Главная > Принудительная феминизация > Брат или сестра

Брат или сестра


5-01-2021, 13:04. Разместил: AdminVladelec

 

Меня зовут Михаил, а мою сестру Маша. Сестра старше меня всего на двадцать минут, но, не смотря на это, она считает, что эти двадцать минут позволяют ей быть главным среди нас. Хотя если честно, мне всё равно, потому что для своей сестрёнки мне ничего не жалко, я готов для неё, всё что она захочет, сделать. А она, зная это, пользуется моей добротой по своему усмотрению, используя меня для достижения любых своих прихотей.

Ещё в детстве, когда мы с мальчишками целый день проводили на улице, моя сестра постоянно была с нами, она как заправский парень могла залезть на дерево, перелезть через забор, без оглядки броситься в самую гущу дерущихся ребят, короче говоря, она была, своим парнем, в нашей компании.

Шло время, и Маша незаметно для всех стала лидером. Её слушались, с ней советовались, принятые ею решения по различным вопросам считались, чуть ли не законом в нашем дворе. Она постоянно пропадала на улице, я же становился более домашним и больше времени проводил дома, чем на улице. Я даже стал лучше учиться, а моя сестра, наоборот чаще стала прогуливать школьные уроки. Про неё говорят, что ей бы лучше было родиться мальчиком, а про меня наоборот говорят, что мне нужно было бы родиться девочкой. Как ни странно это высказывание мне кажется не лишено смысла, особенно после того как однажды летом я ходил вместо сестры, в школу, и целый месяц решал за неё задачки, по математике, а она в это время бегала с ребятами на речку купаться, и что интересно никто не заметил подмены. Правда мне пришлось ради этого надевать одежду сестры, но я не жалею о том, что мне пришлось делать, наоборот очень часто вспоминаю об этом и в глубине души надеюсь, что когда-нибудь это повториться. Правда чем старше она становилась, тем меньше она стала носить чисто женскую одежду, всё больше джинсы и футболки. Только в школу ей приходилось одеваться как всем девочкам, в школьную форму.

Когда мы учились в седьмом классе, у нас во дворе появилась хоккейная площадка. Многие ребята, в том числе и моя сестра, увлеклись хоккеем. С утра и до позднего вечера они проводили на льду, гоняя шайбу по всей площадке.

Однажды моя сестра подошла ко мне, я в это время читал увлекательный детектив про Шерлока Холмса, мне ни как не хотелось отрываться от моего чтения, но ничего не поделаешь, сестра есть сестра.

- Миш, ты знаешь, мы с ребятами решили заниматься хоккеем по-настоящему.

- Что значит по-настоящему?

- Мы решили записаться в спортивную секцию.

- Ну и на здоровье? Мне это не интересно.

- Ты что не понимаешь, девочек в эту секцию не записывают.

- А я здесь причём?

- Миш, сходи, запишись вместо меня, а на занятия буду ходить я.

Я, молча, смотрел на сестру, обдумывая её предложение.

- Миш, ну пожалуйста, какая тебе разница, мы же с тобой очень похожи, - не вытерпела моя сестра.

- И как ты себе это представляешь? Как ты будешь ходить на тренировки как девочка, или как мальчик? А переодеваться ты, что будешь отдельно ото всех или вместе со всеми? Там наверняка раздевалки только для мальчиков. В конце концов, у тебя волосы длинные, а у меня наоборот короткие. Представь себе, пришёл парень записаться в секцию с короткими волосами, а через день приходит на занятия уже с длинными.

- Об этом можешь не беспокоиться, ребята меня прикроют. А с волосами еще проще, я сделаю себе точно такую же причёску как у тебя.

Я согласился, а что оставалось делать? Правда, мне пришлось ещё кучу документов собирать, из школы, о том, что я учусь, из поликлиники, о том, что могу заниматься этим видом спорта, из психоневрологического диспансера, что я не псих.

 


 

Утром, когда я открыл глаза, то не сразу сообразил, почему я оказался на кровати моей сестры.

- Проснулась? – Спросила меня Маша.

- Ещё не знаю, - дико зевая, ответил я.

- Давай вставай, мне некогда.

- А мне спешить некуда сегодня воскресенье.

- Зато у меня сегодня полно дел.

- Я тебя не держу, можешь спокойно заниматься своими делами.

- Так, я смотрю, ты всё забыла? – Спросила меня Маша.

- А что я должен помнить? – И тут я действительно вспомнил. - Постой так сегодня воскресенье, у тебя никаких тренировок сегодня нет.

- А ты забыла, как вчера мои штаны надевала?

- Ну, надел же всё-таки.

- Ладно, не хочешь, как хочешь тогда я пошёл, - ответила Маша.

- Хорошо, хорошо я согласен. Только скажи, почему ты так ко мне обращаешься?

- А как я к тебе должен обращаться?

- Как к своему брату.

- А ты забыла, что со вчерашнего дня ты мне теперь сестра, а я для тебя брат.

- Я думал, что это будет происходить только в дни твоих тренировок.

- Плохо что ты так думаешь, ладно об этом потом, сегодня я покажу тебе, как надо правильно надевать женскую одежду, как правильно наложить макияж, как себя вести, чтобы даже наша мама ничего не заподозрила. Кстати наши родители на дачу укатили, будут только вечером, так что нам сегодня ни кто не помешает.

- Постой про макияж ты вчера ничего не говорила.

- Все девушки пользуются косметикой.

- Да но я ни разу не видел, чтобы ты красилась.

- Мне это не надо, - резко ответила Маша.

- А мне зачем?

- Тебе надо, чтобы ты почувствовал себя девушкой.

- Хорошо, что мне надо делать? – спросил я.

- Вставай, иди умойся и приходи сюда, я тебя одевать буду.

Поднявшись с кровати, я пошёл умываться.

- Постой, сними ты эти трусы, надень вот эти, - она подошла к шкафу и, покопавшись там, кинула мне маленькие трусики.

Я последовал её совету.

- Ну как?

Посмотрев на меня, она сказала:

- Нет, так не пойдёт, сразу видно, что у тебя в трусах, что-то лишнее. Ладно, иди, умывайся, сейчас что-нибудь придумаем.

 


 

Я всё ещё лежал в кровати, не решаясь встать, когда мама опять зашла в комнату.

- Маша, что случилось?

Молча поднявшись, я побрёл умываться.

Прежде чем умыться я заскочил в туалет, сунув, как обычно, руку в трусы я чуть не закричал от неожиданности, сразу вспомнив, что теперь при посещении туалета, чтобы пописать мне придется это делать так же, как это делают девушки.

- Быстрее можно? Опоздаешь.

Не обращая внимания на мамины окрики, я умылся, не спеша, словно автомат, надел на себя колготы, бюстгальтер, затем школьную форму, не забыл даже накраситься. Мама, наблюдая за мной, поторапливала.

- Маша побыстрее можно? Маша ты не забыла сменную обувь? Маша ты уложила свою сумку?

Я, не реагируя на неё, также молча надел Машины сапоги, куртку, шапочку и наконец-то вышел на улицу. Вдогонку услышал.

- Сегодня после школы не задерживайтесь нигде, приходите домой пораньше.

- Хорошо, - крикнул я в ответ.

Чувствовал я себя паршиво, от одного воспоминания, что я иду в школу в таком виде у меня начинала болеть голова. Какими только словами я не обзывал свою сестру. Но вскоре я забыл обо всём на свете, я попросту начал замерзать. На улице ещё с ночи подморозило, а моё короткое платье, да курточка, которая толком не закрывала даже моей попы, не могли помочь мне бороться с холодом. Обгоняя меня, мимо пробежала девочка с параллельного класса, по-моему, Надя Миронова, одетая практически так же как я.

- Привет, - поздоровалась она со мной, и, спросив мимоходом, - ты чего в вразвалочку, тебе разве не холодно? - побежала дальше.

- Привет, - успел я ответить ей, а про себя подумал, - как они ходят практически раздетые в такой холод? Не понимаю.

Как не старался я идти в школу медленнее, чем обычно, несмотря на жуткий холод, однако наступил момент, когда я оказался на школьном дворе. Тут меня поджидала моя сестра.

- Привет, - как-то неуверенно поздоровалась она со мной.

- Как это понимать? - без приветствия спросил я её. - Ты говорила, что всё будет по-другому?

- Послушай, успокойся, да успокойся ты, понимаешь, так сложились обстоятельства, сначала я думал, что всё будет по другому, но сегодня к нам в школу должен придти наш тренер, он хочет познакомиться с нами поближе. Он говорил, что будет общаться с нашими учителями, ребятами с нашего класса, поэтому мне и пришлось так поступить.

- Но ты могла меня предупредить?

- Маша, может, хватит меня так называть? Ты кстати тоже обещала, что будешь...

- Ну, хорошо, хорошо, - согласился я со своей сестрой, поняв, что спорить с ней бесполезно, - ты мог меня предупредить?

- А ты согласилась бы?

- Конечно, нет.

- Вот видишь, а ты спрашиваешь, почему? Ладно, пошли в школу, сейчас звонок прозвенит, а тебе ещё обувь поменять надо.

- Чего это ты такой заботливый стал?

- Репутацию свою берегу, вот чего.

- А, ну да, я сейчас что-нибудь отчебучу этакое, а тебе потом за меня краснеть придётся? Так что ли?

- Почти угадала, - весело рассмеялась моя сестра.

- Кстати мама просила, чтобы мы сегодня после школы не задерживались и пораньше домой пришли.

- Зачем? - Спросила меня сестра.

- Не знаю, она не сказала.

- Хорошо, придём пораньше.

В школе я сняла с себя верхнюю одежду, переодела обувь, и мы вместе поднялись на третий этаж, в кабинет физики. В понедельник у нашего класса физика первым уроком.

- Чуть не забыла, я хотела спросить тебя, кто знает о том, что мы с тобой поменялись местами? – спросил я Машу, пока мы с ней поднимались на третий этаж.

- А зачем тебе это знать?

- Как зачем? – взволнованно спросил я.

- Ладно, не волнуйся, в нашем классе никто не знает. Они вообще не из нашей школы.

- И кто же это?

- А вот это я тебе не скажу, - ответила Маша, открывая дверь кабинета физики.

- Ну вот, появились наконец-то наши близнецы, - зашумели ребята, увидев нас, входящими в кабинет.

- Женька, давай быстрее еще успеем, - закричали наши девочки

- Дорогие наши Маша и ты Миша, поздравляем Вас с днём рождения, - начал Женя Иванов, которому видимо, поручили нас поздравить.

Я сразу же поняла, зачем мама попросила нас с сестрой придти сегодня домой пораньше и нигде при этом не задерживаться. Родители хотят поздравить нас с днём рождения. А я, и, по-моему, сестра тоже, забыл совсем о том, что нам сегодня исполняется по четырнадцать лет.

- Желаем Вам счастья здоровья, и вот Вам небольшие подарки от нашего класса, - забубнил Женя.

 


 

Когда мы с сестрой вышли из дома, она меня спросила, - ты не забыла что у нас сегодня физкультура?

- Не забыла, - ответил я.

- А спортивную форму взяла?

Остановившись, я вспомнил, что забыл её, - забыла.

- Иди, я подожду, она лежит на нижней полке, - добавила сестра.

- Да я знаю, где она.

Вернувшись, домой я нашёл злосчастную форму, засунул её в сумку с учебниками и вернулся к Маше. Надо сказать, что форма у наших девочек, в которой они ходят на физкультуру, очень похожа на закрытый купальник.

- Я смотрю, ты быстро управилась.

- Так я же сказала тебе, что знаю, где она лежит. Много ли времени требуется положить её в сумку.

- Ну, ты даёшь. Тебе надо было её надеть под школьную форму.

- Ничего страшного, я в раздевалке переоденусь.

- Молодец, - с иронией сказала Маша. - Только вот как ты среди девочек переодеваться будешь? Ты об этом подумала?

Об этом я как раз и не подумала. Я собралась уже вернуться домой, но сестра меня остановила.

- Куда ты собралась?

- Переодеваться.

- Ты на часы смотрела? Пошли, в школе переоденешься, а то опоздаем.

Сегодня я должен сесть вместе с Юлей Гороховой, а сестра пойдёт на моё место к Семёнову Семёну.

- Привет, - поздоровалась со мной Юля, когда я сел за парту.

- Привет.

Юля, придвинувшись ко мне, поближе прошептала.

- Маш, пойдём выйдем, мне надо с тобой поговорить.

Я кивнул головой и, поднявшись, направился вслед за Юлей. Она, миновав коридор, зашла в туалет. Убедившись, что там, кроме нас больше никого нет, она прошептала.

- Машка, я влюбилась.

Обалдев от такого признания я, растерявшись, тоже прошептала.

- Поздравляю, только не понимаю, причём здесь я?

- Я влюбилась в твоего брата.

- Что? Что ты сказала?

Такого признания от Юльки я просто не ожидал.

- Я хочу, чт бы ты помогла мне.

- Чем я тебе могу помочь? - охрипшим голосом спросил я.

- Передай ему, пожалуйста, от меня записку.

- А почему ты ему сама её не передашь?

- Я боюсь, что он у меня её не возьмёт.

- А ты думаешь, он у меня возьмёт? - Юля недоумённо, посмотрела на меня. - А чем я лучше тебя?

- Как чем? Ты же его сестра.

- Ну и что? Записка-то не от меня.

- Послушай, Маш, ты всё равно попробуй, ну пожалуйста, - жалобно попросила Юля, схватив меня за руку, - понимаешь, я жить без него не могу.

- Хорошо, я попробую, но обещать, что он её прочитает, я не могу.

- Спасибо тебе, Машка, - обрадовалась Юля, - век тебя не забуду.

Я, смущённо потупив глазки, стоял рядом, слегка облокотившись на подоконник окна. Юля, ни слова больше не говоря неожиданно приподняв край своего форменного платья, вытащила из-под колготок сложенный пополам листок бумаги, и со словами:

- Вот, возьми, пожалуйста, - она одной рукой протянула мне свою записку, а другой поправила на себе одежду. Взяв из её рук этот маленький клочок бумаги, я зажал его в своей руке.

- Только ты обязательно ему передай, - посмотрев на меня, попросила Юля, - и ещё огромная просьба ни кому об этом не рассказывай, хорошо?

Пообещав, что сегодня же записка будет у моего брата, я неожиданно для себя задал ей вопрос:

- Юль, а ты уже встречалась с моим братом?

- Да, мы с ним уже, два раза встречались, в кино ходили, на последний сеанс. - У меня, наверное, было дикое выражение лица, потому что она, посмотрев на меня, поправилась. - Один раз были в кино, другой раз просто гуляли.

 


 

- Но с этим надо что-то делать.

- Что тут сделаешь?

- Как что? Рассказать директору школы.

- О чём? О том, что учитель физкультуры дотронулся до твоей попки? Так он скажет, что это урок физкультуры, а не русского языка.

- Всё равно так оставлять это нельзя.

- К тому же многим девочкам это нравиться.

- Что нравиться?

- Когда Игорь Андреевич невзначай до них дотрагивается.

- А тебе нравиться? Когда он до тебя дотрагивается? – Спросил я свою сестру.

- Мне не нравится.

- Так что же ты молчишь?

- Я же тебе уже сказал девочки против.

- А я молчать не стану.

- Посмотрим, - задумчиво ответила моя сестра.

- Журавлёвы, хватит разговаривать, на выход, - прервал наш разговор Игорь Андреевич.

На уроке физкультуры Игорь Андреевич несколько раз пытался, как бы невзначай до меня дотронуться, то поддержит за талию, когда я выполнял упражнение на брусьях, или погладит меня по спине, это вроде как похвала за правильно выполненное упражнение, но я всякий раз пытался увернуться от него. Наблюдая за ним я заметил, что он и других девочек не оставляет без внимания. Юлю Горохову он даже по попе несколько раз похлопал, а она вместо того чтобы увернуться или хотя бы дать понять, что это ей не нравиться, наоборот улыбалась ему и кажется даже специально свою попу подставляла так, чтобы он мог ей любоваться. Со стороны это выглядело просто отвратительно. И тут я вспомнил о том, что Юля пригласила меня сегодня к себе в гости. Я представил, что кроме нас, меня и Юли в этом зале больше никого нет, и она всё это вытворяет специально ради меня. Полностью отключившись от реальности, я, размечтавшись, забыл обо всём на свете.

- Маша, иди к нам, - услышал я, как меня зовут, - у нас не хватает нападающего, - я окончательно пришёл в себя.

Обычно в конце урока девочки играют баскетбол. Я с удовольствием согласился, тем более позвала меня Юля. Играл я так, как раньше не играл никогда. К тому же баскетбол моя любимая игра, поэтому мы конечно победили. Всё-таки девчонки не умеют по-настоящему играть в баскетбол подумал я, когда мы, закончив игру, направились в раздевалку.

- Молодец, Машка, сегодня ты здорово играла, не хуже своего брата, - похвалили меня девочки из команды, за которую я играл.

- Я старалась, - ответил я им, машинально снимая с себя спортивный костюм.

- Ясно для кого ты старалась, - с издевкой проговорила Света Мальцева, которая играла против нас.

- Для кого? – спросил я её, ничего, не понимая.

- Для Игоря Андреевича, вот для кого, ты влюбилась в него, - чуть не плача прокричала она.

В раздевалке наступила мёртвая тишина. Все девочки нашего класса смотрели в мою сторону и ждали, что я ей отвечу. Я же, молча, смотрел на Свету, и не знал, что мне сказать в ответ. Молчать было больше невозможно.

- Дура ты, Света, - спокойно ответил я ей, - мне кажется, ты сама в него влюбилась.

- Сама ты дура, - проговорила Светка, - я видела, как ты на него смотришь, когда он к тебе подходит.

- Девочки, не надо ссориться, - быстро заговорила Лена Просторнова, - он не стоит того, чтобы из-за него ругаться.

- А ты вообще молчи, что ты в этом понимаешь, - огрызнулась Светка.

Многие девочки, к этому времени уже переодевшись, молча, покидали раздевалку. Оставались только я, Юля, да Света с Леной.

- Слушай, Светка, тебе-то какая разница, в кого влюбилась Машка? – Спросила Юля.

- Как какая разница? Я тоже его люблю.

- Ну и что? Нравится ей физрук, так это её личное дело, - ответила Юля, - ладно я пошла, у меня сегодня важная встреча, а вы тут смотрите не подеритесь, хотя я не понимаю, чего вы в нём нашли? Ведь старый он, - закончила она, покидая раздевалку, небрежно покачивая своим портфелем.

Я с замиранием сердца смотрел вслед уходящей Юле, предвкушая сегодняшнюю встречу с ней.

 


 

- Я тебя тоже люблю, - прошептала Юля, продолжив меня целовать.

Под её напором я немного растерялся. Просто я не ожидал от Юли такого поведения. Она сидела у меня на коленях, и вытворяла чёрт знает что. Её ноги в колготках, выглядывающие из-под короткой юбки, сводили меня с ума. Руки, мои руки, блуждали по её телу, не встречая никаких препятствий. В какой-то момент я почувствовал, что через мгновение, вот прямо сейчас, произойдёт что-то необычное.

- Миша, пойдем пить чай, - спокойно произнесла Юля, вернув меня из небытия на землю.

Тут же вскочила с моих колен, взяла меня за руку, и потащила в другую комнату. Уже в комнате показав на диван, сказала:

- Садись, мне надо с тобой поговорить. - Расположившись рядом, Юля, опустив свою голову мне на плечо, проговорила. - Миша ты не можешь поговорить с Захаровым?

- Причём здесь Захаров, - ничего не понимая, спросил я Юлю.

- Притом. Ты можешь с ним поговорить или нет, - немного раздражённо спросила меня Юля.

- О чём?

- Понимаешь, он хочет, чтобы я с ним дружила, а мне этого не хочется.

- Так скажи ему об этом сама.

- Я сказала, а он всё равно ко мне пристает.

- Ну, хорошо я попробую, - неуверенно согласился я, так как понимал что с Витей Захаровым, который учился в параллельном классе, был к тому же второгодником и считался неблагополучным ребёнком в семье, об этом разговаривать бесполезно, раз он хочет добиться расположения Юли, значит, он этого добьётся.

Юля, приподняв свою голову с моего плеча, еле слышно прошептала:

- Ты мой спаситель, спасибо тебе.

- Я ещё ничего не сделал, - ответил я, а про себя подумал, - и вообще вряд ли у меня чего получится.

- Ты не отказался это уже хорошо, другие вообще... - Остановившись на полуслове, Юля неожиданно вскрикнула. - Ой совсем забыла, у меня сахара нет, я сейчас, - она вскочила с дивана. - Ты подожди немного я сейчас, к соседке забегу и тут же вернусь, - сказала она и скрылась за дверью комнаты, через мгновение хлопнула входная дверь.

- Не понимаю, причем здесь сахар? - Подумал я, оставшись один в квартире. - Всё равно я чай пью без сахара.

- Стоп так она начала говорить и остановилась, не договорив, после этого неожиданно вспомнив о сахаре, убежала из квартиры. О чём она говорила? – Задал я себе вопрос, - она сказала, - ты не отказался это уже хорошо, другие вообще... вот, в чём дело, она хотела сказать, - другие вообще отказались. Значит, она сюда приглашала и других. А сейчас она случайно проговорилась, поэтому она остановилась на полуслове и неожиданно убежала, оставив меня одного. Значит я ей нужен только для того, чтобы защитить её от Захарова, а я дурак размечтался неизвестно о чём. По-моему мне пора отсюда уходить, делать мне здесь больше нечего.

 


 

- Что значит мои? - Посмотрев на меня широко раскрытыми глазами, Юля спросила, - ты что, не Миша?

- Нет, - вздохнув, ответил я.

- А кто?

Теперь я посмотрел на неё непонимающе.

- Что значит кто?

- Ну да, если ты не Миша, то значит ты Маша. Это понятно, но почему ты пришла ко мне в таком виде? Постой так ты что не передала мою записку своему брату?

- Почему не передала? Передала, на перемене отдала ему в руки.

- И что он сказал?

- Что он сказал? - Повторил я за Юлей вопрос, не решаясь сказать ей правду. - Он попросил меня сходить к тебе на свидание вместо него.

- Зачем?

- Он не верит тебе, вот зачем.

- Что значит, не верит?

- То и значит. Он считает, что ты ветреная. Гуляешь, с кем ни попало.

- Ах, так? Я ему покажу, какая я ветреная. Я ему, - Юля задыхалась от возмущения.

Я молчал, боясь вмешиваться. Неожиданно Юля успокоилась и внимательно посмотрела на меня, видимо она что-то придумала.

- Послушай, Маш, а как ты считаешь, я на самом деле, такая как думает твой брат?

- Нет, я так не считаю, думаю, он ошибается, - ответил я ей вполне серьёзно.

- Правда? Ты меня не обманываешь?

- А зачем мне тебя обманывать? Мы с тобой уже два года за одной партой сидим, я что тебя не знаю?

- Но что ты скажешь своему брату?

- Правду.

- Какую правду? - Удивлённо спросила Юля.

- Как какую? Правда бывает только одна. Что ты его любишь. Или я ошибаюсь?

- Нет, нет, не ошибаешься, я действительно люблю твоего брата, - взволнованно ответила Юля.

- Ну, вот видишь, значит, я не ошиблась.

- Конечно, не ошиблась, - успокоившись, повторила Юля.

- Ладно, Юль мне, наверное, домой пора, - сказал я, решив закончить этот разговор.

- А может, всё-таки чайку попьём? - Спросила меня Юля.

- Да нет спасибо, пойду я.

- Постой, а как же ты пойдёшь? Твои брюки и рубашку я уже замочила.

- Да действительно, об этом я не подумала, - неуверенно проговорил я.

- Слушай, Маш, так ты можешь, что-нибудь из моей одежды выбрать, я надеюсь, ты не будешь против, - улыбаясь, сказала Юля.

- Придётся, - вздохнув, ответил я.

- Вот, можешь пользоваться, - сказала Юля, вытаскивая на свою кровать юбки, платья блузки.

Взяв первую попавшуюся юбку, и в тон ей водолазку я попросила Юлю:

- Ещё бы колготки и мне больше ничего не надо.

- Будут тебе колготки, - ответила Юля, - только обещай мне, что поговоришь со своим братом.

- С братом я поговорю, но поверит он мне или нет, я не знаю.

- Маша, ты постарайся, - заискивающе попросила Юля. Пока я переодевалась Юля, молча, смотрела на меня. Когда я закончила она спросила. - Не понимаю, как у тебя получилось меня обмануть? Сейчас смотрю на тебя и вижу, что ты на парня совсем не похожа.

- А на кого я похожа? - Улыбаясь, спросил я.

- Как на кого? - Недоумённо посмотрев на меня она, махнув рукой, сказала. - Да ну тебя, я думала, ты серьёзно спрашиваешь.

- Ладно, Юль, ты не обижайся за то, что я тебя обманула, но мне пора.

Накинув на себя Юлькину куртку и сапоги, я вскоре оказался на улице.

- Ну что за жизнь мне устроила моя сестра, - вздохнув полной грудью с досадой, подумал я, - хочу встретиться с любимой девушкой, и всё летит насмарку. Нет, хватит надо обязательно поговорить с Машей, пусть она сама за себя в школу ходит, а то чего доброго я на самом деле в девчонку превращусь.

Не обращая ни на кого внимания, я медленно брёл к своему дому, а зря. Около нашего подъезда я чуть не столкнулся с мамой.

- Маша, что с тобой? - Испуганно спросила она меня.

- Мама? - удивлённо спросил я, так как не ожидал её сейчас увидеть.

- Ну-ка идём домой, - взяв меня под руку, сказала мама и повела меня домой.

Дома мама спросила меня, показывая на мою одежду.

- Маша, что это такое? Что на тебя надето? Ой, а где твои серёжки?

От неожиданности я схватился руками за свои уши, но вместо серёжек в них были вставлены гвоздики, которые мне дала Юля.

- Я... мне, - я не знал, что мне сказать, поэтому замолчал.

А мама наоборот негодующе продолжала.

- Что же это такое творится? Тебя одну дома оставить нельзя. Это никуда не годится.

- Мама, я сейчас тебе всё объясню.

 


 

Сегодняшний день для меня был слишком насыщен всяческими событиями, поэтому, когда, послушав сестру, я разделся и лёг в кровать, то моментально заснул.

Утром, открыв глаза, я увидел склонившуюся над собой маму. От неожиданности я зажмурился.

- Доченька, ты проснулась? - Спросила она меня.

Видя, что я не отвечаю на её вопрос, она продолжила сама.

- Вставай, моя хорошая, а то в школу опоздаешь.

Я открыл глаза, огляделся по сторонам, увидев, что кровать сестры пустая спросил:

- А где Миша?

- Миша уже ушёл.

- Как ушёл? Он что опять меня не дождался?

- Он просил передать, что будет ждать тебя на школьном дворе.

- А куда он ушёл так рано?

- Он сказал, что хочет зайти перед школой к Юле.

- К Юле? Зачем? - Удивлённо спросил я.

- Так серёжки твои забрать.

Я с испугом посмотрел на маму, - неужели сестра все ей рассказала? - Подумал я.

- Миша мне всё объяснил, поэтому прости меня, пожалуйста, за моё вчерашнее поведение, я не знала.

Ничего не понимая, я продолжал с испугом смотреть на маму.

Почему она извиняется? О чём ей вчера рассказала Маша?

- Ладно, дочка, вставай быстрее, а то действительно опоздаешь в школу, - сказала мама и, поднявшись, вышла из комнаты.

Посмотрев на часы, я понял, что если сейчас не встану, то действительно могу опоздать в школу. Поднявшись с кровати, уже без особого труда оделся в ставшую для меня привычной одежду сестры. Быстро выпив чай с бутербродом я, накинув на себя верхнюю одежду, и схватив сумку с учебниками, выскочил на улицу. Громко цокая каблучками по тротуару, я быстро продвигался в сторону школы. Настроение у меня было приподнятое, мне, как ни странно, начинала нравиться моя новая роль.

Во дворе школы меня поджидала Маша. Подойдя к ней, я с нетерпением спросил.

- Миш, ты чего маме такого наговорил, что она у меня даже прощения попросила?

- Это не твоё дело, - ответила она, - вот возьми лучше свои серёжки и не теряй их больше, - сказала Маша и не став меня дожидаться, развернувшись, направилась к дверям школы.

Я, забрав у неё серёжки, молча, смотрел ей в след, - чего это с ней такое случилось, - подумал я.

- Маша, ты чего стоишь? Решила в школу не идти? - спросила проходившая мимо меня Света.

- Да нет, я сейчас иду, - ответил я ей.

В класс я успел забежать прямо перед носом учительницы математики. Направившись в сторону парты, где сидела Юля, я увидел, что моё место занято, рядом с ней сидела моя сестра, поэтому, развернувшись, я сел к Семёну.

- Вы чего это каждый день с места на место скачете? - Спросил меня Семён.

- А тебе какая разница, кто с тобой сидит?

- Мне-то всё равно, вот только жалко твоего брата.

- Это почему?

- Потому что Мишка в неё влюбился, а Юльке наплевать на его влюбленность. Она всеми мальчишками нашего класса крутит, как хочет.

- Откуда ты знаешь? Ты что тоже в неё влюбился?

- Да нет, - покраснев, ответил Семен, - просто мальчишки рассказывали.

- Понятно, - медленно проговорила я, подумав про себя, - значит это правда, значит действительно Юля со всеми, или почти со всеми мальчиками встречалась и просила их о том, что бы они разобрались с Захаровым, который пристаёт к ней.

- Что тебе понятно? - Зло спросил меня Семён.

Я же, не слушая его, решил спросить.

- Семён, скажи, только честно, Юля тебе писала записку?

- Какую записку?

Достав из портфеля вчерашнюю записку, которую просила передать Юля моему брату, я, показав её Семёну, сказал.

- Вот такую.

Семён, покраснев, взял её в руки, повертел, осмотрел её со всех сторон, и тихо сказал.

- Да только у меня было написано Семён, а не Миша.

- Семёнов, Журавлёва, долго вы ещё будете разговаривать?

Мы оба замолчали и как заколдованные повернулись в сторону учительницы.

- Если вам не интересно, то вы можете продолжить свою беседу в коридоре.

- Нет, нам интересно, Маргарита Федоровна, мы лучше останемся, - быстро ответил я.

Минут через пять я не выдержал и, улучшив момент, дернув Семёна за рукав, спросил:

- Семён, а у тебя эта записка осталась?

- Отстань, нас сейчас выгонят, - прошипел Семен сквозь зубы.

- Да не бойся ты, никто нас не выгонит.

- Так моё терпение лопнуло, Журавлёва, Семёнов, пожалуйста, выйдите из класса, - громко сказала Маргарита Фёдоровна.

Делать нечего пришлось покинуть помещение. В коридоре Семён язвительно спросил:

- Ну что добилась своего?

- Ты мне не ответил, записка у тебя осталась?

- Да осталась, осталась.

- Так покажи мне её.

Семён, открыв свой портфель, покопался в нём и вскоре достал заветную бумажку.

- Возьми, - сказал он, протягивая мне бумажку, - она мне всё равно больше не нужна.

Я буквально вырвал, у него из рук, эту записку, и тут же развернув, начал просматривать. Она действительно была очень похожа на ту, которую мне дала Юля, разница была только в именах. В моей Юля обращалась ко мне, а в той которую мне дал Семён, стояло его имя. Я так увлёкся этими бумажками, что не сразу услышал как ко мне обращается Семён.

- Чего теперь делать?

- Ничего пусть теперь она сама с Захаровым разбирается, - машинально ответил я.

- С каким Захаровым?

- С Витькой Захаровым.

- А зачем ей с ним разбираться?

- Что ты заладил? Зачем, с каким Захаровым, что делать? Слушай, Семёнов, отстань?

Я, развернувшись, пошёл прочь от него.

- Маша, постой, я о другом хотел тебя спросить.

Я махнул рукой, мол, мне всё равно, о чём он хотел спросить.

- Маш, а зачем тебе эта записка-то? - крикнул он мне вслед.

Не слушая его, я неожиданно подумал, - интересно, а Семён ходил к Юле на свидание, или нет.

Повернувшись к нему, я спросил:

- Семён, скажи только честно, ты к Юле на свидание ходил?

- А тебе какая разница?

- Так ходил или нет? - повысив голос, спросил я Семёна.

- Нет, не ходил.

- Почему?

- А она мне не нравится, - ответил Семён.

- А кто тебе нравится? - Спросил я, внимательно посмотрев на Семёна.

Он, покраснев, не сказал ни слова.

- Ну чего ты молчишь? Семён, скажи, с какой девочкой из нашего класса ты хотел бы дружить?

- С тобой, - еле слышно ответил Семён.

- С кем? - Удивлённо спросил я.

- Я же тебе говорю с тобой. Ты мне больше всех нравишься, - более уверенно ответил Семён.

 


 

Но вечного, как известно ничего не бывает, также и всему хорошему всегда приходит конец. Как только в зале включили свет, сразу же стало ясно, что идиллия закончилась, по крайней мере, для меня.

- Он что меня так и не поцелует? - с сожалением подумал я, когда мы покидали зал кинотеатра.

Уже на улице я спросил Семёна.

- Сёма, скажи, а ты когда-нибудь целовался с девочками?

Семён покраснел как варёный рак и еле слышно проговорил.

- Нет.

- А хочешь, я тебя научу? - Неожиданно, даже для себя, предложил я.

- Как это научишь? - Обескуражено спросил Семён. - Ты что уже целовалась с кем-нибудь?

- Да нет, ты меня не так понял, - теперь покраснел уже я. - Я хотела сказать давай учиться вместе.

- Ты это серьёзно? - Тут же спросил меня Семён.

Я, наверное, покраснел ещё сильнее, но справившись с волнением, выдавил из себя:

- Да.

- А где мы будем этому учиться? - Поинтересовался Семён, оглядываясь по сторонам.

- Мне всё равно, - обречённо ответил я.

- Тогда пошли ещё раз "посмотрим" кино?

- Пошли, - еле слышно ответил я.

- Тогда надо спешить, а то сеанс вот-вот начнётся, - заметил Семён.

- Откуда ты знаешь? - Подозрительно взглянув на Семёна, спросил я.

- Наш сеанс только что закончился, поэтому нам нужно успеть на следующий, - быстро ответил Семён, - если на него не успеем, то придётся ждать часа полтора пока он не закончится.

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, мы побежали к кассам. В самый последний момент успели купить билеты. В зал мы заходили уже в темноте, не став искать свои места сели на свободные, в последнем ряду.

В этот раз всё было по-другому. Минут через десять после того как на экране появились первые кадры фильма, Семён оглядевшись по сторонам смело обнял меня за плечи, и наклонившись ко мне, неожиданно спросил:

- Ну что начнём?

Я, не ожидав от него такого напора даже ответить ничего не успел, как тут же почувствовал на своих губах губы Семёна. Это было так необычно, что я потерял дар речи. Новые ощущения отвлекли меня от окружающего мира. Мои мысли блуждали где-то там далеко от того места, где находилось моё бренное тело. А Семён, тем временем положив другую руку мне на колено, нежно поглаживал его. Увлёкшись поцелуем, я не сразу понял, что происходит, только когда его рука, осмелев, полезла дальше и оказалась у меня под юбкой, я понял, что пора кончать это необычное приключение.

С трудом оторвавшись от него, я еле слышно проговорил:

- Сёма, не надо.

- Почему?

- Мне кажется это не прилично.

- Так ты же сама предложила.

- Я предложила только поцеловаться, а ты...

- Что я?

- А ты, а ты залез мне под юбку.

- Извини, я не хотел, я больше не буду.

Обидевшись, он убрал свою руку с моего плеча и, повернувшись в сторону экрана, стал смотреть кино. Я же сделав вид, что ничего особенного не случилось, поправив юбку на своих коленях, наоборот наклонившись к нему, прошептал:

- Сёма, поцелуй меня ещё разочек.

Он ни как не реагировал на мою просьбу, продолжая смотреть на экран.

- Ну, пожалуйста, - канючил я.

Наконец он не выдержал и, повернувшись ко мне, снова обняв, поцеловал в губы. Я забыл всё на свете, мне казалось, что кроме нас с Семёном в зале больше никого нет. Мне было так хорошо, что я потерял счёт времени, всё это продолжалось до тех пор, пока в зале не вспыхнул свет. Из кинотеатра мы выходили, крепко держа друг друга за руки. Около моего дома Семён сказал.

- Ну что я пошёл?

- Как пошёл? Куда?

- Домой. Куда же ещё?

- Зачем? - Не понимая, почему мы должны прямо сейчас, когда мне так хорошо, расставаться, спросил я Семёна.

- Мне надо.

- Послушай, Сёма, но почему прямо сейчас? Может быть, ещё погуляем немножко?

- Мне надо, - продолжал настаивать на своём Семён.

Разозлившись, я, зло проговорил.

- Надо, так иди.

Отвернувшись от него, чуть не плача, бросился к своему подъезду, приговаривая на ходу.

- Надо ему, видите ли.

Дома никого не было. Забравшись на свою кровать и свернувшись калачиком, я, немного успокоившись, начал вспоминать о сегодняшнем происшествии, о том как меня целовали, о моих ощущениях при этом, и ни как не мог разобраться нравиться мне это или нет. Одно было ясно, то, что со мной сегодня произошло, меня сильно взволновало. Я понимал, или если быть точным совсем наоборот, не понимал, как такое могло со мной произойти. Я же парень, в конце концов, или теперь уже нет. Окончательно запутавшись в своих мыслях, я незаметно стал думать о Семёне. Ему проще он не знает, что я не совсем девушка.

- Стоп, - остановил я сам себя, - только что я подумал о себе как о девушке, но ведь это не так. Но всё равно Семён хитрюга, сначала сделал вид, что стесняется, а потом, - я, аж зажмурился от удовольствия, когда мысленно представил, как его рука медленно двигается по моему колену, поднимаясь всё выше и выше, вот она уже добралась...

- А, вот ты где? - услышал я голос своей сестры, неожиданно появившейся в нашей комнате. - Где ты была? - Тут же спросила она меня.

Выругавшись про себя, я, нехотя приподнявшись на кровати, молча, посмотрел на неё, но ничего не сказав, опустился обратно на кровать. Мне сейчас не хотелось с ней разговаривать, так как, я считал, что из-за её прихоти мне пришлось стать девчонкой.

- Ты меня слышишь? - Спросила она, подойдя ближе к моей кровати.

- Слышу, - нехотя ответил я.

- Тогда почему молчишь?

- Я не хочу с тобой обсуждать этот вопрос.

- Как это не хочешь?

 


 

Когда Маша вернулась со своей тренировки, мамы ещё дома не было. Сегодня среда поэтому они с папой возвращаются с работы только часам к десяти вечера. Если честно, то почти до самого прихода сестры я провалялся в кровати и только перед самым её приходом встал.

У меня в голове вертелся только один вопрос, что делать дальше.

Когда Маша попросила меня сходить и записаться в хоккейную секцию, мне и в голову не пришло, что согласившись я автоматически подписываюсь на другое её предложение, которое появилось позже, заменять её в то время пока она будет находиться на тренировках, чтобы никто ни о чём не догадался. О том, чтобы ходить вместо неё в школу, а тем более играть роль сестры дома, перед родителями, об этом я даже не задумывался.

Хотя мне, наверное, надо было самому об этом догадаться. Но Машка хитрая бестия, она должна была сама меня об этом предупредить, но ведь не предупредила же, сестра называется, - подумал я с горечью о Маше.

Ей хорошо она всю жизнь мечтала быть мальчиком, а какого мне? Я вспомнил, как ненавязчиво моя сестра заставила меня, так как я был в безвыходной ситуации, сначала надеть её джинсы, а потом перейти и на её юбки.

Но как это ни странно мне нравится, нравится, чёрт возьми, носить её одежду. Мне кажется, одежда для девочек мне больше подходит, чем та, в которой я ходил раньше, как мальчик. Но почему это со мной происходит, почему это мне нравиться, я не понимаю. Может быть, во всём виноват я сам, подумал я, вспомнив, как однажды летом, это было два года назад, мне уже приходилось, ходил в школу на дополнительные занятия по математике вместо своей сестры. Чтобы не оставлять её на второй год, Маргарита Фёдоровна, наша математичка, предложила Маше летом позаниматься с ней математикой. Сестре ничего не оставалось делать, как согласиться. Но её хватило всего на два занятия. Как она тогда меня уговорила, не знаю, но если бы я не согласился, то Машу, скорее всего, оставили бы на второй год. Естественно, мне пришлось надевать Машкину одежду, и что странно, ведь ни кто тогда не догадался, что это была не Маша. А мне это так понравилось, что когда дополнительные занятия закончились, и мне уже не надо было носить одежду сестры, я был так расстроен этим обстоятельством, что даже помню, расплакался от отчаяния. Но с другой стороны один раз надев на себя одежду сестры, не превратишься в девочку, подумал я, понимая, что со мной происходит что-то необычное.

С тех пор у меня появилась тайна, о которой я никогда и ни кому не рассказывал. Меня постоянно преследовало одно невыполнимое желание, одеться как девочка и выйти в таком виде на улицу, чтобы еще раз пережить те незабываемые мгновения, которые я испытывал, когда мне приходилось в одежде сестры ходить на дополнительные занятия по математике. Но я не мог себе этого позволить, боялся, что меня могут узнать и будут надо мной смеяться, да и случая удобного не было, поэтому мне оставалось только мечтать.

Мечты мечтами, но однажды мне всё-таки повезло, удалось воплотить свою идею в жизнь, правда, не совсем так как хотелось бы, но в целом я был доволен, что ещё раз подтвердило, что со мной что-то не так.

Это произошло в новогоднюю ночь. В декабре месяце перед самым Новым годом я заболел. Обычная простуда, но для моей мамы этого было достаточно, чтобы я сидел дома и не выходил на улицу. Казалось бы, обычное дело, но мама сильно расстроилась. Дело в том, что каждый год мы отправляемся в деревню к маминым родителям, встречать Новый год, это наши с Машей бабушка и дедушка, а после встречи нового года мама с папой уезжали, оставляя нас с Машей на зимние каникулы.

Но в тот раз моя болезнь изменила все мамины планы. О поездке в деревню к своим родителям, маме пришлось забыть, и Новый год мы остались встречать дома. После того как пробили куранты и Новый год наступил, к нам в гости пришли мамины подружки. Как обычно это бывает, все много ели, много пили, танцевали, пели песни и, в конце концов, сорвавшись с места забрав моих родителей, вместе с сестрой, ушли гулять на улицу, меня, так как я болел, с собой не взяли, оставили дома. Оставшись один, я сначала смотрел телевизор, потом слонялся по квартире, неожиданно я увидел на кровати своей сестры платье, это было платье, которое должна была надеть на Новый год Маша, её об этом просила мама, но она не послушалась её и надела свой обычный наряд, джинсы с футболкой. Я долго смотрел на это платье, ходил вокруг и около, но никак не мог решиться на то, чтобы воплотить свою мечту в реальность. С одной стороны я очень хотел примерить платье сестры, но с другой стороны боялся, что в самый неподходящий момент могут вернуться родители.

Неожиданно раздался телефонный звонок. Это звонила мама, она сказала, чтобы я не скучал без них и ложился спать, так как они, скорее всего, задержатся в гостях у её подруги до утра. Положив трубку телефона, я понял, что преград для осуществления моей мечты больше нет. Надо действовать, - или сейчас или никогда, - сказал я сам себе, и тут же побежал к кровати, на которой лежало Машино платье. Больше ни о чём не раздумывая, скинул с себя всю одежду, и схватив платье начал лихорадочно надевать его на себя. Как только оно оказалось на мне, я бросился в прихожую, там у нас висело огромное зеркало во всю стену, мне не терпелось увидеть себя в полный рост.

 


 

- Давай поговорим, но только вряд ли мы с тобой решим все наши проблемы этим разговором, - проговорил я, опускаясь обратно на кровать, с которой только что поднялся.

- Почему ты так думаешь? - спросила меня сестрёнка, пристраиваясь рядом со мной.

- Как почему? Ты всеми правдами и неправдами пытаешься заставить меня думать, что я девочка. А меня ты спросила, хочу я быть девочкой или нет?

- А мне не надо тебя спрашивать я и так знаю.

- Что ты знаешь?

- Я знаю, что тебе нравиться быть девочкой.

- Откуда ты можешь знать это, если я сам не знаю, хочу я быть ею или нет.

- Ты хочешь ею быть, я это точно знаю, что это так, потому что знаю твою тайну.

- Кукую тайну, - побелев, спросил я еле слышно.

- Ты завидуешь мне, что я родилась девочкой, а ты наоборот мальчиком. После того случая когда ты ходил летом вместо меня в школу на дополнительные занятия по математике, у тебя и появилась эта самая тайна, которая не давала тебе покоя ни днём ни ночью. Ты мечтал надеть на себя мою одежду и пройтись в ней по улице, да так чтобы все окружающие при этом принимали тебя за девочку.

- Как ты узнала?

- Ты сам мне об этом рассказал, - спокойно ответила сестра.

- Что ты обманываешь? Я тебе ничего такого не рассказывал. И вообще ты всё это придумала, чтобы оправдать своё поведение, вот так.

- Не рассказывал?

- Да, не рассказывал.

- Ну, хорошо, тогда скажи, а откуда я всё это знаю?

- Что ты знаешь?

- Твою тайну.

- Нет никакой тайны.

- Нет, есть, я сама слышала, как ты во сне разговаривал, об этом.

- Во сне? - Удивлённо спросил я.

- Да во сне.

- И что теперь делать? - Упавшим голосом спросил я.

- Как что делать? Тебе понравилось быть девочкой?

- Да, - еле слышно ответил я.

- Вот тебе и ответ на твой вопрос. Тебе нравиться быть девочкой, а мне наоборот хочется стать настоящим парнем. Так почему нам не помочь друг другу?

- Как ты себе это представляешь? Ты что думаешь, что раз ты надела мои штаны, записалась в хоккейную секцию и всё? Все проблемы решены. Запомни ты девочка, а я мальчик, и от этого никуда не денешься.

- Ну и что из этого? Если не бороться за свою идею, то конечно ничего не получится. Ну а если поставить перед собой цель, и постоянно стремиться к тому, чтобы достичь её, пусть маленькими шажками, но идти по направлению к этой цели, а не наоборот удалятся от неё, то, в конце концов, твоя мечта превратиться в реальность.

- Ты думаешь, моя мечта может осуществиться?

- Если ты сам этого захочешь, то обязательно осуществиться.

- Но как это возможно? - Обескуражено спросил я.

- Если честно, то этого я пока сама не знаю.

- Что же тогда делать? - Задал я повторно вопрос.

- Как что? Добиваться своей мечты.

- Я уже добиваюсь, - улыбнувшись, сказал я, показывая на свою одежду.

- И правильно делаешь. А об остальном я сама позабочусь. У меня есть кое-какие планы, и если ты мне поможешь то мы с тобой добьёмся того, чтобы наши мечты приняли реальные очертания. Кстати вдень свои серёжки, а то скоро мама придёт, не надо её лишний раз расстраивать.

- Ладно, сейчас вдену, - вздохнув, согласился я с сестрой.

- И запомни, своей мечты надо добиваться самому, а не ждать пока она сама исполнится.

- Я понял.

- Не понял, а поняла, тебе понятно это или нет?

- Понятно.

- Запомни, всё начинается с мелочей.

 


 

Сегодня я уже не удивлялся тому, что сестра убежала в школу раньше меня. Потянувшись, я спросил маму:

- Мам, а он не сказал, с кем он хотел встретиться?

- Нет, но я думаю, что он будет встречаться с девочкой.

- Почему ты так думаешь? - Удивлённо спросил я её.

- Так он перед зеркалом долго крутился.

- Ну и что?

- Эх, дочка, запомни, когда мальчики начинают обращать внимание на свою внешность, это значит, они хотят понравиться девочкам.

- А девочки?

- Что девочки?

- Когда девочки перед зеркалом вертятся?

- Девочки перед зеркалом не вертятся, они за собой следят, чтобы всегда красивыми быть.

- Мам, а я красивая?

- Ты самая красивая девушка на свете. Только если ты сейчас не встанешь, то никакая красота тебя не спасёт от опоздания в школу.

Посмотрев на часы, я уверенно сказал.

- Не опоздаю, время ещё есть.

Мама, покачав головой, пошла на кухню. А я, не спеша, встав с кровати, накинув халатик, направилась в ванную. Умывшись, я заскочила на кухню, где мама приготовила завтрак, мои любимые сырники, быстро проглотив, их я, побежала одеваться. Натянув колготы, надела бюстгальтер. Юбку и блузку надеть дело одной минуты. Через пять минут я, быстро побросав учебники в сумку, был полностью готов к выходу.

- Маша, ничего не забыла? - Спросила меня мама, когда я готова была выскочить из квартиры.

- Ой, мамочка, извини, совсем вылетело из головы, - я подошёл к маме и поцеловал её в щечку, - пока, - махнул я ей на прощание и выскочил на улицу.

На улице сегодня было очень тепло, светило солнышко и от этого хотелось петь и танцевать. Мои каблучки звонко цокали по тротуару, короткая юбка нежно колыхалась вокруг моих стройных ножек обтянутых колготками, настроение было отличное, поэтому я даже не заметил, как добрался до школы. До звонка на первый урок оставалось ещё целых пять минут. Раздевшись, я поднялся в класс. У Семёна моё место было занято, там села моя сестра, они оживлённо о чём-то беседовали, поэтому не став им мешать я отправился на своё старое место к Юле.

- Ты со своим братом разговаривала? - не поздоровавшись, спросила меня Юля, когда я уселся рядом с ней.

- О чём?

- Как о чём? Маша, ведь я тебя просила, чтобы ты рассказала своему брату о том, что я его люблю.

- А я ему рассказала.

- Тогда почему он не хочет со мной разговаривать?

- Это ты у него сама спроси.

- Но он не хочет со мной разговаривать, - обиженно повторила Юля, надув губки.

- Знаешь, Юля, что я тебе скажу?

- Что?

- То, что я тебе ничем помочь не смогу.

- Почему?

- Да потому что брат и со мной не хочет на эту тему разговаривать.

- Что же тогда делать?

- Тебе что мальчиков не хватает? Вон смотри, сколько их вокруг сидит, - показал я рукой вокруг нас.

- Мне нужен твой брат.

- Зачем? - Не выдержав, спросил я.

- Горохова, Журавлёва, может, хватит разговаривать? Если Вам не интересно, то можете выйти и закончить свой разговор в коридоре.

О господи, подумал я, вчера меня выгнали с урока за разговоры, сегодня опять начинается, нет, хватит, решил я больше не произнесу ни слова.

- Маша, ты должна мне помочь, - не выдержав и пяти минут опять начала меня теребить за рукав Юля.

- Отстань.

- Если ты мне не поможешь, то я всем расскажу, как ты ко мне на свидание ходила, переодевшись вместо своего брата.

- Ты этого не сделаешь.

- Сделаю, ради того чтобы добиться своей цели, я всё что хочешь сделаю, даже могу немного приврать, мне терять нечего.

Я задыхался от бешенства.

- Да ты...

Договорить я не успел.

- Всё хватит, моё терпение кончилось, - прервала меня Ольга Ивановна, - Журавлёва вон из класса.

Я, ни слова не говоря, поднявшись со своего места, вышел из класса.

- Обалдеть, меня теперь каждый день с уроков выгонять стали, - подумал я пристраиваясь у окна, чтобы дождаться окончания урока.

- Журавлёва, а ты почему не на уроке? - Неожиданно услышал я грозный голос.

Подняв голову, я увидел рядом с собой Раису Григорьевну, завуча по учебной части.

- Ну что молчишь?

- Я, это... меня с урока выгнали за разговоры.

- Какой у вас сейчас урок?

- История.

- Ох, Журавлёва, Журавлёва, до чего ты докатилась. Раньше такая примерная девочка была, а теперь, что с тобой случилось, не понимаю.

Я, молча, стоял рядом, опустив голову вниз, и слушал её наставления. Что я мог ей сказать?

Она так и продолжала бы меня отчитывать, если бы не звонок. Он спас меня от ее дальнейших нравоучений. Со словами.

- Ой уже урок закончился, - она наконец-то отстала от меня.

Когда наш класс выходил из класса, я подошёл к своей сестре и сказал ейю

- Хочешь ты этого или нет, но с Юлькой я больше сидеть не буду. Она меня уже достала своей любовью.

- Она что в тебя влюбилась? - удивлённо спросила меня сестра.

- Да не в меня, в тебя. Кстати ты собирался с ней поговорить.

- Я обязательно с ней поговорю.

- Постой, так ты что с ней еще не разговаривал?

- Нет.

- А куда же ты сегодня так рано из дома убежал?

- Мне надо было с товарищем одним встретиться.

- Ладно, это твои дела, что хочешь то и делай, но со своей Юлькой разбирайся сам.

- Хорошо, я же тебе обещал, значит разберусь.

Следующим уроком у нас была география, я демонстративно не стал садиться вместе с Юлей. Нашёл свободное место и сел один. На этот раз меня с урока выгонять было не за что.

Так и закончился бы сегодняшний день без приключений, если бы не этот нелепый несчастный случай. Как ни странно в этом была виновата все та же Юлька Горохова.

 


 

Пока ехали, меня не переставал мучить вопрос, что делать, если меня захотят оставить в больнице?

Я ругал себя за то, что согласился со своей сестрой на эту авантюру. Ей, видите ли, в хоккей захотелось поиграть. Чёрт возьми, я же предупреждал её, что это не кончится добром, вот, пожалуйста, и доигрались, - злорадно думал я.

Ох, как я хотел прямо сейчас оказаться у себя дома и забыть весь этот кошмар, который произошёл со мной.

Я посмотрел на сидящую рядом со мной Машу, и подумал, - ей конечно хорошо, это не её везут в больницу, а меня.

Мысли стали путаться, рука стала болеть сильнее, я застонал, но скорее всего, от отчаяния, чем от боли, а сестрёнка тут, же среагировала.

- Машенька, успокойся, мы уже почти приехали.

И действительно, как она только это сказала, наша машина тут же въехала на территорию больницы. На каталке меня переправили в приёмное отделение. Какое-то время, правда, пришлось подождать, так как врач осматривал больного, которого привезли прямо перед нами. Но всё это время Маша была рядом со мной, она ни на минуту от меня не отходила.

- Машенька, не волнуйся, всё будет хорошо, - постоянно повторяла она.

Глядя на неё, у меня сложилось такое впечатление, что она волнуется даже больше, чем я сам. На какое-то время мне показалось, что это у моей сестры сломана рука, а не у меня, но тут появился врач.

- Так, что тут у нас случилось? - Спросил он, подходя к моей каталке.

- Упала я, - тихо произнёс я.

- Ну, барышня, выше голову, ничего страшного пока не произошло, - спокойно проговорил врач, - сейчас мы сделаем снимок Вашей хорошенькой ручки и посмотрим, что можно с ней сделать, чтобы она не болела.

Меня перевезли в кабинет, усадили на специальную кушетку на колёсиках, и медсестра занялась моей рукой. Маша осталась в коридоре. Пока мне делали снимок, я был спокоен и только крутил головой в разные стороны, разглядывая различные плакаты, развешанные на стене, но в какой-то момент я увидел доктора, который в это время сидел за столом и что-то писал, изредка поглядывая в мою сторону. Казалось бы, что тут особенного, сидит человек за столом и заполняет какой-то бланк. Но мне почему-то показалось, что он каким-то образом узнал, что я вовсе не девочка, а мальчик, по непонятной причине переодетый в девчачью одежду. Поэтому мне, глядя на этого доктора, с каждой минутой проведённой в этом помещении, становилось как-то не уютно. Мне казалось, что я уже отсюда не выйду никогда. Мне стало страшно. Медсестра, видимо почувствовав моё состояние, решила меня успокоить.

- Успокойся, Машенька, сейчас всё закончится, мы наложим тебе гипс и отправим в палату.

- В какую палату? Я хочу домой, я не хочу оставаться в больнице.

- С таким переломом как у тебя домой не отправляют. Таким больным назначают стационарное лечение.

- Я хочу домой, - испугавшись ещё больше, запричитал я. - Не хочу оставаться в больнице, мне дома лучше будет.

В это время к нам подошёл врач.

- Что случилось? Почему шумим?

- Николай Иванович, она не хочет оставаться в стационаре, - ответила медсестра, - хочет лечиться дома.

- Девочка, успокойся не надо шуметь, а то кость не правильно срастётся и нам придётся всё начинать сначала, - спокойно заговорил доктор.

- Я хочу домой, - заголосил я во весь голос.

- Об этом не может быть и речи.

Я не слушал его, мне было просто не по себе, я боялся оставаться в больнице, потому что понимал, что меня сразу же разоблачат, поэтому у меня началась настоящая истерика.

Видимо ему надоел мой крик, потому что он обратился к медсестре.

- Всё, мне это надоело, сделайте что-нибудь, успокойте её, пусть перестанет кричать, я не могу работать в таких условиях.

- В коридоре находится её брат, может быть, позвать его? Он её успокоит, - спросила медсестра.

- Делайте что хотите, только пусть она перестанет шуметь, - ответил доктор.

Медсестра вышла из кабинета и вернулась с Машей.

- Сестрёнка, что случилось? Тебе больно? - Спросила Маша, сразу же подойдя ко мне.

- Маша, я не знаю, что мне делать. Меня хотят оставить в больнице. Ты же понимаешь, я не могу здесь оставаться. Они сразу догадаются, что я не девочка, - зашептал я ей на ухо.

- Хорошо успокойся, я всё понял, - спокойно ответила Маша.

 


Вернуться назад