Информация к новости
  • Просмотров: 10 788
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 18-10-2017, 19:46
  • 0
18-10-2017, 19:46

Мелкие уступки

Категория: Литература / Принудительная феминизация

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы


Мелкие уступки

Когда родители Стива погибли в автокатастрофе, и он приехал жить в семью своей двоюродной тёти, Мэри Вайстон сразу подметила, что шестнадцатилетний Стив довольно сильно похож на ее девятнадцатилетнюю дочь Стефани.
«Бывает же такое!» – подумала она и забыла.
Не навсегда. До поры, до времени.
До тех пор, пока, спустя полгода, Стефани не сбежала жить в общину сектантов, поклоняющихся Шамбале, категорически отказавшись вступить в необходимый её отцу деловой брак с Эдвардом Джонстоном, сыном его давнего друга-врага-конкурента. Семейные предприятия-конкуренты Вайстонов и Джонстонов из-за кризиса испытывали серьёзные проблемы, и в банке заявили, что согласны пойти на реструктуризацию долгов, лишь если владельцы гарантируют их слияние. Но слияние двух крупных семейных предприятий с активами в сотню-другую миллионов долларов и обременённых долгами – дело непростое и требует немалого времени. Поэтому в банке сказали:
- Если ваши наследники, то есть, молодой мистер Эдвард Джонстон и мисс Стефани Вайстон вступят в брак в ближайшие полгода, мы готовы продолжить наше сотрудничество.
Фактически, это был ультиматум.

- Понимаешь, Стив, нам нужна твоя помощь, - говорила Мэри. – Мы должны скрыть исчезновение Стефани. Поэтому... не мог бы ты походить в платье... временно.
- Тётя Мэри! Как вы можете предлагать такое!
- Стиви, послушай. Мы обязательно вернём Стефани домой, но если сейчас в банке узнают о её побеге, то мы – банкроты.
- Но меня разоблачат... – Стив был благодарен своим родственникам за приём и рад был бы оказать им услугу. Но не такую!
Надеть юбку! Это просто смешно!
- Мы с тобой уедем в загородный дом в горах и доживём зиму там. Тамошние соседи плохо знают Стефани, а зимняя одежда поможет замаскировать тебя под девушку. Ну Стиви, ну пожалуйста... Всего пару недель...
Естественно, Стив был ошарашен таким предложением, но тётушке, в конце концов, удалось добиться ею согласия. «Всего-то две недельки, - думал парень. – В горах, вдали от города и знакомых. Как-нибудь справлюсь».

Две недели превратились в три, три – в четыре, а наплевавшая на деловые интересы своей семьи беглянка всё не находилась.
- Стиви, - сказала тётя Мэри. – Нам придётся возвращаться в город, а Стефани до сих пор не нашли. Я тебя очень прошу продолжить маскарад дальше.
- Но тётя, - ответил удивлённый Стив. – Как это возможно? В городе полно ваших знакомых, которые отлично знают Стефани, и потом, вот-вот настанет жара. Как я смогу изображать Стефани с этим лифчиком и панталонами, подбитыми поролоном, в лёгонькой летней блузке и мини-юбке?
- Я знаю, что это невозможно. Если ты согласишься, то мы прямо сегодня поедем в одну частную клинику, и через две недели тебе не надо будет беспокоиться о подкладках в лифчике и панталонах.
- Тётя! Что вы мне предлагаете! Чтобы мне сделали настоящие сиськи и задницу? Как у девки? Я что, голубой или трансвестит? А потом, как же наши лица? Не так уж наши лица и похожи! В городе меня разоблачат в один момент!
- Стиви, пойми, это очень, просто ОЧЕНЬ нужно. Я уже не раз объясняла тебе, почему. Частный детектив клянётся, что напал на след Стефани, и её вот-вот привезут. Через месяц-другой, не позже. А пока, помоги нам. Ну пожалуйста, помоги. И потом, у Стефани не такая уж и большая грудь, всего-то второй размер, да и задница чуть попухлее твоей. Ну а личико. Я уже консультировалась – всего-то чуть изменить нос, подправить разрез глаз и сбрить кадык.
- Тётя Мэри! Это уж слишком! Одно дело – нацепить лифчик с поролоном, а совсем другое дело – обзавестись сиськами. Я не согласен!
- Ну Стиви... ну пожалуйста... ну помоги нам... если мы разоримся, тебе же будет хуже. Если ты нам поможешь, то дядя Джон обещает подарить тебе БМВ на семнадцатилетие. Представляешь? Новенький блестящий БМВ-кабриолет, как на плакате в твоей комнате. И это будет ТВОЙ кабриолет. Твой СОБСТВЕННЫЙ!
Классную тачку с плаката Стиву очень хотелось. Не просто очень, а ОЧЕНЬ. «Ну ладно, - подумал он. – Не такие уж у Стефани большие сиськи. Похожу, как-нибудь, пару месяцев. Зато эти ублюдки из школы сразу заткнутся и сдохнут от зависти».
- А это... можно будет переделать обратно. Ну эти... сиськи? – спросил Стив, сдаваясь.
- Конечно, дорогой, мой! – обрадовалась тётя Мэри. – Конечно!

- Тётя Мэри, Стефани ещё не нашлась? – спросил Стив, просунув подвязку, свисающую с пояса, под кружевные трусики, чтобы прикрепить её к кружевному верху чулка.
- Сладкая моя, мы же договаривались, что ты будешь звать меня мамой. Частный детектив долго не мог напасть на её след, потому что она со своими приятелями пересекла границу с Мексикой нелегально. Но теперь он найдёт её в две недели.
- Скорее бы. А то у меня уже загар, как у девчонки. Не представляю, как я зайду в душ в школе с этим, - приподнял Стив свои молочно-белые и резко выделяющиеся на фоне красивого золотистого загара груди. Затем он ловко «упаковал» их в чашки голубенького кружевного бюстгальтера без бретелей, комплектного с трусиками и поясом, наработанным движением завёл руки за спину и сцепил крючки застёжки. Кроме треугольничков вокруг сосков на его коже белели аккуратный треугольник на бритом паху и следы от завязочек купальника-бикини. Затем он обулся в голубые туфли с закрытым носом на шпильках в 3,5 дюйма.
- Теперь примерь это, - попросила тётя Мэри Стива и протянула ему голубое, как бельё и туфли, платье.
- Нравится? – спросила она, застегнув длинную молнию на спине Стива. Платье было без бретелей, с открытыми плечами и руками, с обтягивающим туловище Стива, как чулок, корсажем и узкой длинной юбкой с разрезом от середины бедра. В комплекте к нему шли вечерние перчатки чуть выше локтя, атласный шарфик на плечи и малюсенькая дамская сумочка с петлёй для запястья.
- Красиво, конечно, но я не понимаю, зачем вы купили мне всё это. Бельё, платье, туфли... Я же такое не ношу.
- Этот комплект ты наденешь в следующую субботу. Меня волнует, что эти белые полоски от купальника испортят твои плечи, когда ты наденешь вечернее платье без бретелей. Эту неделю смазывай их кремом для загара, и чтобы к следующей субботе твои плечи были без всяких белых полосок. Хорошо, моя дорогая?
- Мама, а что у нас в следующую субботу? Зачем мне надевать такое шикарное бельё и вечернее платье?
- Твоя помолвка с Эдди, моя сладкая девочка.
- ЧТО?!!
- Моя хорошая, не пугайся. Это, как-бы, понарошку! Всего-то оденешься в это чудесное бельё и это восхитительное вечернее платье, улыбнёшься гостям и Эдди, затем Эдди наденет тебе на палец кольцо невесты, все гости поаплодируют, потом Эдди тебя поцелует, и вы с ним потанцуете...
- Кольцо НЕВЕСТЫ? МНЕ? Мама! Мы так не договаривались! Я не соглашался становиться чьей-то невестой! И целоваться с парнем!
- Ну Стефи, всего-то разочек! Ну что тебе убудет? И потом, невестой станешь вовсе не ты, а настоящая Стефани. А ты просто её заменишь... понарошку.
- Ничего себе не я! Как-то странно получается – невеста у нас Стефани, а целовать и лапать за задницу Эдди будет меня? Это, по-вашему, понарошку? А зачем мне надевать на себя такое бельё? Я вовсе не собираюсь соблазнять Эдди и позволять его ручонкам лазить у меня под юбкой.
- Стефи, золотая моя. Ещё две-три недели, и всё. Ну потерпи чуть-чуть. Ну ты же обещала. Ты уже столько вытерпела, и всё зря? А бельё вовсе не для Эдди, а для тебя самой. С таким шикарным платьем обычное бельё не носят.
Стив растерянно смотрел в зеркало. Уже четвёртый месяц он слышит одно и то же – «Потерпи чуть-чуть», «Стефани вот-вот привезут». Ну сколько можно? Может, не стоило соглашаться на эту аферу? С самого начала?
- Ладно, - вздохнул Стив. – Но только один поцелуй. И чтобы, когда мы будем танцевать, задницу мне не лапал и застёжку лифчика не дёргал. А то знаю я таких... джентльменов. Только позволь ему себя за руку подержать, глазом моргнуть не успеешь, а уже на спине с разведёнными ногами лежишь.

- Мама! Этот Эдди! Он такая свинья! Зачем вы заставили меня идти на это чёртово свидание!
- Вы же помолвлены, золотая моя, и вам положено встречаться. Скоро ваша свадьба...
- НАША свадьба?
- Тьфу. Конечно нет! Свадьба будет не у вас, а у Стефани с Эдди. Частный детектив уже почти настиг её в Хорватии, и на следующей неделе она будет здесь.
- Точно на следующей неделе? Вы говорите мне это уже скоро пять месяцев. Я уже жалею, что согласилась на этот дурацкий маскарад.
- Почему ты такая нервная сегодня? Что произошло на вашем свидании?
- Вначале всё было хорошо. На двух первых наших свиданиях я боялась, что Эдди будет приставать, и была сильно напряжена. А сегодня я уже не боялась. Всё было превосходно! Эдди вёл себя, как настоящий джентльмен... пока мы были в ресторане и гуляли по улице. А потом мы с ним поехали на Гору Влюблённых...
- Чудесное место. Я до сих пор помню, как мой будущий муж привёз меня туда, и я в первый раз сделала ему минет.
- Я... тоже.
- Что «тоже», моя золотая?
- Тоже, в первый раз... сделала минет. Сегодня. В машине на Горе Влюблённых.
- Ты? Минет?
- Мамочка, Эдди словно обезумел... Он... мне казалось, что сейчас он меня изнасилует... Он... Ну и я... В общем...
- А потом? Что потом?
- Потом? Потом он просил у меня прощения и клялся, что этого не повторится. А когда мы прощались, целовал меня так, что... что я готова была... нет! Мама! Что со мной? Я боюсь! А ещё я обещала снова с ним встретиться через три дня...
- Что ж, уже не одно десятилетие девять из десяти девочек нашего города делают свой первый минет на Горе Влюблённых. Это почти традиция... Есть, даже, девичье поверье, что если в первый раз сделаешь минет будущему мужу именно там, то брак будет удачным...
- Но я не девочка! И я не собираюсь выходить замуж! Ни за Эдди, ни за кого другого!
- Конечно, моя золотая. Кстати, тебе придётся извиниться перед Эдди, так как через три дня мы с тобой будем в Нью-Йорке.
- Зачем?
- Нам пора заказывать платье и всё остальное.
- Какое платье?
- Подвенечное платье для те... для Стефани. Хорошее подвенечное платье шьют долго, и если Стефани вернётся ещё только через две недели...
- Мама, вы только что говорили, что Стефани вернётся через неделю!
- Всякое может получиться, моя дорогая. Надо подстраховаться. У вас со Стефани сейчас практически одинаковые фигуры, и если платье сшить на тебя, оно будет превосходно сидеть на Стефани.
Стив обречённо вздохнул. Он ощущал, что трясина, в которую он влез, засасывает его всё глубже. Но деваться было некуда.
Show must be go on!

Первая половина «самого большого дня» была насыщенной. Сначала его возили в салон красоты, потом он, надеясь в глубине души, что это ночной кошмар, натягивал на себя прекрасное бельё невесты и обязательную «ритуальную» голубую подвязку на правое бедро, потом «мама» и её сестра, посвящённая в тайну «невесты», помогали ему одеться в чудесное подвенечное платье со сверкающим белым атласом тесным корсажем с открытыми плечами и пышными, с пеной кружевных оборок и воланов, юбками на обручах. А минуту назад длинный вжик молнии на спине Стива окончательно запечатал его в этот очаровательный символ женственности – подвенечный наряд, определяя всю его дальнейшую жизнь.
- Мама! – проявил запоздалую строптивость Стив. – Вы меня обманули! Вы же всё время говорили, что это временно! Вы обещали, что Стефани вернётся!
- Тихо, моя хорошая. Я тебя никогда не обманывала. Я была уверена, что нам удастся вернуть Стефани. Разве моя вина, что она уже в Катманду, где собирается искать Шамбалу? И потом, разве я заставляла тебя? Ты же сама дала согласие на всё? Разве не так?
- Да, я соглашалась, но вы никогда не говорили мне, что если Стефани не вернётся, то стать женой Эдди придётся МНЕ!
- Я не хотела тебя пугать, но честно признаюсь, это был запасной вариант на крайний случай. Согласись, дорогая, не моя вина, что этот крайний случай настал.
- Но...
- Всё милая, хватит капризничать. Гости собрались, банкет оплачен, номер для новобрачных ждёт. Ты отлично знаешь, как это брак важен для нашей семьи.
- ВАШЕЙ семьи!
- НАШЕЙ семьи. Пусть наша бывшая дочь теперь живёт, как хочет. Теперь у нас с Джоном есть новая доченька, которая нам нравится куда больше. Кстати, и Эдди ты нравишься гораздо больше, чем настоящая Стефани. Он признался мне, что почти боялся её.
- Я... меня...
- Ах, в каком Эдди сейчас нетерпении! Какая у вас с ним будет сегодня ночь! Я тебе так завидую!
- Я... как... мне...
- Мой тебе совет – как только Эдди занесёт тебя в номер для новобрачных, сразу же делай ему минет. Иначе Эдди в возбуждении может тебя повредить. Он обещал быть с тобой очень нежным, но ты уже сама знаешь, каков бывает мужчина, когда сперма бьёт ему в голову. Так что, сразу же его успокой, и всё будет отлично.
- Я... как... мне...
- Что как? Ты же уже не раз делала Эдди минет?
- Я... не из-за минета... – выдавил Стив.
- Да не переживай ты, моя сладенькая. Всё будет хорошо. Сделаешь минет, а потом будешь себе полёживать на спине, раздвинув свои прекрасные гладенькие ножки, и получать своё удовольствие. А вся работа будет на бедняге Эдди. Ты скоро сама убедишься, что куда удобнее лежать, чем пыхтеть, потеть и тыкать членом. Скоро тебе это так понравиться, что сама будешь гоняться за мужем.
- А как... а как же с детьми? С вашими внуками? – спросил, наконец, Стив что-то связное. – Мама, вы не хотите внуков?
- Моя девочка уже хочет быть мамочкой? — просияла «мама», и поцеловала «дочь» в лоб. – Не переживай, с детьми мы уже всё продумали. Стефани понадобятся деньги, и мы заплатим ей за яйцеклетки, которые оплодотворят спермой Эдварда и подсадят суррогатной матери. И ты будешь мамочкой, моя хорошая!
Стив молчал, переваривая услышанное. Перспектива стать женой и матерью пугала, но...
- В конце концов, хватит пререкаться с матерью! Или ты хочешь устроить скандал и заявить при всех гостях, что ты – мальчик? Давай, давай, моя милая. Ты сразу прославишься на весь мир! Начинай!
Стив, в ужасе, зажмурился. НЕ-Е-ЕТ!!! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!
Перспектива оказаться в окружении наглых пройдох-репортёров, бесцеремонно спрашивающих под вспышки фотокамер: «Скажите, это вы придумали этот маскарад? Вы любите наряжаться в женское платье? Вам нравилось изображать невесту Эдварда и делать ему минет?», показалась парнишке настолько ужасной, что участие в свадебной церемонии в качестве очаровательной невесты, в сравнении с ней, казалось не таким уж и страшным.
Может, удастся как-то выпутаться... потом? А может, это всё будет не так уж и плохо? Может, Эдди вовсе не будет его... трахать? Они же, в конце концов, оба нормальные парни!
- Успокойся, моя хорошая.
- Хорошо, мама, я успокоилась, - сказал Стив, вытирая накрашенные глазки кружевным платочком.
- Вот и отлично. Кэрол, подай, пожалуйста, фату, перчатки и букет.
Через десять минут вошёл «папа». Стив сунул ему под локоть руку, обтянутую кружевной, почти до плеча, перчаткой, взял букет, ещё раз посмотрел на «маму» сквозь фату, закрывающую лицо, и, под щёлканье десятисантиметровых шпилек, вышел из комнаты.

«Наверное, я всё-таки, где-то поступил неправильно», - размышлял он, идя по проходу и разглядывая гостей сквозь кисею фаты.
«Всё-таки, я не ожидал, что так получится», - продолжал свои размышления Стив, когда фата поднялась вверх, и его впервые поцеловали, как жену.
«Смогу ли я к этому привыкнуть?» – спрашивал он себя, наблюдая в зеркало за полуголым молодым мужем, ритмично вгоняющим член в молодую жену в полном свадебном уборе невесты, стоящую на четвереньках на широкой кровати роскошного номера для новобрачных с юбками, беспорядочным комком задранными на спину. Зрелище было чрезвычайно сексуально, вот только... это ЕГО собственная голая попка торчала из пены белоснежных кружев подвенечного платья. Молодой женой был ОН – СТИВ.
«Может, и нафиг не нужна была мне эта БМВ? Купил бы на свалке подержанный Форд и ездил себе?» – в который раз спрашивал он себя, лёжа с задранными ногами во время свадебного путешествия.
Через пару месяцев, когда его положили в клинику, где умело заменили лишний «отросток» на новенькую «дырку», Стив перестал думать о том, где совершил ошибку.
Думать было поздно!

- Когда ваша дочь возвращается?
- Через две недели, дорогая. И она теперь нам не дочь, она теперь – наш двоюродный племянник Стив.
- Что... он... собирается делать дальше?
- Он хочет поступить в коллеж, а потом надеется помогать отцу в бизнесе.
- Удивительно! Честно говоря, я до сих пор не верю, что твой дикий план осуществился, - сказала мать Эдварда, «старшая» миссис Джонстон.
- Да уж. Признайся, ведь неплохо получилось? Ты только посмотри, как Стиви катает коляску с нашим первым внуком. Я просто млею! – ответила ей миссис Вайстон, кивнув в сторону гуляющей с коляской «младшей» миссис Джонстон.
- От внука?
- И от внука, и от мамочки. Наша Стефани никогда не стала бы такой домашней жёнушкой.
- Но как тебе такое, вообще, пришло в голову?
- Когда Стефани категорически сказала мне, что скорее сбежит из дома искать какую-нибудь Шамбалу, чем выйдет замуж за вашего Эдди. А потом она заявила, что она – транссексуал, и ненавидит жизнь женщины. И крикнула в сердцах: «Если вам непременно надо кого-то выдать за Эдди, выдавайте Стива! Он всё равно, рохля, словно баба!» Тогда я и придумала всё. Стефани исчезла, Стив занял её место, Эдди получил верную, послушную жену, что большая редкость в наше время, наши мужья – возможность спасти бизнес, Стефани стала тем, кем хотела, не шокировав наших друзей и знакомых, мы с тобой – первого внука... Словом, все довольны.
- А он? Стив? – кивнула «старшая» миссис Джонстон на «мамочку». Вряд ли кто-то из бывших приятелей Стива узнал бы в этой молодой матери, гуляющей с ребёнком в коляске, своего товарища по мальчишеским забавам. Тонкая талия и высокая грудь, подчёркнутые готовой лопнуть от напряжения блузкой, пикантно просвечивающие сквозь полупрозрачную лёгкую ткань кружева бюстгальтера, кругленькая аккуратная попка, туго обтянутая юбкой, стройные ноги в чулках, высокие каблуки-шпильки, профессиональный макияж, длинные волосы, уложенные в сложное плетение локонов – в её облике не было ничего от заполонившего современный мир «унисекса», она казалась воплощением холёной, изысканной (и очень дорогой) женственности, притягивающей к себе жаждущие мужские и завистливо-негодующие женские взгляды.
- Мне кажется, что ему тоже неплохо. Стефани совершенно правильно его оценила. Если бы он проявил мужской характер, то сто раз мог прекратить нашу игру в дочки-матери и сбросить юбку. Я намеренно с каждым разом всё глубже погружала его в женственность, а он только робко протестовал, но каждый раз уступал моим мольбам. Мне кажется, сейчас он именно там, где и должен быть. Он стал настоящей trophy wife. И там ему и место.
(Trophy wife – жена-бездельница богатого мужчины.)
Trophy wife, о которой разговаривали родители Стефани, вытащила из коляски захныкавшего сына-грудничка и начала его укачивать, прижимая к мягкой, полной молока груди.
- Спи, сыночек. Сейчас вернёмся в дом, и мама тебя покормит.
Стив уже давно не то, чтобы не жалел о прошлом, а просто привык. «В конце концов, - утешал себя он, - всё вышло не так уж и плохо. У меня теперь всего то и забот, что наряжаться и раздвигать ноги перед мужем. Да и обратной дороги нет. И вообще, куда я уйду от мужа и детей».
Show must be go on!

P.S. Чудную БМВ-кабриолет Стив так и не получил – теперь его возили на заднем сиденье лимузина с шофёром.

 




Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы




Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.