Julijana.SU » Литература » Реальные истории » Я решил стать женщиной


Информация к новости
  • Просмотров: 628
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 17-02-2021, 21:33
  • 0
17-02-2021, 21:33

Я решил стать женщиной

Категория: Реальные истории / Транс

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы

 

Ольга Фомина

 

"Я решил стать женщиной"

 

 

Часть 1

 

Я шёл мимо радостных новогодних витрин, проталкиваясь через истеричную предпраздничную суету, я шёл, ничего не замечая: "Скоро Новый год, б*дь. Весь год профуфукал, ничего не сделано. На х*й надо было покупать дорогой ежедневник, чтобы к концу года он остался пустым..." Я перечислял, что собирался сделать в течение года, собирался каждую неделю... собирался 52 раза... Благие намерения записывать, планировать, важно заглядывать с утра в эту красивую кожаную книжицу - всё утонуло в болоте моей безалаберности и инертности. Это не было традиционным расп*дяйством, отличающим многих фотографов, работал я хорошо, работал я организованно, и записывать ничего не надо - хочешь получать деньги, никогда ничего не забудешь...
- Девушка, с наступающим Вас! Заполните анкету, будете участвовать в новогоднем розыгрыше призов. - Мне уже сунули в руку желтый листок, и я тупо его рассматривал.
"Приз?.. Какой на х*й приз?! Б*дь, опять таймшер*!" - быстро раскусила я самый вероятный вариант предстоящего обмана.

 


* - Таймшер - клубная система туристического отдыха, при котором осуществляется покупка или аренда недвижимости на фиксированный промежуток времени в течение года. На территории России, как правило, один из видов мошенничества (прим. автора).


 

Но мне было приятно, когда меня называли девушкой, а называли, путая меня, всё чаще и чаще, я начинал даже привыкать к этому. И я послушно стоял, растерянно улыбаясь, отловленный рекламным агентом. Посылать её среди нарядных новогодних витрин, в царящей, как на детском утреннике, атмосфере не хотелось.
- Вы сможете прийти на следующей неделе в наш офис на Маросейке? Только надо вдвоём с мужем. Вы замужем? Или с кем-нибудь прийти можете? - тараторила агентша, довольная моим слабоумием. "Б*дь, если парочкой, то точно таймшер... За*али... Новый год - и никаких тебе призов, суки!"
- Уже не девушка. - Привычный для меня ответ в подобных случаях и привычный для меня собственный грубый мужской голос. Этот момент меня всегда забавлял... агентша заткнулась и покраснела... она подёргала свой безумный вязаный берет...
- Как не девушка?.. Ой, извините, я так устала за день... Просто... просто... - Она рассматривала меня, она пыталась объяснить себе, почему она обратилась ко мне как к женщине... Она ещё раз уставилась на торчащие через куртку ей в лицо мои сиськи.
- Вот, возьмите эту пластиковую карточку, Вы стали участником нашего розыгрыша призов... от телефона как минимум до телевизора. - И заговорщицким, доверительным голосом: - Вся эта реклама стала неэффективной. Телевидение, журналы... - никто ни во что не верит! Руководство нашей компании решило работать непосредственно со своим потребителем. Говорите свой номер телефона, Вам позвонят, скажут точно, что именно Вы выиграли.
Я уже вертела вместе с жёлтой бумажкой красивую пластиковую карточку, машинально трогая пальцем эмбоссиррванный выпуклый номер на ней.
- Это точно не таймшер? - спросила я строго, но вопрос прозвучал предательски неуверенно.
- Не-е-ет, конечно, нет. Просто приезжайте получить Ваш подарок. - Голос её уже был снисходительно-повелительный. Я растерянно кивнула головой и неловко ткнулась в не успевший раскрыться турникет перед входом в продуктовый отдел.
- Привет, Заечкин, - дверь открыла жена.
Я с трудом ввалилась с огромными сумками и сразу увидела себя в зеркале - вся в снегу, с красной от мороза рожей. "Да уж, тоже мне девушка", - увиденное разочаровало, я всё-таки не понимала, как меня могли путать с особями женского пола. Из угла в коридоре выскочила моя дочка. "Ав!" - напугала она меня и, заливаясь смехом, прижалась ко мне.
- Ой, папа, какой ты холодный! - Она отбежала от меня, вся съёжившись.
- А это я сейчас на улице с Дедом Морозом встретился, вот он меня и приморозил чуток, - объяснил я с серьёзным лицом причины своего крайнего оледенения.
- Ты врёшь, он только к маленьким детям приходит, - не поверила мне дочка.
- Так я же просто мимо него проходил, случайно его встретил, поздоровался и напомнил ему, чтобы не забыл зайти к тебе.
- И что он сказал? Зайдёт? - с надеждой направила на меня свои смешные карие глазки Лиза.
- Конечно, зайдёт. Сказал, что помнит тебя и соскучился с прошлого года по тебе и что уже ищет для тебя хороший подарок.
- А ты сказал Деду Морозу, что я хочу такую Барби, я тебе уже говорила... её не Барби, а Анастасией зовут? И она в таком же красивом платье, в котором она на балу в мультике танцевала. Вот я такую хочу. Пусть он принесёт мне такую.
- Лизулька, ты нарисуй ему красивую открытку, положи её под нашу новогоднюю ёлку и три раза скажи: "Дед Мороз, Дед Мороз, подари мне паровоз!" - и Дед Мороз тогда принесёт тебе всё, что захочешь, - ответил я своей дочке и поцеловал её в щёку.
- А почему паровоз? Я же Анастасию хочу в синем бальном платье, мне паровоз не нужен, - возмутилась Лиза.
- Потому что паровоз в рифму и это волшебный паровоз, он приезжает, а Дед Мороз достаёт из него подарки, которые у него просят маленькие детки.
- Сейчас нарисую... Я тогда нарисую две открытки и попрошу себе ещё одну Анастасию, где она в другом платье. - И она убежала в свою комнату.
- Лизочка, а вдруг у Деда Мороза не хватит денег на вторую? Ему ещё нарядную зимнюю курточку в подарок тебе покупать, - крикнул я вдогонку, но было уже поздно.
Я сел на кухне перед тарелкой борща, ковырнул ложкой самую его гущу и очень обрадовался выныривающим над красной свекольной поверхностью большим кускам разваренного мяса, бухнул в борщ большим белым комком густую жирную сметану, и, зажмурившись от удовольствия, съел первую ложку. Я за весь день не успел нигде нормально пообедать, и это было внутренним оправданием для меня, почему я ем борщ на поздний ужин. А ещё тут же передо мной на столе, уже красиво уложенные на тарелку, терпеливо меня ждали и обещали своим сытным видом не дать мне умереть от голодной смерти четыре больших тефтелины, подпирающие своими залитыми подливой боками жёлтую волнистую горку картофельного пюре. А чтобы я ни в коем случае не похудела ни на грамм, огромные безе, купленные в пекарне у Коптевского рынка, по-зимнему покрыли сугробом большое плетёное блюдо и сильно озадачивали меня, сколько их съесть за чаем - одно, два... или всё-таки, может быть, съесть три - вовсе не будет преступлением и помехой моему планирующемуся похудению. От борща и безе меня отвлекал свисающий над столом на чёрной подставке старенький телевизор "Sony"... Я пытался наблюдать за развитием событий в очередном сериале, ничего не понимал в сложно-запутанном бестолковом сюжете и украдкой рассматривал свою суетящуюся на кухне жену.
За десять лет совместной жизни она внешне совсем не изменилась. "Как это ей удаётся?" - думал я, окуная большую мельхиоровую ложку в тарелку с борщом. Я искренне удивлялась этому физиологическому чуду. Я иногда разглядывал её лицо, я подводил её к окну и пытался в дневном свете увидеть новые морщины. Морщины были, но все те же самые родные и знакомые морщинки вокруг глаз; которые пугали меня ещё при нашем знакомстве. Я тоже тогда их внимательно рассматривал, подло пытаясь подсчитать, сколько она будет выглядеть молодой, если мы поженимся. Морщины эти, видимо, имели очень дурной характер, ни одной новой с ними не ужилось, лицо двадцатилетней девочки так и осталось лицом двадцатилетней девочки.
А вот дурацкой майке чуть ли не до колен, купленной Машей год назад, не повезло. Нелепая и немодная тогда, сейчас, заляпанная борщами, супами и разными шкваркающими из сковородок подливами, висела на Маше облезлой, в застиранных подтёках, половой тряпкой. Так быстро состарившаяся майка и совершенно не стареющее, всё такое же молодое и красивое лицо... И тельце её... спортивное и маленькое, ну никак не хотело превращать мою жену в обрюзгшую, взрослую тётку. Видимо, сговорившись, лицо и тело решили ещё долго обманывать и выдавать Машу за юную школьницу. Когда она куда-то собиралась и бегала по квартире в разной степени обнажённости, я до сих пор после десяти лет совместной жизни по-прежнему смотрел на неё с желанием и удовольствием. Я неожиданно вспомнил, что весь секс за последние несколько месяцев нашей ставшей крайне конфронтационной жизни происходил именно в такие моменты. Пробегая десятки раз в трусиках и колготках между мной и телевизором, ей всегда удавалось завладеть всем моим вниманием и оставить телевизор в сиротливом ожидании без меня. Вначале, не поворачивая головы, одними глазами я наблюдал за её ногами - они суетились, приседали, тёрлись друг об друга... Лицо её, отвлечённое делами, не изображало в эти моменты непримиримой борьбы со мной и не искажалось злобой и даже приобретало утерянные тёплые черты той милой девушки из моего десятилетней давности счастливого прошлого. Что мне оставалось делать? Я шла, смотрела, где и чем занимается наша дочка и сколько она будет занята своими играми, ловила Машу, бестолково пробегающую мимо, и тащила её, как правило, в ванную...
"Зачем она постоянно носит эту майку? Как её е*ать в ней? - потихонечку про себя возмущалась я. - Ноет о сексе, так оденься нормально, мне много не надо, только не ходи в этой половой тряпке. Сколько их у неё? Ведь одна! Но каждый день с завидным постоянством эта ё*аная майка превращает мою жену в пугало. Стирает она, что ли, её на ночь, как трусы, и сушит на батарее?"
- Маша, когда ты выбросишь эту футболку? - осмелилась я в этот раз спросить свою супругу. - Тебе не стыдно в ней ходить?
- Никогда! - отрезал голос из вражьего стана... Не голос жены!
- Маш, но ведь... - начала было я.
- Другой нет! - убедительно рявкнула моя спутница жизни и покосилась на меня недобрым глазом.
Я отодвинула тарелку, борщ я доела... и опять уставилась на напряжённую, в нервах Машину спину. Мне стало грустно. Лицо жены, жопа тоже, а голос не той девочки, с которой я познакомился когда-то, тогда это был голос маленького ангела, и одевался дома этот ангел, не как уборщица из овощного магазина. "Ну, как же её всё-таки е*ать в таком виде? Б*дь, никакая острота ощущений не притупляется с годами, сними ты с себя это говно, и я вые*у тебя в любой момент. Так нет, ни х*я, е*и меня такую. Что за дура!"
Это были ленивые мысли, вовсе не злые, думала об этом я каждый день и привычная их ежедневная порция закончилась. Я допила чай, не помню, сколько штук безе влезло в меня в тот вечер после борща и тефтелей, и пошла к своей маленькой дочке.
Чёрные отглаженные брючины, чёрные ботинки на жёлтом линолеуме... В разных направлениях в чёрных костюмах мимо меня проходили мужчины, много мужчин, я видела только их ноги, точнее, смотрела я только на них. Я опять сидела на кухне и растерянно озиралась: "Где Маша с Лизой? Куда они делись?"
В центре этой вокзальной толкотни, непонятно как уместившейся на двенадцати квадратных метрах кухни, сидела наша кошка. Только успела я её заметить, как из-под неё начала растекаться жидкая, поносная лужа, края её медленно, угрожающе ползли в разные стороны и уже почти касались её задних лап. "Опять срёт не на месте. Откуда во всех столько говна? - справедливо возмутилась я. - Опять мыть её придётся". И чтобы наша полосатая киска не испачкалась, я схватила её и переставила на другое место... и переставила ещё... и ещё, а она всё гадила и гадила...
"Папа, я муравей, я по тебе ползу. Просыпайся", - я открыла глаза, по мне совсем не как муравей прыгала в смешной пижаме моя пятилетняя дочка. Я схватила её и затащила под её визги к себе под одеяло.
"Какой хороший сон!" - обрадовалась я. Вспоминать, к чему снится говно, мне было не надо, что это значится хорошо знала, и такие сны всегда сбывались. Мои денежки! С хорошим настроением я вскочила с постели и начала с остервенением делать зарядку.
- Телефон! Мобильный твой звонит! - Я взяла из Машиных рук трубку и, пытаясь отдышаться, села на край кровати.
- Боряныч, привет! Это Петя. Как дела? - Я услышала знакомый бодрый голос одного нашего питерского клиента.
- Привет, Петь! Нормально... снимаем. Всё как обычно, - осторожно ответила я.
Звонка я этого ждала давно, за отснятый нами новогодний сюжет для наружной рекламы "Петра I" уже месяц не отдавали деньги... Как у меня дела?.. Ни хрена не интересовали его мои дела. Он хотел услышать, что работаю я с утра до вечера, он хотел услышать названия известных фирм - моих клиентов... Задушенный провинциальными комплексами, он подсознательно хотел ещё раз убедиться, какой он классный и правильный функционер рекламного агентства, как он правильно нашёл правильных фотографов, и хотел слышать подтверждения всех этих правильностей. Теперь все другие наши клиенты должны были ему это доказывать: "Петя, ты поступил правильно, мы тоже обратились к Борису Фомину и денег заплатили не меньше, чем ты..." Он хотел это слышать, я привычно озвучила - всё шикарно, всё ОК! И перечислила, немножко привирая, что мы снимали за последние две недели.
- Классно, классно! Дела идут... А мы хотим денежки отдать вам к Новому году за последние съёмки. Сколько мы там должны - четыре двести?
- Ну, вроде того... - неуверенно согласилась я.
Я сама уже абсолютно не помнила точную сумму, но на четыре двести перед Новым годом я была очень согласна, и вереница возможных новых покупок и новогодних подарков праздничным вихрем пронеслась у меня в голове.
- К Лене Зеленовой заезжайте. Можете уже сегодня. И для "Русского стиля"... Мы с тобой говорили о съёмке... очень предварительно... Я перезвоню тогда позже, поговорим, - закончил деловую часть Петя, и мы ещё раз начали расшаркиваться по телефону, многократно поздравлять друг друга с наступающим и, наконец, попрощались.
Четыре двести - это первая кучка говна! Да-а, просто так снятся только эротические сны, сны про говно у меня всегда к деньгам. "Всё-таки Петька - хороший парень, несправедливо и по-сучьему я его описала", - тут же подумала я, положив трубку. И всё их питерское агентство "Бизнес Линк" было очень приятным, работу они организовывали супер, не спустя рукава, работали они с энтузиазмом и даже, я бы сказала, с радостным воодушевлением и к тому же очень дружно.
Привычная для многих московских рекламных агентств снобистская атмосфера самолюбующихся бездарностей не наполняла их офис, обычные приятные люди были обычными приятными людьми. После работы сними я полюбила Питер.
Пока я собиралась на работу, пока я доехала до неё, мой телефон звонил ещё несколько раз. Что за чудо-сон?! Мне все пообещали вернуть деньги и заказали две съёмки. Надо завести ещё одну кошку, пусть гадят в моих снах вдвоём - денег будет больше.
Я притормозила перед поворотом на родную Зорге и без зимней резины, с повёрнутым направо рулём, покатила, как на лыжах, абсолютно прямо по жидкой снежной каше и ткнулась бампером в, слава богу, засыпанный снегом бордюр.
С десяток машин тупо и возмущённо забибикали, мужик из облезлого "каблучка", чудом успевший проскочить у меня перед носом, не поленился остановиться, вылезти и что-то долго орать... Я ничего не соображала, ДТП - единственная паранойя в моей жизни. Вкус во рту изменился, руки дрожали... Чего все сигналят?.. Идиоты! Радовались бы, что ни в кого не въехала. Странно, но, когда заскользили колёса и машина понеслась прямо в этот сраный "Москвич", первым возник не страх и не мысли о травмах и об ущербе, первой появилась мысль: "Вот как хорошо! Врежусь сейчас прямо у работы, эвакуатор вызывать не надо, сэкономила 50 долларов".
Снег, валивший всю эту ночь и чуть не ставший причиной аварии, и в то же время спас мою машину даже от царапины. Не такой уж он плохой и коварный - этот русский снежок!
Обозначенный с утра вещим сном про говняшки, подтверждённый "хорошими" деловыми звонками и ДТП без последствий, сегодня точно был особенный и счастливый день. Я бодро вошла в студию, стопроцентно уверовавшая в это.
Сейчас, сейчас, сейчас...
Быстрей, быстрей, быстрей...
Я раскрыла свой ежедневник - скорее надо всё записать, составить план на жизнь до Нового года, всё запланировать именно в этот день, всё, что собиралась сделать... Я долго листала его, пытаясь найти конец своих записей. Последняя красной ручкой была сделана в сентябре: "1 сентября - начало учебного года". Я тупо уставилась на неё. С какой целью я её сделала? В свои 34 года я шла в первый класс?
Нет. Может быть, в десятый или в институт? Нет, я нигде давно не училась, моя дочка ходила в садик... Я посмотрела на почерк, почерк у меня неустойчивый и всегда разный, но узнаваемый - корявый и мой. Я не понимаю себя спустя пару месяцев, не понимаю саму себя! А как меня понимают другие люди?
Настроение было мобилизовано на активные действия - на войну, штурм и победу, копаться в себе не хотелось. "Начало учебного года" - ну и наплевать, написала и написала... Представила себя юной школьницей в нарядном платьице и в белом фартучке... Что такого? Не все разве взрослые мужики представляют это? Не все? Тоже наплевать, буду одна такая... Я решительно открыла первую попавшуюся страницу ежедневника и записала: "План". Рука дёрнулась на следующую строчку и застыла... Я растерянно уставилась в потолок, с него свисал одинокий электрический провод - не хватило ему при прошлогоднем ремонте сэкономленной красивой лампы...
"А какой у меня план? - озадаченно задумалась я. - Работа?.. Она идёт своим чередом, пиши, не пиши - больше её не станет. Да, смешно было бы записать: "24 декабря снять рекламу для "Мальборо". Это как у Мюнхгаузена - "после обеда подвиг". Работа, работа... Как на неё повлиять - до сих пор для меня загадка..."
Я ещё долго так сидела в растерянности и неподвижности, медленно съезжая со стекленеющими глазами и затекающими членами в глубь плетёного кресла...
И... наконец, рука моя ожила и уверенным бодрым движением смело сделала первую запись: "1. Сходить к сексопатологу". Сделала и тут же засомневалась, отбросив от себя дешёвую шариковую ручку, в правдоподобной возможности такого, казалось бы, несложного с виду мероприятия.
Сходить на приём и консультацию именно к этому врачу я хотела уже давно. Давно - это несколько лет, несколько лет я планировала и малодушно переносила это на потом, а потом - опять на потом... Я не знала, что ему скажу, да и куда идти - это вам не терапевт в районной поликлинике. Да и не в русской традиции таскаться у нас по сексопатологам, "уж у кого-кого, "а у нас с этим все в порядке", - хором заявляют все. И психоаналитикам в нашей стране не скоро удастся заработать - запросто попи*деть никто платить ещё не хочет, пойдут под бутылочку с соседом, изольют свою "загадочную", но без загадок русскую душу. Какой уж тут на х*й психоаналитик?! А слово "психиатр" в нашей стране вообще пугает и звучит угрожающе, в принудительном порядке с милицией доставляют к нему, в добровольном - приходят только к психиатру молодые не патриотичные люди "откосить" от армии.
Поэтому собиралась я сходить к сексопатологу... собиралась, собиралась... но так и не посетила по вышеуказанным причинам этой разновидности доктора.
А была я транссексуалкой*, transsexual male-to-female** называлась по-медицински я точно. Я ощущала себя с рождения девочкой, но при этом я не только родилась мужчиной, я очень старательно стала им. Очень неуместно к моей неправильной половой самоидентификации я страстно любила женщин, любила их тела, любила их глупые мысли... любила их вдвойне - любила их "самих и любила себя, спроецированную на них. И, чтобы нравиться им, я усердно была мужчиной, я заботилась о них, защищала их, я безрассудно влезала в драки... мне было страшно, но я отважно била рожи мужикам - женственная внешность и гипертрофированное мужское поведение... Мои женщины не должны были испытывать неудобства от моего состояния, я гордилась ими и делала всё, чтобы они могли гордиться мной. Я никогда не скрывала, кто я, все мои женщины знали, что я TS***, никто от этого не падал в обморок и особенно не огорчался моим странностям. Всё более и более немужественная, с растущей набухающей грудью от приёма женских гормонов, я была мужчиной в неизмеримо большей степени, чем большая часть встречающихся человеческих особей мужского пола.

 


* - Транссексуал(ка) - человек, имеющий патологическое состояние личности, заключающееся в полярном расхождении биологического и гражданского пола, с одной стороны, с полом психическим — с другой.

** - Transsexual male-to-female (MTF) - транссексуал, имеющий мужской генетический пол и при этом стойкое осознание своей принадлежности к полу женскому.

*** - TS — сокращённо transsexual.


 

Да, сходить к сексопатологу - хорошая мысль. Эта запись так и осталась единственной в моём предновогоднем плане. Пока я листала "Жёлтые страницы" в поисках нужного медицинского учреждения, на работу пришла Катя, девушка, три года назад устроившаяся на работу ко мне в студию на "Юго-Западной", по причине неожиданно возникшего у неё непреодолимого творческого интереса к фотографии и по причине удобной географической близости её места учебы в МГИМО к моей студии. А училась чудесная девушка Катя уже на последнем курсе этого учебного заведения... И, мгновенно заполнившая всю мою голову своими выпирающими из вечно малюсеньких кофточек и еле умещающимися в брючках, своими самыми чудесными, самыми нежными и самыми вызывающими на свете округлостями. И так же быстро я оказалась работающей в её студии на улице Зорге и делящей всю свою прибыль с ней пополам.
- Привет, Олечка! - по-утреннему улыбнулась она мне.
Она всегда называла меня так. Это имя так и осталось со мной потом навсегда.
Через два года, меняя пол, меняя документы, я робко заикнулась, что не хочу быть Олей, хочу себе другое имя, имя поинтересней. Как все запротестовали! Не дали мне стать ни Юлей, ни Леной, ни Дашей, ни Глашей... моя бывшая жена и моя бывшая девушка. На все предложенные мной варианты Катя и Маша возмущённо орали: "Ты совсем одурела? Юля? У меня сестра Юля, я называть тебя так не буду". Юля - младшая сестра Кати, я смиренно, с испуганными глазами соглашаюсь: "Да, действительно, "Юля" мне не подходит".
"Лена? Под Лену Соколович хочешь закосить? Обойдёшься. Леной ты не будешь", - опять не повезло, Лена Соколович - моя предыдущая девушка перед Машей. Моя бывшая жена жестоко выдавила её из моей жизни, заняв её место рядом со мной. Я не жалею об этом, я жалею Лену. Слабая и при этом необычайно гордая девушка, высокая, с удивительным телом, она всегда понимала меня и никогда не пыталась мне что-то доказать в этой жизни, как это упорно делали и делают все остальные. Три года полной любви и при этом удивительно спокойной, без конфликтов жизни прожили мы с ней... Я любила её и потом всю жизнь вспоминала её каждый день.
Спустя больше чем десять лет после нашего разрыва я всегда останавливаюсь на страничке "С" в своей записной книжке, грустно смотрю на её фамилию, я хочу ей позвонить... Но что сказать ей? Она заслуживает большего, чем глупые вопросы: "Как дела?"
Где она теперь? С кем?..
Я встретила её однажды на "Октябрьском поле", ужасно перепугавшись, что мне нечего ей сказать... и нечего уже предложить... Но она не узнала меня, она прошла мимо... со своей мамой... такая же длинненькая... десять лет спустя в своей той же самой шубке. Богатого мужика, значит, не встретила она на своём пути. Бедняжка! Почему такая шикарная женщина с телом, как с обложки "Плэйбоя", осталась одна? Почему мужики не сбежались и толпой не заняли очередь за право быть её мужем? Почему всё так хреново? Достойные женщины и недостойные их мужчины... Почему всё складывается почти всегда не в пользу этих женщин? Ох, моя Леночка, подло я тебя бросила, и ничем не лучше я остальных кретинов.
Как хорошо было бы быть супербогатой, я бы обеспечивала всех своих баб - и совесть не мучит, и душа за них не болит, и, глядишь, "дадут" по старой памяти.
Катя заглянула через плечо на мою лаконичную запись.
- Правильно, давно пора, а лучше сразу в психушку, пусть тебя подлечат. Ты хотела зимой на курорт? Вот отдохнёшь в люксе с решётками. Вместо пляжа душ Шарко. - И она вульгарно расхохоталась мне в лицо.
- Уйди от меня, торговка, не брызгай слюнями. Поинтеллигентней научись смеяться, разрешу за один стол со мной сесть. - И мы расцеловались... холодные губы, ледяные, не успевшие согреться, щёки. - Всё, меняю пол, надоело всё, и вы все надоели. Мне 34, ещё чуть-чуть, и будет поздно. Как мужчина я пожила, и пожила очень неплохо, поживу теперь женщиной.
- Го-о-осподи, так день хорошо начинался! - простонала Катя, я ей сто раз уже позвонила, рассказав и о сне, и о деньгах, и о предстоящих съёмках.
Она плюхнула свою демонстративно обессиленную задницу на стул, руки повесила беспомощными тряпицами, а голову запрокинула, уронив её на высокую спинку стула, выразив этим всё своё нежелание бороться с моими причудами.
- Ну? И что будет с твоим членом? - наконец ожила Катина голова, приподнявшись. - В баночке принесёшь, идиотка?
Членик мой давно не интересовал моего партнёра по бизнесу, секс между нами периодически обрывался надолго и случайными лотерейными выигрышами радовал теперь исключительно редко, но хозяйственная сущность этой еврейской девушки интересовалась, останется ли мой запасной х*й для неё на всякий случай? Такой всегда доступный и всегда любящий её? Или надо будет рассчитывать только на конкурентный выбор и поиск в злой суровой жизни свободных и не очень мужских пиписек?
- Ладно, Кать, я пока просто иду к сексопатологу. Успокойся. - У меня действительно не было ответов на эти вопросы, и я быстро оделась, не став спорить и доказывать свои права быть женщиной... собачкой или белочкой... По степени идиотизма - это выглядело бы одинаково.
- Ну, сходи развлекись, но большего я тебе не разрешаю. - Теперь ожили и Катины руки, и они уже совершали наглые повелительные движения в моём направлении. - Ты и так давно баба, хватит. Ходи в нарядных юбочках, может, кому и понравишься, - таким же наглым повелительным голосом Катя очертила рамки моей жизни.
- Дура ты. А что? Это новость для тебя? По-моему, с первого дня нашего знакомства ты знала об этом. Я тебе вообще сказала, что я уже после операции, и мой член был приятным сюрпризом для тебя, когда ты первый раз туда полезла своей ручкой. В этот момент было забавно на тебя смотреть, - напомнила я ей подробности нашего знакомства.
- Ой, а помнишь, как мы в первый раз с тобой поцеловались? - Неожиданная реакция, Катино лицо сложилось в мечтательную гримаску. - Нет, я не спорю, ты, конечно, женщина, но отрезать тебе ни чего не нужно, - расчувствовавшаяся моя бывшая девушка точно хотела оставить мой членик на худой конец про запас, на всякий пожарный случай... ОК, буду грустным паровозиком на её запасном пути.
Пришла ещё девушка Аня, работающая у нас за компьютером, и звонила я уже записываться к сексопатологу при хохочущих зрителях. Они угорали. Чего смешного? Но я рада была их хоть чем-то развлечь. Внимательно перелистав "Жёлтые страницы", я нашла единственное знакомое название, связанное с транссексуализмом, - Центр репродукции на Иваньковском шоссе. Неоднократно разрекламированный телевидением, с умным и телегеничным лицом армянский хирург Акопян, работающий в этом центре, - это всё, что я знала о смене пола на тот момент.

 

Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы
Назад Вперед


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.