлен, увидев вместо их подписку на журналы "Мадемуазель", "семнадцать" и "гламур". К моему ужасу, на всех подписных листках было написано "Грег Паркер". Мама сказала, что это, наверное, самый подходящий подарок, который она может мне сделать, учитывая, как мне нравится смотреть на фотографии девочек. -Но, мама ... они адресованы мне!-

- Ну и что? Кому я должна была их адресовать? Конечно, не твоему младшему брату. Они твои.-

Я заерзал на стуле.

-Но ... что, если один из них попадет не в те руки? Что, если их увидит кто-нибудь из школы?-

-Хм ... ну, думаю, я понимаю, чем вызвано твое беспокойство. С другой стороны, теперь это не моя проблема.-

Я хотел ещё что-то сказать, но остановился. Ничто из того, что я мог придумать, не заставило бы ее передумать, это уж точно.

Я представил, какое унижение меня ждёт, если журнал "гламур" с адресом и именем получателя Грега Паркера, попадёт в школу.

Мне придется тщательно прятать получаемые журналы.

Последний подарок был самым шокирующим.

Улыбаясь, Рита протянула завернутый в подарочную упаковку сверток длиной почти в ярд. Опасаясь худшего, я осторожно взял его.

- Это будет весело.- Сказала, Рита ни к кому конкретно не обращаясь.

В свертке оказался плакат. Хихиканье переросло в волну женского смеха, когда я развернул его.

На плакате были изображены четыре улыбающихся культуриста.

Они лежали бок обок на песке, их загорелые тела были смазаны маслом и блестели на тропическом солнце, их голые ягодицы красовались под яркой вывеской с надписью "горячие булочки"!

- Фу! - произнес одинокий голос. Это был мой младший брат, что и неудивительно.

Может такие парни, и были мечтой девочки-подростка, но определенно не моей.

Когда я уставился на ряд мясистых ягодиц, я подумал, что это самая отвратительная вещью, которую я когда-либо видел!

- С Днем рождения, подружка!- Рита залилась краской.

-Я подумала, надо добавить немного остроты в твою жизнь теперь, когда ты девушка!-

Мама расплылась в улыбке, а Дэйв зажал рот рукой, едва сдерживая смех. Я не мог винить его за то, что он вел себя как идиот, возможно, на его месте я вел бы себя еще хуже.

- Боже мой, Рита! Вам не кажется, что это уже чересчур? - Миссис Джонстон с осуждением покачала головой.

-Голые задницы ... где ты только раздобыла эту гадость?-

Моя бывшая няня сияла от гордости. - У одной моей подруги. Плакат висел в общежитии колледжа. Его заставили снять, я решила захватить его для именинницы.-

- Ну, спасибо, Рита! - Сказал я со всем сарказмом, на который был способен.

-Это как раз то, чего мне не хватало.-

По мере того как мое смущение уменьшалось, я начал злиться. И вообще, кем она себя возомнила?

Однако мое раздражение только позабавило Риту, которая обернулась и ослепительно улыбнулась мне.

- Рада, что тебе понравилось, Памела! - весело сказала она.

-Если хочешь, я принесу ещё...-

В разговор вмешалась мама.

-Я думаю, это просто замечательно! Я мечтала о таких мужчинах, когда была в твоем возрасте.-

Все женщины засмеялись. Затем она посмотрела на меня и сладким, как сироп, голосом произнесла.

-я не знаю, почему ты смущена, милая. Это ничем не отличается от всех тех картинок с девушками, которые ты хранила под матрасом.-

Как только она произнесла это, последовал обмен понимающими улыбками, и я решил, что будет лучше, если я буду держать рот на замке.

После десерта Дейв извинился и пошел в свою комнату поиграть. Мама велела мне принести кофе для наших гостей, а потом я, как обычно, начал мыть посуду. Я был удивлен, когда Рита предложила свою помощь.

-Знаешь, у нас есть бассейн.- Сказала она.

- Я знаю, мама не будет возражать, если ты приедешь. Ты согласна?

Мне бы очень хотелось посмотреть, как ты будешь, выглядишь в этом бикини.-

Гости задержались еще на пару часов, мне пришлось выдержать еще несколько раундов доброжелательных комплиментов и щипков за щеку,

Мне пришлось подать кофе и вторую порцию праздничного торта.

Кроме того, меня учили играть в бридж, что было утомительным занятием, так как я ненавидел карточные игры, как и все остальное в тот вечер.

В результате мы с мамой проигрывали все партии, хотя каждый раунд был лучше предыдущего.


- Не растрайвайся, милая.- Сказала миссис Джонсон, когда мы проиграли нашу последнюю партию.

-Со временем у тебя все получится.

В следующий раз может, будет ваша очередь выиграть.-

Рита рассмеялась.

- Кроме того, это не мужская игра. На самом деле никто не ведет счет. Моя мама уделяет больше внимания сплетням, чем игре. Расслабься, только мужчины переживают из-за проигрыша в карточной игре.

К тому времени, когда Рита и ее мать ушли, я был совершенно измотан. Мама пошла, проверить, как там Дэйв. А я разделся и повесил свое платье.

Снял трусики, чулки и положил их в корзину с грязным бельем.

Мама просунула голову в дверь.

- Памела, милая не забудь сменить тампон. Завтра последний день месячных. Тебе не повредит сегодня поспать с тампоном.-

- Да, мама, я позабочусь об этом. -

В ту ночь я спал беспокойно,

мои сны были полны образов и ощущений, которые пугали меня. Помню, мне приснилось, что я стою в школе перед классом, совершенно голый, если не считать одного из маминых лифчиков, который свисал с моих плеч. Мое лицо было накрашено помадой и тушью, а обнаженное тело покрыто какой-то пудрой. Пока я пытался скрыть свой стыд, дети в комнате скандировали "Грег-фея!" Беспомощный и униженный, я начал плакать ...

Следующее, что я помню, это то, что я стою на пляже, среди четырех загорелых смазанных маслом культуристов.

Когда я посмотрел вниз, то увидел, что все они были голые. А на мне было кружевное бикини с маленькими сердечками, которое я получил на день рождения. Взгляды и сверкающие улыбки были предназначены мне. Низкий мужской голос прошептал мне на ухо:

- Ну же, милая, ты же хотела поиграть с мальчиками, правда?-

Я ужаснулся, когда завязки моего купальника были развязаны, и мои трусики упали на песок ...

Я проснулся, теплая струя спермы извергалась из моего члена, пропитывая трусики и пояс. Я содрогнулся, когда давление этого дурацкого тампона в моей попке

вызвало еще один выплеск спермы. Это было фантастическое, пугающее чувство, настолько сильное, что почти сразу же повторилось.

Лежа пытаясь отдышаться, я думал, что это самое страшное, отвратительное и в то же время чудесное, что когда-либо случалось со мной. После всего, что мне пришлось пережить, ничего подобного раньше не случалось. Никогда. Наслаждение было таким сильным, таким сильным, что почти причиняло боль.

Несмотря на агонию и смятение, через которые я только что прошел, я не мог дождаться, когда это повторится снова.


Глава 19- Летние Забавы


Смирившись со своей судьбой, я сделать вид, что мир "Грега" потерян для меня, и сосредоточился на том, чтобы как можно лучше угодить своей матери, как "Памела, любимая дочь." Но это было нелегко, приходилось не только мило улыбаться и заниматься домашними делами.

Мне пришлось помочь с ремонтом моей комнаты.

Перенести большую часть моих мужских вещей на чердак.

Убрать со стола модели космических кораблей и заменить их на шкатулки для драгоценностей и на флаконы духов.

Было очень больно смотреть, как мой плакат "Атланта Брейвз" сорвали и выбросили.

Мне пришлось смериться с тем, что мама повесила в моей комнате уродливый плакат с культуристами, который Рита подарила мне на день рождения.

Меня раздражал этот плакат.

Мне приходилось смотреть на него перед сном. Конечно, маме это показалось забавным, и она отпустила несколько ехидных замечаний о том, что это расплата за то, что я дрочил на фото с девушками.

-Может быть, теперь ты поймешь, какое отвращение это вызвало у меня. Прячешь под матрас фотографии полуголых девиц ... хочешь посмотреть на голых? Вот эти "мальчики" составят тебе компанию.-

Улыбка на ее лице была злой.

-Кто знает, может быть, тебе будет веселее смотреть на них, чем на противных девчонок.-

Я покраснел, вспомнив свой сон. Вы теперь понимаете, почему я часто думал, что она может читать мои мысли.

Мне пришлось, покинул команду по бейсболу. Мой уход остался практически незамеченным.

Мне было нелегко бросить бейсбол, рыбалку и тусовки с друзьями. И заменить все это выполнением работ по дому и прихорашиваниями перед зеркалом.

У меня наверно не было выбора?

Из-за моих ежедневных забот я все время был прикован к дому, и был отрезан от всего, что напоминало мне мою прошлую нормальную пацанскую жизнь.

Хуже того, моим вылазками во внешний мир были еженедельные прогулки матери и дочери и посещение библиотеки.

У меня были смешанные эмоции по поводу дней матери и дочери, которые проходили каждую субботу. Мама придумывала, что нибудь веселое как ей казалось.

Например, прокатится по городу, посмотреть кино, походить по магазинам или посетить музей. Иногда Дэйв ходил с нами, но большую часть времени он проводил с друзьями, оставляя меня на милость мамы.

Каждая последующая поездка с мамой становилась более смелой.

Мама следила за тем, чтобы я носил красивые наряды, куда бы мы ни пошли.

Для похода по магазинам или для посещения торгового центра я надевал симпатичный топ и юбку, а волосы собирал в два хвостика "собачьи ушки".

Для ужина в модном ресторане я надевал аквамариновое мини-платье, украшал волосы перламутровой заколкой. Посещая музеи, я носил этот ужасный красный костюм, тот, что с платьем и жакетом. Чулки, каблуки, украшения и сумочка всегда были обязательными в моей экипировке.

Конечно, больше всего я боялся, что меня увидят одноклассники и ребята, которые меня знают. Я всегда считал, что если это когда-нибудь случится, то это будет конец света. Сама мысль об унижении и позоре совершенно выбивала меня из колеи ...

-Да что с тобой такое? - Суетилась мама.

- Вылезай из машины. Ради бога, я не хочу стоять здесь весь день!-

Дверца машины была открыта, и мама нетерпеливо ждала, когда я выйду. Проблема была в том, что я не мог.

- Пожалуйста, мама, не заставляй меня делать это. Я выгляжу глупо. Это платье ... оно ужасно. Все будут смеяться.-

Я одернул юбку и, оглядываясь в поисках кого-нибудь, кто мог бы меня узнать. Посмотрел в зеркало заднего вида и увидел свое накрашенное лицо. День обещал быть долгим.

-Все наверняка рассмеются, если увидят, как я перекину тебя через колено и хорошенько отшлепаю. - Сказала Мама. Ее лицо потемнело, а голос стал достаточно громким, чтобы привлечь внимание прохожих. - Немедленно вылезай из машины, пока ты меня не разозлила! Я не собираюсь мириться с твоими капризами, Памела!-

Оказалось, всем наплевать, что в городской музей пришел мальчик в платье.

Я выглядел, как обычная молодая девушка, гуляющая со своими родителями, может только наряднее чем остальные посетители. Я был в ярко-красном платье с жакетом, в белых туфлях с трехдюймовыми каблуками и с белой сумочкой в руке.

Я думал, что мой наряд был вызывающим, но мама заверила меня, что он идеально подходит для ее милой "дочери". Тот факт, что она была одета в похожий костюм только кремового цвета, дополненный чулками, белой сумочкой и туфлями на каблуках.

Мы были идеальной парой "мать и дочь". Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что мы составляли очаровательную пару.

Я был поражен, что люди улыбались нам, как, будто мы были знакомы.

Все это было так сюрреалистично, и я с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться вслух.

Я помнил мамины уроки шел, высоко подняв голову и расправив плечи, старательно делая короткие семенящие шаги. Иначе ходить в таком облегающем платье было бы невозможно. Мама гордилась мной,

буквально светилась, водя меня за руку и болтая без умолку о выставленных произведениях искусства, словно я была ее лучшей подругой. Время от времени она сжимала мое плечо или поправляла мне челку, подбадривая меня шепотом. В свою очередь, я глупо улыбался и делал вид, что слушаю, когда она говорила о каком-нибудь портрете или скульптуре, но мои мысли были сосредоточены на том, как неловко я себя чувствую в девичьем обличье.

Практика, которую я получил от ношения платьев дома, пригодилась.

Некоторые неудобства я испытывал, когда мне приходилось садиться или приседать, выполнять эти движения в обуви на высоком каблуке было непривычно.

Моей главной проблемой было то, что на мне не было нормальных штанов.

Трусики, пояс и чулки не заменят пары старых добрых джинсов.

А потом случилось это...

Я сворачивал за угол, направляясь от импрессионистов в следующий зал.

Именно в этот зал и вбежали двое мальчишек.

В одном из них я сразу узнал игрока из команды, с которой мы играли прошлым летом.

Второй мальчишка был мне не знаком.

Они дурачились. Следующее, что я помню, это столкновение, и я сижу на полу.

Моя сумочка валяется на полу в двадцати футах от меня в одном направлении, слетевшая с ноги туфля в другом, а мое платье перекошено и помято.

Мы ударились так сильно, что несколько секунд я не понимал, что произошло. Когда я, наконец, поднял глаза, то увидел, что один из мальчиков стоит надо мной, а другой сидит напротив. Оба смотрели на меня ... ну, на мое платье и на то место, где оно задралось выше колен.

- Извини, что так ... - начал оправдываться мальчик, сидящий на полу.

-Я не хотел.-

Прежде чем он успел сказать что-то еще, моя мама схватила его за шиворот.

-Ах ты, маленький хулиган! Я видела, что ты сделал, ты сбил мою дочь с ног! Ты должен быть арестован, недопустимо бегать в музее. - Она огляделась в поисках охранника, одновременно постучав меня костяшками пальцев по макушке.

- Колени вместе, "Памела". Не стоит показывать ему еще и бесплатное шоу.-

Я сжал ноги. Я понял, что показываю комбинацию и пояс двум парням, которые побили бы меня, если бы поняли кто я такой.

Увидев гнев моей мамы, стоящий рядом мальчишка пулей вылетел из зала.

Представьте себе мое замешательство, когда мальчик, которого я узнал, как игрока бейсбольной команды поднялся, отряхнулся, протянул мне руку и помог мне встать.

Он чувствовал себя виноватым и попытался извиниться.

- Извините, я не хотел. Вы в порядке?- Спросил он приобнимая свободной рукой меня за талию.

Я подумал о том, чтобы отстраниться и спрятаться за мамину спину, но это только ухудшило бы ситуацию.

Кроме того, мама и так устроила довольно неприятную сцену, через минуту после инцидента преступник исчез ... но не был забыт.

После посещения музея мы посидели в кафе, немного поболтали.

Реакция мамы на нашу прогулку по музею была просто восторженной.

-Забавно получилось с этими мальчишками?- Спросила мама, хитро улыбаясь.

В ответ я кивнул.

-Я знала, что ты научишься получать удовольствие от наших прогулок. Я думаю, мы должны гулять чаще, ты согласна, милая. Может, в следующий раз мы возьмем с собой твоего брата?-

Мои поездки с мамой в город были для меня достаточно нервозными, но походы в местную библиотеку для меня были просто кошмаром.

В первый раз мне пришлось идти в библиотеку из-за моего брата. Дейв просрочил несколько книг, нам позвонили, с требованием вернуть книги.

Моего брата, конечно, дома не было, поэтому мама отозвала меня от гладильной доски, и мы поехали сдавать книги.

- Отдай библиотекарше книги и заплати штраф. Не забудь получить сдачу. Я подожду тебя, в машине, чтобы нам не выписали штраф за парковку в неположенном месте.-

Я посмотрел на мать так, словно она сошла с ума.

- Я? Войти? Вот так? Мама, я не могу туда пойти! Только не в такой одежде! Кто-нибудь меня обязательно узнает!-

Короткая белая плиссированная юбка и тонкий желтый топик "Барби", который я носил, занимаясь домашними делами, совсем не подходили для посещения библиотеки. Я был абсолютно уверен, что никогда не выберусь отсюда живым; если кто-нибудь из моих приятелей увидит меня в таком наряде, с волосами, собранными в два хвостика, и с накрашенным лицом. Все это, конечно, не шло ни в какое сравнение с суровым выражением лица моей матери.

- У тебя есть выбор, Памела. - сказала она холодным, как лед, голосом. Я вздрогнул, когда она протянула руку и резко дернула меня за волосы.

-Либо ты выполнишь мою просьбу

и сделаешь меня счастливой, либо я срежу прут вон с того дерева и отхлещу твою задницу прямо здесь и сейчас. Или, может быть, ты предпочитаешь, чтобы я отвезла тебя в парк, где твои друзья, играют в мяч? Я уверена, они будут рады увидеть тебя.-

Мои слезы не тронули ее. Следующее, что я помню, это то, как я в обтягивающей юбке карабкаюсь вверх по мраморным ступеням с книгами в руках. Я помню, как глубоко вздохнул, робко подошел к стойке библиотекаря, сдал книги и заплатил штраф за задержку книг.

Это был мой первый, но далеко непоследний визитов в библиотеку.

Оказалось, что немногие из моих друзей проводили лето в библиотеке, если вообще заходили в нее. Там иногда появлялась, студенты летних школ и колледжей, которые занимались какими-то исследованиями, но у них были свои дела поважнее, чем наблюдение за мной.

Понимая, что библиотека для меня довольно безопасное место, мама решила, что я буду регулярно ездить туда.

-Я хочу, чтобы ты сходила сегодня в библиотеку и принесла кое-что для меня.- Сказала однажды мама за обедом. Она доела приготовленный мной сэндвич, и подкрасила губы.

Указала на розовый листок бумаги, лежащий на обеденном столе.

- Вот список. В нём пара книг для меня, плюс я включила книги, которые я хочу, чтобы ты прочитала на этой неделе.-

Я откинул назад заплетенную косичку и нервно заерзал. Цветастый сарафан, который я носил утром, сводил меня с ума своим коротким подолом и ярким рисунком.

- Сегодня днем? Мама, может, подождём до вечера, когда ты вернешься домой? Ты после ужина сможешь отвезти меня в библиотеку. Я не хочу идти по улице одна.-

- Только не сегодня, милая. Библиотека закрывается рано, а я иду на вечеринку. Я могу сейчас подвезти тебя, если хочешь.

Назад вернешься одна.

Обратный путь пойдет тебе на пользу.-

Я опустил глаза, и посмотрела на яркий шелк сарафана. Я никак не мог привыкнуть к тому, что под одеждой, у меня стали намечаться округлости груди.

-Можно мне переодеться? Пожалуйста.-

Мама посмотрела на меня с подозрением.

- Ни в коем случае. Ты прекрасно выглядишь. Я знаю, что ты собираешься сделать. Ты думаешь, что наденешь мальчишескую одежду и присоединишься к этим хулиганам, которых ты называешь друзьями!-

- Нет, мама, дело не в этом. Клянусь, дело совсем не в этом. Я просто не хочу, чтобы люди видели меня в таком виде. Все будут смеяться надо мной.-

-Это не моя проблема. Тебе следовало думать раньше,

прежде чем ты решил стать лжецом и извращенцем.-

Сама мысль о том, чтобы выйти на публику в этом сарафане, была унизительна, идти в таком виде было просто немыслимо!

-Не могу ли я хотя бы надеть шорты? Или, может быть, мои Капри? Это

платье ужасно ... - я с трудом подбирал подходящее слово.


-Это платье не ужасно, оно милое! - усмехнулась мама, заканчивая красить губы.

- Ты очень мило выглядишь в этом платье.

-Но, мама, пожалуйста...-

-Я больше не хочу ничего слушать. А теперь возьми свою сумочку и подкрась губки. Через несколько минут я должна быть на работе. Но у меня ещё есть времени, чтобы подвести тебя.-

Посещение библиотеки в тот день было для меня травмирующим психику событием.

Я дрожал от страха с того самого момента, как вышел из машины и начал свое путешествие по гранитным ступеням. С трудом удерживая дрожь в коленях, я вошел в библиотеку и занял свободную кабинку.

Я спрятался в этой кабинке, боясь, что кто-нибудь подойдет ко мне и крикнет:

-Грег Паркер, какого черта ты так вырядился?!!! Какой милой девчушкой ты стал!-

Слава богу, этого не случилось. Я набрался смелости и покинул своё укрытие.

Несколько посетителей мне улыбнулись.

Молоденький библиотекарь взял за правило заглядывать ко мне в кабинку.

Мой новый приятель иногда трогал

мое плечо или руку и называл меня "милая". Пару раз он даже дотронулся до моего колена,

хотя вел он себя так, словно это произошло случайно.

Когда вечером я рассказал об этом маме, она сказала.

-Привыкай, милая. Мужчины все время так делают.-

Когда я сказал ей, что мне это не нравится, она рассмеялась. Глядя ей в глаза, я понял, что этим летом буду проводить много времени в библиотеке ...

Придя в библиотеку, я быстро нашел книжки из списка.

Как мама и сказала, две книги по психологии были для нее.

Для меня были выбраны: классический роман "Маленькие женщины", какой-то роман для подростков, который вероятно рекомендовала Рита. Там же была книга о балете, которая заставила меня задуматься, не собирается ли моя мама заставить меня брать уроки балета. Я, конечно, надеялся, что нет моя жизнь и так достаточно сложная!

Когда пришло время уходить, я столкнулся с проблемой, на моей библиотечной карточке было написано "Грег Паркер", а не "Памела".

Мне потребовалось несколько минут, чтобы объяснить, что мне выписали по ошибке карточку брата.

Библиотекарь пошел мне на встречу

и заполнил новую карточку на имя Памелы.

Домой я шел как в тумане. Не обращая внимания на проезжающие машины и крики детей, игравших на улице, я пытался понять, что же со мной происходит. Всего за несколько минут этот добрый библиотекарь изменил мою жизнь. Благодаря его усилиям, в реестре публичной библиотеки, теперь меня зовут Памела. Памела Паркер 14 лет.

Ещё одно шокирующее событие случилось со мной в тот день, когда Джонстоны пригласили меня с мамой поплавать в их бассейне.

Я придумывал всевозможные отговорки, чтобы остаться дома. Но мама, не желала слушать меня.

-Не знаю, что на тебя нашло, прекрати скулить! Мы навестим Джонстонов и хорошо проведем время, тебе понравится!-

После тщетных пререканий мне пришлось направиться к входной двери, одетым в свой новый купальник-бикини и в босоножки на высоком каблуке.

Конечно, я не забыл накрасить губы, глаза и взять сумочку. Попробовал бы я забыть - мама напомнила бы...

Конечно, я чувствовал себя полным идиотом. Это дурацкое маленькое бикини было примерно таким же микроскопическим, как бюстгальтер и трусики, которые мама заставляла меня в качестве наказания надевать под платье.

А этот купальник был у всех на виду.

Конечно, у меня было не самое мужественное тело и с волосами, собранными в маленькие хвостики с яркими эластичными резинками, я наверно выглядел, как четырнадцатилетняя девочка, по крайней мере, мне так говорила мама. Сам я был убежден, что больше похож на глупого мальчишку, бегающего в девичьем белье! Тем не менее, у меня был приказ, и я знал, что попаду в ад, если не сделаю то, что мне сказали.

Странно мне было противно то, как я выгляжу, и в тоже время я был очарован своим отражением в зеркале.

Бюстгальтер купальника был с эффектом пуш-ап, и придавал моей груди совсем не мальчишеский вид. Маленький кулон в виде сердца, примостившийся у меня в ложбинке груди, только усиливал иллюзию.

В сочетании с моей дурацкой прической, макияжем и серьгами-обручами, которые мама заставляла меня носить все время, я действительно больше походил на девочку, чем на мальчика.

Я знал, что Рита уже надевала этот купальник, и мысль о том, что ее роскошное тело, касалось его, доставляла мне удовольствие.

Все же я не выдержал и прокрался в ванную, спустил трусики и начал мастурбировать. Я знал, что попаду в ад, если мама поймает меня за этим занятие, но ничего не мог с собой поделать. Я был так возбужден, глядя в зеркало на девочку в купальнике с сердечками, что буквально готов был лопнуть. Серьезно, если бы я это не сделал, я бы все равно кончил, но только в трусики.

Не спрашивай меня, почему все так сложилось; конечно, я понимал, что в зеркале отражаюсь я.

Но девушка в зеркале выглядела такой милой, такой беспомощной и желанной, что я не мог сдержаться. Последовавший за этим оргазм был настолько сильным, что я застонал.

Я быстро привел себя в порядок. Когда я вышел из ванной, мама как-то странно на меня посмотрела. Казалось, она знала, что я только что сделал, её взгляд пронзал меня насквозь.

Несколько минут она смотрела на меня, потом улыбнулась и обратилась ко мне.

-Пойдем, малышка. Ты можете полюбоваться собой в другой раз.-

Следуя за мамой, я чувствовала себя так-то странно. Похоже, она ожидала от меня того что я только что сделал.

Меня как молнией поразила эта шальная мысль. Боже, неужели я никогда не смогу встретиться лицом к лицу со своими друзьями и до конца жизни, буду выглядеть и вести себя как девушка?

сейчас у меня было одно желание

пережить следующие несколько часов, не выставив себя полной дурой.

Поездка к Джонстонам была катастрофой. Через пять минут мы въехала на местный рынок.

Мама за руку, она вытащила меня из машины, и мы вошли внутрь рынка.

Я чувствовал себя практически голым, в своем нелепом бикини с маленькой сумочкой в руке, толкая тележку с продуктами. Я предусмотрительно надел темные очки, надеясь, что знакомые меня не смогут узнать.

Моя маскировка привлекла ко мне еще больше внимания.

Мы не прошло и двух минут, как двое мальчишек моего возраста обратили на меня внимание.

Мама указала мне на них, и ее улыбка испугала меня не меньше чем изумленные взгляды мальчиков.

Я узнал их! Это были мальчишки из моей школы.

Достаточно чтоб один из них узнал меня, и моя жизнь будет погублена навсегда.

Пока я расхаживал по магазину, эти двое следила за каждым моим движением, не скрывая своего интереса ко мне.

Я держался поближе к маме, надеясь, что они не посмеют подойти ко мне.

Одному поклоннику удалось просочиться между мной и мамой. Это был Гэри Лоу, тот самый, с которым у меня были иногда общие занятия.

-Кажется, я видел тебя в школе?-

Он оглядел меня с ног до головы и довольно усмехнулся, задавая следующий вопрос.

-В прошлом году мы вместе не

занимались обществознанием?-

Я был так напуган, что едва мог говорить. Правда была в том, что мы вместе занимались физкультурой, а не обществознанием, но я определенно не собирался говорить ему об этом! Я заставил себя улыбнуться.

-Хм, я почти уверена, что нет. - С трудом выдавил я.

-Я только в седьмом классе. - Солгал я.

-Не может быть! - сказал он.

-Ты выглядишь старше!-

Его взгляд ощупывал меня, как невидимые пальцы, любопытные и смелые.

Я вспомнил о том, что говорила мама о мальчиках, и о мыслях, которые возникают у них при виде хорошенькой девочки.

Его внимание ко мне, заставляло меня чувствовать себя неловко. Я задался вопросом, будет ли он дрочить вечером, думая обо мне.

Почему я вообще об этом думаю? - Удивился я. Я посмотрел вниз на промежность другого мальчика и вздрогнул, увидев, что его штаны

оттопырились и сформировались в

знакомую мне "палатку". Вид его промежности вызвал у меня как отвращение, так и любопытство. Интересно настоящие девушки тоже думают о таких вещах?

Сбитый с толку и охваченный паникой, я хотел позвать на помощь, но мама казалось, ничего не замечала, оставляя меня на произвол судьбы. Похоже, она действительно наслаждалась моими страданиями. Я бледнел и заикался все 10 минут, пока продолжался разговор. А мама стояла рядом, листая модный журнал, изучая каталог косметики.

Тем временем взгляды этих несносных мальчишек блуждали

где-то между моей грудью и трусиками, изредка останавливаясь на моих глазах.

О, как я ненавидел эти взгляды! Я возился с сумочкой и теребил серьги, чтобы не врезать им обоим по носу! К тому времени, когда мои поклонники ушли, я был близок к истерике. Мама же, напротив, была довольна и улыбалась.

- Тот мальчик на тебя запал! - Дразнила меня мама, когда мы стояли в очереди в кассу.

-Я думаю, что застенчивая маленькая мисс, которую ты так хорошо играешь, действительно понравилась ему.-

-Это было ужасно! Я боялся, что они поймет, что я мальчик.-

-Ты с ним знакома?-

-В школе в прошлом году у меня с ним были совместные занятия. Я был уверен, что он узнает меня.-

Мама усмехнулась.

-Но он не узнал тебя, не так ли?

Интересно, почему он не смог тебя узнать?-

-Я не знаю!- Ответил, я не зная куда

деть руки то я скрещивал их на груди, то прикрывал ладонями пах.

Стоя посреди супермаркета, я чувствовал себя таким уязвимым и незащищенным.

-Мне не понравилось, как они на меня смотрели. Разве вы не видели? Они смотрели, так как будто на мне не было одежды.-

Мама ущипнула меня и рассмеялась.

-А чего же ты ожидала, принцесса? Мальчики думают только об одном. Ты, как никто другой, должна это знать. Я просто хочу, чтобы ты знала, каково это быть на другой стороне, так что привыкай к этому, милая.-

Я не знал, что расстроило меня больше: то, как со мной общался тот мальчик, или радость, с которой моя мать восприняла эту ситуацию.

Когда мы приехали к Джонстонам, мама сразу же отправила меня готовить закуски и напитки. На Риту и ее маму, похоже, произвело большое впечатление то, как я ловко готовил лимонад и бутерброды. Миссис Джонстон со смехом называла меня своей "рабыней на один день".

- Жаль, что ты не помогала мне по дому раньше. - Сказала она.

- Из тебя получилась бы чудесная горничная.-

-Может, мне пойти и купить ему маленький Кружевной фартук?- Лукаво спросила Рита.

-С этими каблуками он будет выглядеть превосходно!-

Рита предложила мне свою помощь, но я сказал, что прекрасно справлюсь сам. По правде говоря, я был взволнован и хотел чем-нибудь заняться, чтобы отвлечься от своих тягостных мыслей и мне определенно не хотелось отвечать на вопросы Риты.

Мне и так было нелегко справляться с собой.

В тот день я провел в бассейне столько времени, сколько хотел. И в целом, если честно я неплохо провел время. Мама и миссис Джонстон плескались и играли, как дети. Впервые я почувствовала себя счастливым, играя с мамой, не испытывая никакого стеснения.

Ближе к вечеру мы нежились на солнышке. Мама достала лосьон и позвала меня. Следуя ее указаниям, я опустился перед ней на колени, она начала натирать меня солнцезащитным кремом.

Я чуть не запаниковал, когда она стянула лямки моего лифчика и потянула его вниз, полностью обнажая мои набухшую грудь. Несмотря на то, что я был мальчиком, я стеснялся своего тела, и я не хотел, чтобы меня видели без одежды. Рита и ее мама добродушно рассмеялись, когда я скрестил руки на груди, прикрыв свою наготу. Мама закатила глаза и продолжила натирать меня кремом.

В свою очередь, мне было поручено намазать кремом маму. Следуя ее примеру, я выдавил на ладонь крем, размазал его по руке и принялся за работу.

Почти сразу я почувствовал, что есть что-то возбуждающее в прикосновении к женскому телу, особенно когда тобой руководит женщина, в данном случае моя мама.

Миссис Джонстон была следующей. У меня пересохло во рту, когда я опустился на колени рядом с ней. Улыбаясь мне ярко-красными накрашенными губами, Миссис Джонстон говорила, куда и как мне наносить лосьон.

Я пытался избегать определенных мест, прикосновение к которым как мне казалось, было нежелательно, и когда я все же случайно коснулся их, я увидел, как она усмехнулась.

Я не поверил своим глазам, когда она расстегнула свой купальник и оголила грудь; она рассмеялась и сказала, что все в порядке, кругом "только мы, девочки".

Она велела мне намазать лосьоном верхнюю часть своей груди. Мой желудок сжался, когда я почувствовал, как растет напряжение у меня между ног. Взглянув на маму, я увидел, что она внимательно наблюдает за мной.

К тому времени, когда дошла очередь до Риты, я с трудом скрывал своё возбуждение.

Рита попросила меня встать на колени у ее ног. В девятнадцать лет у нее было тело кинозвезды, и я наслаждался шансом прикоснуться к нему.

Я чуть не умер, когда добрался до ее бедер, и она небрежно взяла мою руку и направила ее до самого края своего купальника. Я имею в виду, что моя рука была между ее ног, всего в нескольких миллиметрах от ее промежности. Почему-то окружающим это казалось вполне естественным, как и облака, плывущие над нашими головами.

Как и ее мать, Рита сбросила лифчик. Мне пришлось отвернуться, чтобы мои глаза не вылезти из орбит. Заметив мою застенчивость, она положила свои руки на мои и направила их к своей груди, помогая мне втирать крем. Я помню, как моя мама смотрела на меня, приподняв бровь, оценивая мою реакцию на происходящее. Я не мог дышать, лицо горело, руки дрожали. Хуже того, я чувствовал, как мой член напрягается под тугой резинкой трусиков-бикини, так сильно, что мне стало больно.

Я хотел прыгнуть в бассейн, чтобы снять напряжение, но как объяснить моё поспешное бегство.

По выражению лица Риты я понял, что она прекрасно понимает, что со мной происходит.

Когда я закончил, мама велела мне лечь и немного позагорать.

- Немного загара пойдет тебе на пользу.-

Только я лег и закрыл глаза, как почувствовал, что чьи-то руки тянут меня за трусики. Я открыл глаза и увидел улыбающуюся Риту склонившуюся надо мной.

- Вот, Памела, похоже, ты

кое-что пропустила. - Сказала она, озорно.

-Ты же не хочешь сгореть, правда?-

Затем она начала втирать лосьон в верхнюю часть моих ног и под низ трусиков. В следующее мгновение завязки с обеих сторон трусиков развязались, и трусики с меня были сняты. Я быстро перевернулась на живот, но все успели увидеть мой возбуждённый член. Я оглянулась, и увидел, что моя мучительница держит мои трусики над головой, как трофей.

Мама и миссис Джонстон засмеялись и захлопали в ладоши. Они выходку Риты восприняли как шутку над подружкой или сестрой.

В данном случае я чувствовал себя младшей подружкой, которой нужно многое узнать о том, как общаться с большими девочками. Я умолял вернуть мне трусики. Рита спрятала их за спину и усмехнулась.

- Подойди и возьми их. Не бойся!-

Ну, само собой разумеется, я не собирался вставать и что-то делать.

Вместо этого я прикрылся пляжным полотенцем и скулил, что это нечестно!

Чтоб разрядить обстановку моя мама обратилась ко мне.

- Памела, не будь такой недотрогой. - Сказала она меня.

-Рита просто немного развлекается с тобой. Я не могу поверить, что ты не понимаешь шуток!-

- Все верно, милая, просто немного позабавимся.- Усмехнулась Рита.

-Вот что я тебе скажу. Я обещаю вернуть тебе трусики, когда вернётся мой братик Кевин. Мы же не хотим, чтобы он пялился на твой голый зад?-

- Не хочу. - тихо всхлипнула я.

- Ты обещаешь вернуть их мне?-

Рита подняла брови.

- Посмотрим. А теперь ложись и расслабься, пока я не выставила тебя на улицу в таком виде!-

Остаток дня я провел, нежась на солнышке, просматривая журналы и потягивая напитки со льдом. Время от времени я натягивал полотенце на свою голую попу.

Сквозь дрему я чувствовал, что Рита,

а возможно и даже Миссис Джонстон, стягивали с меня полотенце, подставляя мои голые булочки горячему солнцу. На следующий день у меня будет странный загар загорелая попа, и белая грудь подумал я.

Вот так закончить моё лето ...


Глава 20- Возвращение в школу


Начало учебы в новой школе, я воспринял как новый старт для себя.

Я перешел в среднюю школу, в ней училось более 2000 учеников, и только несколько человек было из моего бывшего класса.

Я верил, что мой образ девочки остался в прошлом.

Хотя мама настаивала, чтобы я не стригся.

Она намекала, что длинные волосы помогут мне лучше войти в образ девочки, если мне опять потребуется коррекция моего поведения.

Дома мне приходилось переодеваться в девочку, и еще два раза в образе девочки мне пришлось появляться на публике.

В те разы я с мамой ходил гулять по городу. Во время таких прогулок мама покупала мне маленькие браслеты, амулеты и прочие мелочи.

Но после этого мне было разрешено возобновить мою обычную жизнь.

Как-то вечером перед ужином Дэйв ушел к себе в комнату, и мама начала со мной разговор.

-Я знаю, как тебе будет неловко, если я заставлю тебя пойти в школу в таком виде.- Начала она, указывая на надетую, на мне одежду.

Я посмотрел на себя и кивнул. В тот вечер я был в розовой мини-юбке и в короткой шелковой футболке с вышитой на груди феей.

Я согласился, что мне будет крайне неловко в такой одежде, появиться в школе и что я нарушу школьный дресс-код.

- Я уверена в будущем я буду вынуждена тебя наказать за какие-нибудь проступки. Так что у меня есть альтернатива, которую я хочу, чтобы ты рассмотрел. Конечно, если ты не хочешь постоянно ходить в школу в платье.-

Желая услышать ее предложение, я кивнул головой. Колыхание двух конских хвостиков, на моей головы, напомнили мне о том, как много поставлено сейчас на карту.

- Все, что угодно. - Подумал я.

- Только бы не идти в школу в одежде девочки и выглядеть идиотом и извращенцем.-

-Так я и думала. Ты можешь ходить в школу в своей мальчишеской одежде. Пока ты держишься подальше от неприятностей, хорошо учишься и конечно не крадешь. Ты продолжишь выполнять свои обязанности в доме в девчачьей одежде. Похоже, это единственный способ удержать тебя дома, чтобы ты не сбежал и не влип в неприятности со своими друзьями.-

- Но, мама ... - начал было жаловаться я, но ее холодный взгляд заставил меня замолчать.

-Но есть одно условие. Иногда тебе, в качестве шутки и для развлечения придется приходить в школу в платье.-

Я почувствовал, как дрожь пробежала по моему телу. Мама заметила это и улыбнулась.

- Нравится тебе это или нет, милая, но это так будет. Например, через две недели в твоей школе будут праздноваться День Сэди Хокинс. В день Сэди Хокинс некоторые мальчики переодеваются девочками, и наоборот.

Если ты оденешься девочкой, все решат что ты проникся духом мероприятия.

Позволь мне одеть тебя на День Сэди Хокинс так, как я хочу, и я позволю тебе ходить в школу в обычной мужской одежде.-

Я хотел что-то возразить, но вместо этого только тяжело вздохнул.

-Но прежде чем ты согласишься, я хочу, чтобы ты понимал, что ты даешь мне полную свободу делать все, что я захочу, для того чтобы ты выглядел как симпатичная девушка. Для обдумывания у тебя целая ночь,

а утром ты скажешь, в какой одежде ты хочешь идти в школу.

Только помни, что если ты будешь ходить в обычной одежде, то через две недели на день Сэди Хокинс я одену тебя девушкой. Ты меня понял?-

В знак согласия я кивнул.

От всей этой ситуации у меня закружилась голова. Я уже знал, какой выбор сделаю утром.

На следующее утро я, как обычно, оделся в школу, решив свою судьбу на две недели вперед. Мама вошла в мою комнату и увидела меня в обычной одежде.

- Подожди минутку. - Сказала она. - Хотя я и не заставляю тебя одеваться как девушка, но ты должен надень это. - Приказала она, вытаскивая трусики и один из моих поясов для чулок.

- Твои джинсы прикроют всё это, а урока физкультуры у тебя сегодня нет.-

Я неохотно снял брюки и мужские трусы, надел женские трусики, пояс, чулки, а сверху джинсы. К своему огорчению, я заметила, что подвязки слегка просматриваются сквозь джинсовый материал.

Когда я выходил из дома, направляясь в школу, мама остановила меня и сказала, что я, возможно, захочу снять серьги.

-О Боже.- Подумал я, вспоминая, как несколько недель назад меня застукали с губной помадой на бейсбольном поле.

Мама помогла мне снять серьги, а затем наложила немного косметики на проколы в моих ушах и заверила меня, что они совсем не заметны.

Теперь до школы я добирался на автобусе, а не на велосипеде, так как школа находилась на другом конце города.

Когда я бежал вниз по улице до угла, где я сажусь в автобус, я остановился чтобы одернуть подол платья.

Чертова привычка, на мне нет платья!

Я привык, поправлять подол пока носил платья.

Надо теперь следить за собой, чтобы никто не заметил мои невольные "женские" движения.

К обеду я почти успокоился, и старался не теребить себя за мочки ушей. В общем и целом, мне удалось прожить этот день так, что никто, казалось, ничего не заметил.

Мама услышала, как я вошел в заднюю дверь и позвала.

-Грег, это ты?-

Я ответил

-Да-

и пошел в спальню. На моей кровати был разложен комплект одежды: желтое платье-футляр, чулки и туфли на высоком каблуке. Я снял школьную одежду и переоделся, а затем пошел к маме, чтобы она помогла застегнуть мне платье. Она заметила, что я не накрашен, и потребовала, чтобы я нанёс макияж, а потом вернулся к ней.

- Так вот, Памела, то, что ты ходишь в школу одетым как мальчик, вовсе не означает, что ты освобождаешься от своих обязанностей.-

Она одарила меня теплой материнской улыбкой.

У меня подкосились ноги, когда она вручила мне список дел, выполнить который наверно могла только бригада горничных.

Я потратила почти два часа на стирку и глажку белья. После этого мне пришлось пропылесосить ковры, а затем вытереть пыль в гостиной и столовой. Только тогда я смог приступить к школьным домашним заданиям.

Следующие две недели были копией первого учебного дня. Каждое утро, перед тем как выйти из дома, я проверял, стерли я помаду, и нет ли на мне сережек.

Новое событие произошло в понедельник второй учебной недели, когда пара новых ярко-красных туфель на четырехдюймовых каблуках появилась на моей кровати. Туфли были с открытыми носками и с ремешками для фиксации на лодыжке. Мама настояла, чтобы я носил эти туфли как можно чаще, чтобы привыкнуть к ним.

Действительно, ходить в этих туфлях было сложнее, чем в туфлях с трехдюймовыми каблуками, но через три дня я уже вполне прилично передвигался в них.


Глава 21- Подготовка к работе


Когда наступил полдень, предшествовавший знаменательному дню, я вернулся домой и обнаружил, что меня ждет горячая ванна.

Пока я был в ванной, мама принесла бритву и крем для бритья, сказала, что она собирается удалить волосы с моих ног и подмышек, хотя у меня там волос вроде и не было.

К тому времени, как она закончила, обе мои ноги были гладкими, как атлас. Мама сказала, что это необходимо, потому что завтра я не буду носить чулки.

Я вытерся и пошел в свою комнату, чтобы надеть бюстгальтер, трусики и пояс, ожидающие меня на кровати.

Надев их, я спросил, что еще мне нужно надеть?

Мама ответила.

-Надевай что нравится, но я хочу, чтобы ты обязательно надел красные босоножки на высоком каблуке.

Я надел белый пуловер, красные брючки капри и конечно красные босоножки.

Маму я нашел на кухне, где она гладила мой костюм.

Он состоял из красного топа в горошек с завязками чуть ниже линии бюста.

К моей радости юбки не было, вместо неё я увидел обрезанные джинсы, превращенные в короткие шорты с бахромой по низу штанин.

Такой наряд, по мнению мамы, могла бы носить сама Сэди.

Мама отложила утюг и повесила блузку на вешалку, и посмотрела на меня.

-Ты выглядишь очень мило. - Заметила она.

- Возьми свою сумочку и пошли.-

Я не знал, куда мы направились, но я не был очень удивлен, когда мы остановились перед салоном, в котором этим летом мне делала прическу.

Когда мы вошли, стало ясно, что Филлис ждала нас.

Она одарила меня ослепительной улыбкой, сказала, что я стал еще симпатичнее. Меня попросили сесть в кресло и устроиться поудобнее.

- О, Грегори, я так рада, что вы обратились именно к нам.- Начала она.

-Вы хорошо ухаживаете за своими волосами. Я обещаю, что вы не будете разочарованы результатом. Я не совсем понял, о чем она говорила, но подозревал, что мама дала ей указания, что делать со мной.

Она начала с того, что намочила мои волосы, расчесала их, сформировав по центру головы пробор, затем зачесала челку на лоб и начала подстригаться её на уровне моих глаз.

-Не волнуйся.- Утешила она меня.

-После завивки твоя челка будет на уровне бровей.-

Когда она закончила стрижку, вымыла с шампунем мои волосы.

Сказала мне, что у меня немного изменится оттенок волос и это подчеркнет их естественную красоту.

Затем нанесла на волосы лосьон для укладки, он имел, очень резкий запах.

Разделила мои волосы на пряди, накрутила на бигуди и усадила меня под сушилку.

Наступила очередь для моих ногтей.

Их очистили, высушили.

После этого наклеили накладные ногти и покрыли их ярко-красным лаком.

Если раньше я думала, что мои ногти были чрезмерно яркими, то теперь они сияли как неоновая вывеска.

С меня сняли сандали, чтобы тем же лаком накрасить ногти и на моих ногах.

Я сидел с ватными шариками, между пальцев и ждал, пока высохнет лак.

Посмотрел вниз и понял, почему мама выбрала для меня туфли с открытыми носками.

Даже в брюках капри мои ноги с красными ноготочками смотрелись суперсексуально.

Мое лицо покраснело, когда я понял, что у меня началась эрекция от одного взгляда на ноги!

Филлис занялась моими бровями, сказала, что придаст им более элегантный вид.

Когда я, после их корректировки, взглянул на свои брови, то с облегчением увидел, что, они не стали тонкими, как я опасался, а были четко очерченными с красивым изгибом.

Наконец таймер на сушилке щелкнул, и колпак сушилки был снят. Филлис сняла бигуди и расчесала мои локоны.

Я чувствовал, как она распушила челку на моем лбу, а затем собрала волосы в знакомый конский хвост и туго стянула его красной лентой.

Полученный эффект был ошеломляющим, она развернула зеркало, чтобы я мог видеть своё отражение. Где тот мальчик, который в сентябре пошел в среднюю школу? Остались ли от него хоть что-то?

В зеркале я увидел хорошенькую молодую девушку.

У меня возникла проблема, когда я пытался застегнуть ремешки сандалий, я почувствовал как это сложно когда на руках длинные ногти.

Наконец мои усилия увенчались успехом, а мама и Филлис получили повод для веселия, наблюдая за мной.

- Не унывайте.- Успокоила меня Филлис. - Вы не первая юная леди, которая испытала некоторые неудобства, приобретя красивые ногти.-

Когда мы с мамой уходили, она дала Филлис щедрые чаевые и похвалила ее за мое чудесное преображение.

По дороге к машине мое внимание привлек к себе стук моих каблуков. Посмотрев вниз, я заметил, что мои ногти того же цвета что и сандалии.

Словно прочитав мои мысли, мама сказала, что купила мне помаду того же цвета, что и лак на моих ногтях, и завтра я её опробую.

Остаток вечера я пытался приноровиться к новой длине своих ногтей.

Для того чтобы взять в руки скрепку или клочок бумаги, приходилось пальцами выполнять непривычные движения. Для того чтобы держать вилку или авторучку, требовалась совершенно другая хватка.


Прикосновение к лицу и другим частям тела требовало особого внимания, чтоб не поцарапаться.

Вытирание попы после посещения туалета превратилось в унизительное испытание.

После него мне пришлось очень тщательно мыть руки.

Потом я попытался представить, какие ощущения я испытаю, если попытаюсь мастурбировать. От одной мысли, что мои длинные ногти касаются моей нежной кожи, меня бросало в дрожь! Может быть, это еще один маленький способ обуздать мои мальчишеские шалости?

Наконец-то я понял ехидный мамин комментарий, сказанный ею ещё давным-давно, о том, как застегивать бюстгальтер с наращенными ногтями.

Похоже, что мне придётся учиться всему заново. Хорошо, что мамы не было рядом, когда я пытался снять с себя бюстгальтер, в её присутствии мне пришлось бы долго тренироваться надевать и снимать его.

Перед сном в моём сознании возникали то чувство тревоги, как я появлюсь в школе в образе девочки, то непонятное возбуждение от предвкушения завтрашнего дня.

Несколько раз я просыпался от странного ощущения вызванного моими накладными ногтями.

Мне снилось, как я хожу в босоножках с четырехдюймовыми каблуками, выставляя напоказ свои ярко- красные ногти.

Утром мама растолкала меня. И я вернулся в реальность, вспомнив, кто я, где я и какой сегодня день.

- Соня, пора вставать, - приговаривала она.

-У нас еще много дел, а времени совсем мало.-

Я пробормотал что-то о своём плохом самочувствии, но неумолимый взгляд матери пресёк дальнейшие мои возражения. Воспоминание о том, что случилось в прошлый раз, когда я пытался притвориться больным, промелькнуло в моей голове, заставив меня быстро встать с постели.

Сегодня для столь раннего утра мама была в хорошем настроении.

- Прими душ. Надень то, что я тебе приготовлю, а потом зайди в мою спальню. -

Я принял душ, чтоб не замочить волосы мне пришлось надеть пластиковую шапочку.

Затем я вернулся в свою комнату, на моей кровати лежали трусики и пояс. Я натянул трусики, а затем и пояс, спереди моя промежность стала по-девичьи плоской.

Когда я вошел в мамину спальню, она дала мне одно из своих платьев с оборками, чтобы я надел его, и усадила меня за туалетный столик. Затем она принялась делать мне макияж. Сначала нанесла тональный крем, затем румяна, тени для век и подводку для глаз.

А накрасить губы я должен был сам.

Я взяла тюбик красной помады, и накрасил губы, как меня учили.

-Я хочу, чтобы твой макияж весь день выглядел свежим, - сказала мама.

-Поверь, я узнаю, будешь ты его обновлять или нет. -

Затем, распушала челку на моём лбу, а остальные волосы собрала, а тугой конский хвост на затылке.

В зеркало я наблюдал, как преобразилось моё лицо, как изменился мой взгляд. У меня сейчас был не наивный взгляд четырнадцатилетнего подростка, а взгляд опытной девушки охотницы.

Я определенно не мог не привлечь к себе внимание!

Мама достала пару крупных золотых сережек-колец, — которые я никогда раньше не видел, и вдела их в мочки моих ушей.

Мне казалось, что они весят, целую тонну, и я знал, что они будут отвлекать меня весь день. При движении головы я ощущал

прикосновение серёжек к моему лицу.

А еще мне пришло в голову, что всем, кто меня увидит, станет ясно, что у меня проколоты уши. И отговорка что я надел мамины клипсы не прокатит.

Мама подала мне несколько ярких браслетов, чтобы я надел их на запястья. Цепочка с кулоном заняла своё место на моей шее.

Браслеты были мне немного великоваты и норовили соскользнуть с рук.

- Держи руки запястьями вверх, и у тебя не будет никаких проблем, - наставляла меня мама.

Она добавила, что, держа руки, таким образом, я принимаю естественную женственную позу.

Разумеется, в такой позе я буду чувствовать себя глупо.

Я решил, что как только выйду из дома, уберу браслеты в сумочку.

Затем она велела мне надеть лифчик. Она с гордостью наблюдала, как я выскользнул из платья, надел новый лифчик, и замер, чтобы она смогла рассмотреть мою грудь. - Очень мило, - сказала она с выражением восторга на лице. - Похоже, твои грудки растут?-

Я пожал плечами. Возможно, она была права и с лета моя грудь, кажется, действительно подросла.

Во всяком случае, над лифчиком, стягивающим мою грудь, образовалась заметная ложбинка.

Разумеется, это было не то, чем я собирался, гордился, и мне не хотелось об этом говорить.

Мама протянула мне топик и показала, как завязывать его свободные концы. Бретельки топа были не широкими, и я начал беспокоиться, что они не скроют бретельки моего лифчика.

Обрезанные джинсы, которые мама вручила мне, мало что скрывали. Они были очень узкими, и, по крайней мере, на размер меньше чем те, которые я носил.

Когда я надел их увидел, как сильно обнажен мой живот. Заниженный пояс шорт едва прикрывал верхнюю часть моего пояса, и были они такими короткими, что мне приходилось их всё время поправлять, чтобы снизу не была видна кружевная отделка трусиков.

Надеть босоножки мне было нелегко, так как я еще не привык к длинным ногтям. В конце концов, мне это удалось.

Когда я встал, то с досадой заметил, что верхняя пуговка шорт расстегнулась. Мне потребовалась минута, чтобы снова застегнуть её, я понял, что мне нужно быть очень осторожным, если я не хочу опозориться перед всей школой.

Я посмотрелся в зеркало, отражение было таким потрясающим, что у меня чуть не перехватило дыхание.

Я выглядел соблазнительной молодой женщиной, готовой на охоту на мужиков.

Отражение в зеркале было таким сексуальным, таким стильным, что по моему телу пробежала дрожь и у меня началась эрекция.

Я молился, чтобы мое возбуждение не было замечено мамой.

Мама посмотрела на меня понимающим взглядом и улыбнулась.

- В чем дело, милая? У тебя муравьи в трусиках?-

О боже! Я никогда это не переживу!

- Милая, дай мне запястья, - сказала мама и нанесла на них несколько капель духов.

-Сегодня ты будешь пахнуть как настоящая леди.-

Мы пошли на кухню завтракать. Во время еды я заметил, насколько моя грудь закрывает обзор.

Мне приходилось быть очень осторожным, чтобы не испачкать топ прикрывающий её.

-У Грега есть сиськи, у Грега есть сиськи! - завопил Дейв.

Мама шикнула на него, сказав, что маленькие мальчики должны вести себя прилично.

Но он продолжал хихикать, каждый раз, когда смотрел на меня.

На его месте я наверно тоже не удержался бы от смеха.

Мама вручила мне сумочку, пожелала мне удачи, улыбнулась и поцеловала меня в щеку.

- О, Памела, ты так прекрасно выглядишь.- Ее глаза светились, и я не знал, что в них было больше счастья, или озорства.

Я подумал, не поцеловать ли мне ее в ответ, но побоялся размазать помаду.

Я выскочил за дверь и, стуча каблучками, направился к автобусной остановке, оставляя за собой шлейф сладковатого аромата духов.

Торопясь поскорее выбраться из дома, я не рассчитал время и рано пришел на автобусную остановку.

И вот я, слоняюсь, ожидая автобуса, одетый в легкомысленный наряд.

А на улице осень, день выдался прохладный, я стою и дрожу в своих коротких шортиках, с голым животом и с голыми плечами.

Думаю, я дрожал не только от холода, но и от страха. Если бы не школьные учебники и не раннее утро меня могли бы принять за "ночную бабочку".

Десять минут ожидания показались мне часом. И тут я заметил желтый автобус, вывернувший из-за угла в четырех кварталах от меня.



Продолжение следует.




Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. <
    Jura18511861

    9 июля 2022 13:58

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 7.02.2021
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 7
    Очень ждём продолжение!
    1. <
      alexsei196333

      9 июля 2022 22:22

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      Всего я нашел в инете 44 главы. Переведу- выложу. Но судя по концовке 44 главы, должно быть ещё продолжение. Пока его не нашел.
  2. <
    Angela_00

    10 июля 2022 08:21

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 7.07.2022
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 1
    {text} когда будет продолжение ?
    1. <
      alexsei196333

      10 июля 2022 20:51

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      месяца через 2 или 3
  3. <
    Sema323

    10 июля 2022 19:27

    • -1
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 5.11.2021
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 1
    {text} прекрасный рассказ, жду продолжения
  4. <
    Маша

    13 июля 2022 20:31

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 10.09.2020
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 1
    • Комментариев: 8
    {text}Спасибо большое за возможность прочитать этот рассказ и за Ваш труд. Не могла оторваться от стения.
    1. <
      alexsei196333

      16 июля 2022 21:43

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      И вам спасибо за похвалу. К сожалению я располагаю только 44 главами этого рассказа, концовку я не нашел.
      Если Вам попадется продолжение- скиньте мне.
  5. <
    AlexRoman

    26 июля 2022 18:59

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 26.07.2022
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 4
    Если не сложно, как я могу найти эту работу на английском? Оригинальное название или ресурс?
    1. <
      alexsei196333

      26 июля 2022 21:56

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      http://petticoatpunishmentart.com/docs/cjart051.html
  6. <
    AlexRoman

    27 июля 2022 01:43

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 26.07.2022
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 4
    {text}
    Цитата: alexsei196333
    http://petticoatpunishmentart.com/docs/cjart051.html

    У меня открывает пустую страницу с розовым фоном и текстом The art of petticoat punishment by Carole Jean.
    1. <
      alexsei196333

      27 июля 2022 10:58

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      По ссылке выдается несколько адресов- пройдись по ним. Если не найдешь могу скинуть машинный перевод глав с 22 по 44
  7. <
    AlexRoman

    27 июля 2022 15:16

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 26.07.2022
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 4
    Было бы лучше оригинальный текст. Так в некоторых моментах может быть понятней смысл
    1. <
      alexsei196333

      27 июля 2022 15:46

      • 0
      Информация к комментарию
      • Группа: Посетители
      • Регистрация: 4.01.2022
      • Статус: Пользователь offline
      • Публикаций: 7
      • Комментариев: 9
      скинь адрес отправлю оригинал
  8. <
    AlexRoman

    27 июля 2022 19:51

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 26.07.2022
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 4
    Спасибо. Если кому-то, как мне, нужна просто веб версия текста для читалки браузера на телефоне(там же по ссылке будет русская версия через машинку), могу в лс дать ссылку или оставить ее прямо в комментариях, если автор не против
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.