Julijana.SU » Литература » Транс » Вальриса


Информация к новости
  • Просмотров: 1 263
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 9-02-2021, 22:48
  • 0
9-02-2021, 22:48

Вальриса

Категория: Транс / Волшебные превращения

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы

 

Алиса Савко

 

Вальриса

 

 

Пробуждение (часть 1)

 

День рождения у Мишки проходил по накатанной колее. Прибытие гостей (друзей), поздравления, торжественный ужин и переход к неофициальной части: танцы и разговоры. В общем Мишкино шестнадцатилетние мы встретили в тесном кругу. К мужской части «круга» относились я, то есть Валик, Серёга и естественно сам Мишка. Женская половина была представлена Светкой, Маринкой, Оксаной и Томкой. Из этой четвёрки, мне больше нравилась Оксанка. Я пытался наладить мостик в наших взаимоотношениях и кажется что-то получалось. По крайней мере, Оксана была не против моего к ней внимания. Но, как и все представительницы прекрасного пола, кокетничала со всеми остальными. Мои товарищи тоже имели свои предпочтения: Мишка - Тома и Серёга - Света. Наличие Маринки вносило дисбаланс в наши отношения, и порой нельзя было предугадать, какие коллизии могли у нас возникнуть. Однако мы продолжали дружить во всех отношениях: ребята с ребятами, девчонки с девчонками, а также ребята с девчонками, где порой подходили близко к границе дозволенного.
После застолья мы направились в комнату Мишки, оставив взрослых вести разговор и наслаждаться сладким столом. Хозяин включил музыку, кто-то выключил верхний свет. Осталась гореть только настольная лампа, создавая в комнате полусвет.
- Переходим к увеселительной программе, - провозгласил Серёга. - Джентльмены развлекают, дам и приглашают их на танец.
Он подошёл к Свете и театральным поклоном головы пригласил её на танец.
- Как можно устоять против такого изысканного приглашения, - пошутила та, и встала с диван. Заключив свою даму в объятия, Серёга стал медленно её кружить в такт музыки. Мишка тут же подал руку Томке. Передо мной же встал выбор между двумя дамами. Хотелось, конечно, потанцевать с Оксанкой, но... наверное надо оставить её на закуску.
- Мариночка, идём потолкаемся среди этой изысканной публики.
В комнате действительно было тесновато.
- Если только они не будут наступать на ноги, - рассмеялась она и подала мне руку.
- Мы тогда их выгоним, - пообещал я, обнимая девушку.
- Не боишься остаться в одиночестве?
- Надеюсь, ты останешься со мной?
- А это не опасно? Для тебя.
- Если только не превратишь меня в жабу.
- Фу! Не люблю этих тварей. Скользкие и противные.
- Тогда у меня есть гарантия, что, по крайней мере, в неё меня не превратят.
- В жабу не буду, а вот в кого-нибудь мягкого, пушистого, послушного... - рассмеялась Марина.
- Неужели хватит на это смелости?
- Ещё и какой!!! - обнадёжила она.
- Я уже трепещу. Вот послушай, - и я плотнее прижал её к своей груди.
- Раздавишь, - выдохнула она, пытаясь отстраниться. Пришлось вернуться в прежнюю позицию.
- Я буду кусаться.
- А зубки мы тебе не дадим.
В этот момент закончилась тема. Я обернулся к остальным и пожаловался.
- Господа! Меня хотят превратить в пушистое и без зубов.
- Мариночка! То, что ты ведьмочка, всем известно, - начал Серёга, но заканчивал он уже уворачиваясь от кулачков Марины. - Но зачем лишать нас Вальки.
В комнате началась свалка. Марина атаковала Серёгу. Тот, уворачиваясь, начал валиться на стоящий сзади диван. При этом он потянул за собой и Светку, которую ещё держал в объятиях. Светлана попыталась удержаться за стоящих рядом Мишку и Томку. В свою очередь, те подались в сторону стола, чуть не завалив лампу и прочие настольные принадлежности. В порыве азарта меня отпихнули назад, и моя пятая точка оказалась на коленях у Оксанки. В комнате стоял смех, возгласы и звуки начинающегося бардака.
- Не против если я посижу? - поинтересовался я у Оксанки делая невинный вид.
- Слоняра, - дали определение мне и моим поступкам. При этом выражение лица выражала всю гамму неприязни к свалившемуся «счастью» в виде меня. - Вставай.
- Я тут посижу рядышком, а то разнесут на кусочки.
С этими словами я переместился на ручку кресла, в котором сидела Оксанка.
- Ты мне чуть ноги не раздавил, - пожаловалась она, одновременно массируя пострадавшие части тела.
- Не мог удержаться, чтобы не припасть к такой красоте.
- Особенно задом.
- Не ругайте меня, - взмолился я. - Позвольте искупить свою вину страстным поцелуем.
- А ещё чего? Может заехать в твою наглую физиономию?
- «Я понял, умолкаю, не то по морде получу, и подвиг свой не совершу», - продекламировал я отрывок из кинофильма советских времён.
К этому моменту в комнате воцарилось спокойствие. Серёга сидел на диване, у него на руках находилась Светка. Маринка, удовлетворившаяся чувство мести, сидела рядом с Серёгой. Мишка и Томка устроились на стуле возле стола.
- Мариночка, почему ты не превратила меня в кролика? Сразу бы убежал, - подначил её Серёга.
- Валика в пушистика, Серёгу в кролика, - прокомментировал Мишка. - Меня на четверых не хватит.
- Силёнок не хватит всех превращать, - заметила Томка.
- Будете продолжать в том же духе - устрою сеанс магии. Чёрной! - пообещала Маринка.
- Они и так порождение чёрной магии, - заметила Светлана. - Так что на них она не действует.
- Поклёп на нас, - возмутился Серёга. - И это моя лучшая подруга.
За это он получил два тумака одновременно: от Маринки и Светки.
- Интересно магия вообще существует? - спросила Оксанка.
- Вопрос конечно интересный, - протянул Серёга. - Я лично её не встречал.
- Ты кроме как на меня таращиться, больше ничего и не делаешь, - заметила Светка.
- Я ценю красоту. Что тут плохого?
- Пожалуй, стоит сначала определить, что такое магия, - заметил наш рационалист Мишка.
- А в самом деле, что такое магия? - спросил я. - Вот если меня сводит с ума, например, Оксана, - указующий жест в сторону упомянутой персоны. - Это магия или нет?
- Это нахальство, - прокомментировала упомянутая персона. - Кому нужен ум не способный справиться с алгеброй?
- Кроме алгебры у меня есть и много положительных качеств.
- Их наверное надо искать с микроскопом.
- Та-а-ак. Кажется, придётся приударить за вами сударыня, чтобы вы убедились в противном, - я взял её ручку поднёс к губам, чтобы запечатлеть на ней поцелуй.
- Оксаночка. На твоём месте я была бы осторожна с этим обольстителем, - посоветовала подруге Светка.
- Посадим его на поводок, и будем водить, - последовал ответ.
- «По улицам слона водили», - я вспомнил, как обозвала вначале меня Оксанка.
- Скорее Моську, - рассмеялась наконец моя соседка по креслу.
- Предлагаю оставить мою скромную персону в покое и вернуться к вопросу о магии, - прервал я это наступление.
- Я считаю, что магия это когда, как говорил один киногерой «против всех законов физики», - выдал Серёга.
- А разные «теле» разве не магия? - спросила Светка.
- Ты имеешь ввиду такую ерунду как телекинез или телепортация?
- И телевидение тоже, - рассмеялась Томка.
- А телефон? - добавила Маринка.
- Почему вопреки законов физики? - начал рассуждать Мишка. - Девчата правы. Раньше общение на расстоянии тоже считалось магией, а теперь это обыденность, вполне объяснимая с точки зрения той же физики.
- Что же тогда считать магией?
- Что-то необычное, неестественное.
- Сам себе противоречишь.
- Я говорил только, что это не всегда может быть против физики.
- Эдак, ты дойдёшь, что и фокусник - маг.
- Многие относят фокусников к магам.
- Ещё и передача есть, - встряла Светка. - Типа «Великие маги», где показывают фокусы.
- Манипулируют сознанием общественности. Особенно твоим, - подержал её Серёга.
- Во-во, - согласился Мишка. - Скорей всего это и есть манипуляция...
- Скажешь тоже, - фыркнула Томка.
- Манипуляция предметами, энергиями, информацией.
- Великий маг - хакер. Взламывает и меняет любую информацию.
- Почему бы и нет, - наконец Томка встала на сторону Мишки. - Тот же фокусник манипулирует вниманием зрителя, чтобы скрыть определённые действия. Таким образом, он блокирует один канал информации, подставляя другой.
- Я говорил, что у тебя светлая голова? - спросил её Мишка.
- Потом растолкуешь мне это поподробнее.
- Скажи ещё, что и астрология тоже магия, - проявила свой скептицизм Маринка.
- Как и астрономия, - рассмеялся Серёга.
- Предсказание по положению планет, - поддержала его Светка.
- Или по руке, - продолжил Серёга.
- А хотите узнать своё будущее? - встрял Мишка.
- Ещё одна магия, - вздохнула Маринка.
- Я и сам могу предсказать твоё будущее, - нашёлся Серёга. - Подрастёшь, выйдешь замуж и нарожаешь кучу детишек.
- Прорицатель от скудоумия, - обиделась та.
- В самом деле, - не унимался Мишка. - Я сейчас попрошу Галину Александровну. Она может и о магии кое-что рассказать.
- Бог с той магией, а вот кто будет избранником Маринки - интересно узнать, - смеялся Серёга, за что и получил подзатыльник.
Мишка скрылся за дверями. В комнате повисла тишина. Я решил воспользоваться моментом и нагнулся к ушку Оксанки.
- Сер Галахад приглашает даму на танец.
Меня одарили взглядом карих глаз.
- Если только сер Галахад, - и мы направились в центр комнаты.
После недлительных переговоров шёпотом к нам присоединились Серёга с Маринкой. Мы покачивались в такт музыки. Я ощущал в руках тёплое тело Оксанки и хотел покрепче прижать к себе, почувствовать его упругость.
- Так как насчёт магии ваших глаз? - спросил я её.
- Очень сильная, - нашлась Оксанка. - Вовек не отделаешься.
- А если я и не хочу?
- Тогда будешь под каблучком.
- Согласен на твой прелестный каблучок.
- Пустозвон.
- С пробитым сердцем, от твоих глаз.
- Чтобы его пробить, нужны не глазки, а пушка.
- Укушу.
- Получишь.
- Прелесть.
Меня вновь одарили загадочным взглядом. В это время открылась дверь и в комнату вошли Мишка и женщина среднего возраста.
- Да у вас тут тесная компания, - заметила она. Все расселись по своим местам. Женщина присела на диване возле Маринки. - Кажется, все основные элементы достаточности общественных отношений присутствуют: сверстники, противоположный пол, полусвет, музыка, танцы. Что тогда интересует это сообщество?
- Да вот хотим знать суженного Марины, - вновь начал балагурить Серёга.
- Молчал бы уже, маг-переросток, - получил он ответ от неё.
Женщина улыбалась, наблюдая за этой перепалкой.
- Сейчас заманипулирую твоё сердце, и будешь страдать от неразделённой любви, - предостерёг Серёга.
- Я на тебя тогда Светку напущу. Пусть она из тебя последние жилы вытащит.
- А может я на тебе женюсь, - Серёга тут же получил чувствительный толчок от своей пассии.
- Галина Александровна, вы как-то гадали мне. Это магия или нет? - поинтересовался Мишка.
- Когда я тебе гадала, то это была не магия. Я использовала учение, основанное на накопленных знаниях. Своего рода статистика.
- А с помощью магии это возможно сделать?
- Есть гадание и с помощью магии, - согласилась она.
- А что это - магия?
- Это трудно объяснить. Это необходимо чувствовать. Оно сродни дыханию или дырке от бублика. Оно есть и его нет. А что это вас заинтересовала магия?
- Да вот тут некоторые утверждают, что магия сродни манипуляциям предметами, - выдала нас Маринка.
- Энергиями и информацией, - добавил Мишка.
- Конкретного определения этого термина нет. Каждый его воспринимает по-своему. Вот все мы видим красный цвет. Каждый знает, что он красный. Но все ли видят его одинаково? Мы просто договорились, что именно этот стул имеет цвет, который называется красный. При этом мы не определяли способы его восприятия. Так и с магией. Все мы знаем абстрактное понятие - магия. А что конкретно стоим за ним, каждый воспринимает по-своему.
- А вы можете что-нибудь показать из магии?
- Ребята. Магией не балуются и не показывают просто так. Если ей пользуются, то очень аккуратно с соблюдением множества правил. Давайте я вам лучше погадаю, а вы решите, магия это или нет. Согласны?
- Мы готовы, - все засуетились на своих местах, устраиваясь удобней.
- Вот молодой человек, - она указала на Серёгу, - не равнодушен к сладкому, а с девушками стесняется.
Краска залила его лицо. Светка и Маринка, сидевшие возле Серёги, тихо захихикали.
- Но это скоро пройдёт, так как эти самые девушки очень не равнодушны к нему. У тебя была вчера неприятность по этому поводу. Правда?
- Ну было кое-что, - буркнул он себе под нос. Теперь девчата с интересом смотрели на Серёгу.
- Смотри, как они насторожились, - подбодрила она нашего товарища. - А проблема решится, если сократишь пробежки по утрам до километра.
Тут мы почти все раскрыли рот. Серёга действительно бегал по утрам. Чтобы поддерживать себя в форме и наращивать «мышцу», он пытался пробежать как можно больше. Все это знали. Если Галина Александровна продолжит разглашать наши тайны дальше...
- Ещё хотите? - с улыбкой спросила нас женщина.
Добровольцев не находилось. Каждый пытался отвести взгляд.
- Как видите, всё это чисто субъективное восприятие, - подшучивала Галина Александровна.
- Где же храбрость доблестного сера Галахада? - шёпотом поинтересовалась Оксанка у меня. В голосе чувствовались нотки ехидства. Ударить в грязь лицом перед ней или выступить посмешищем перед всеми по какому-то своему пороку? Вечная дилемма выбора. Но была и возможность показаться и смелым перед всеми, что смягчало ожидаемый удар.
- А какие же проблемы у меня? - решился я.
Женщина внимательно посмотрела на меня. Мне показалось, что она рассматривала меня несколько минут, хотя возможно это было и не так уж много. Потом её взгляд скользнул на Оксанку. Уделив ей примерно столько же внимания, как и мне, она вновь вернула внимание на мою особу.
- Подойдите ко мне, пожалуйста, - попросила она меня. Удивлённый такой просьбой, я встал с подлокотника кресла и сделал несколько шагов в её сторону.
- Спасибо, - поблагодарила она меня. - У вас, молодой человек, очень интересная аура. Она как будто раздваивается, и накладывается друг на друга, словно в вас скрыто две натуры...
Пауза. Друзья с интересом рассматривают меня, оценивая, стану я параноиком сейчас или ещё побуду в своём уме. А как же ещё оценивать это раздвоение личности?
- Я хочу кое-что сказать вам двоим отдельно, - обратилась Галина Александровна ко мне и... к Оксанке. - Я думаю это достаточно важно для каждого из вас. Извини, Миша, я скоро отпущу их.
Она вышла. Серёга крутил пальцем у виска, намекая, что кто-то несёт полную белиберду. Мишка молча пожимает плечами. Мы с Оксанкой переглянулись.
- Идём?
- Второй, наверное, это твой Галахад, - подмигнула она.
- А вы его леди.
- Идём уже, рыцарь без страха и упрёка.
Мы проследовали за Галиной Александровной, на кухню.
- Тебя, кажется, зовут Валентин? - спросила женщина.
- Да, - подтвердил я.
- А тебя Оксана?
- Да, - последовал столь же короткий ответ.
- Честно говоря, я даже не знаю, говорит вам это или нет... Простите за откровенность, но это касается вас обоих. Давно ли вы вместе?
- С первого класса, - ответил я.
- Я имела ввиду другое, - мягко указала Галина Александровна.
На этот раз замялся я. На выручку пришла Оксанка.
- Мы все вместе уже около двух лет.
- Я спрашивала о вас двоих.
- Ну-у-у... - протянул я.
- Понятно, - остановила женщина произношение мной гласной.
- Я не хочу выступать в роли сводни, но, может быть, вы согласитесь выслушать мой совет?
- Нет. Да, - ответили мы вдвоём одновременно.
- Я так и думала, - улыбнулась Галина Александровна. - Поскольку, Оксана, против, то ты Валентин подожди немного снаружи.
Делать было нечего. Я аккуратно прикрыл дверь на кухню. Та оказалось достаточно плотной. К тому же Галина Александровна говорила вполголоса, так что разобрать, о чём велась речь, было нельзя. Сам разговор занял пару минут, после которой Оксанка выскочила оттуда вся красная, чуть не сбив меня с ног. Вдобавок, поняв, что это я стою у неё на пути, Оксанка влепила мне пощёчину. Это было и больно и обидно. Что, чёрт возьми, я ей сделал?
- Валентин! - позвала меня Галина Александровна.
- Я прошу прощения за произошедшее, - попросила она извинение, увидев меня и то, как я потираю щёку. - Кажется Оксана, восприняло то, что я ей сказала очень эмоционально. С другой стороны это только подтверждает, что я была права. Надеюсь, что в дальнейшем этого больше не случиться.
- Я тоже надеюсь.
- Валентин, - обратилась ко мне женщина. - Вы ничего странного за собой не замечали?
- Нет, - признался я. И это была правда.
- Ничем эзотерическим вы не интересовались? - и догадавшись, что я и понятия не имею о чём речь, пояснила, - оккультные науки, религия, магические проявления...
Пытаясь припомнить хоть что-нибудь из перечисленного, я отрицательно покачал головой.
- У вас интересная энергетика. Внешний слой соответствует простому парню вашего возраста и ваших интересов, если так можно выразиться. Вы ничем не выделяетесь из общей массы. Меня больше волнует скрытый потенциал, который очень трудно определить. Он обладает большой эзотерической мощью. Его сущность ставит меня в тупик, я никогда не наблюдала подобной окраски. Поэтому мне хочется предупредить вас о том, чтобы вы были очень осторожны с проявлением этой скрытой сущности. Вы понимаете меня?
- Нет. Как я смогу определить своё скрытое проявление?
- Могу вас заверить с полной уверенностью, что проявление скрытого потенциала вы определите быстро, так как он будет выходить за рамки общепринятого. Что-то типа магического всплеска.
- А это не будет опасно?
- Не для вас. Это ваша сущность и она вас не тронет, а вот для других... это может быть опасно. Для вас будет опасна отдача среды на ваше воздействия. Если вы будете контролировать свою энергию, этого можно избежать.
- Ничего себя задачка. Как же это можно контролировать?
- Здесь я помочь не могу, так как просто не могу определить природы вашего второго я. Однако могу сказать, кто способен помочь вам в этом отношении.
- Оксана, - догадался я, чувствуя как мне опалило щёки.
- Совершенно верно. Поэтому прошу вас быть с ней предельно осторожным, потому что оба ваших проявления совместимы с энергетикой девушки. Кроме того, вы усиливаете друг друга, как я убедилась в комнате. Ей это не понравилось. С другой стороны её действия показывают, что она всё прекрасно поняла и, в конце концов, осмыслит это. Всё будет зависеть от вас. Мне хотелось, чтобы вы отнеслись к ней со всей должной учтивостью и как джентльмен, и как мужчина.
Если то, что говорила Галина Александровна, правда, то наши отношения с Оксанкой должны быть довольно близкими, и это придало мне оптимизма.
- И ещё я хотела бы, чтобы при проявлении вашего второго я, вы обратились к специалисту.
- Зачем?
- Если это будет проявление известного порядка, то вам помогут достигнуть контроля над ним. Если же это будет никому неизвестные всплески активности вам просто необходима помощь. Так или иначе, вам придётся жить с этим. Лучше будет, если вы совершите меньше ошибок и нанесёте меньше вреда окружающим и себе в том числе.
- Хорошо, - согласился я.
- Идите. Ваши друзья уже заждались.
Весь этот разговор показался мне малопонятным. Какие там ещё магические проявления. Мне бы с простой алгеброй управиться. Другое дело, что Оксанку можно закадрить. Если только мне не будут отвешивать оплеухи при каждой нашей встрече.
В Мишкиной комнате вечеринка продолжалась дальше.
- Наш двуличный Янус вернулся, - приветствовал меня Серёга.
- Теперь можно и партийку сыграть. Девчата вы как?
Хоть они были и не в восторге от предложения, Мишка всё-таки достал карты и бумагу. Активно участие в игре принимало три человека. Остальные, по мере продвижения очереди, предавались по выражению Сереги «свободному разврату», т.е. сплетничали, танцевали, целовались и т.д. и т.п. Оксанка устроилась в углу, ни во что не вмешивалась. Только всё время наблюдала за мной. Беспокоить её я не решался. Иногда перехватывал то широко распахнутый вопросительный взгляд, то пронизывающий прищур.
Изрядно, потолкавшись в танцах, покричав за картами, наобнимавшись с девчонками и позубоскалив с ребятами, мы, наконец, начали собираться по домам. Мишка естественно остался дома, а мы всей гурьбой вышли на улицу. Вот тут-то и произошло первое чудо. Оксанка подхватила меня под руку и спокойным голосом спросила:
- Проводишь меня домой?
Хорошо, что она меня держала под руку. Я чуть не свалился от неожиданности.
- Если не будешь мне пощёчины раздавать.
- Извини. Сорвалось.
- Договорились. Ребята мы пошли.
- Смотрите не балуйтесь по подъездам, - Серёга был в своём амплуа.
- Оксаночка, будь осторожна, он двуличен, - рассмеялась Маринка. Стервочка. Вечно со своими подколками. Теперь эта двуличность заест меня. Правда, когда наметился прогресс в отношения с Оксанкой, можно и потерпеть мелкие уколы.
- Пока, пока! - отправил я их... подальше... домой.
Оксанка жила в пятиэтажке почти на границе частного сектора, где располагался мой дом. Остальные жили в другом направлении от Мишкиного дома, поэтому я просто повёл Оксанку к её дому. Вскоре мы остались вдвоём.
- Тебе было больно? - поинтересовалась Оксанка.
- Это ты о чём?
- Н-ну... что я тебя ударила, - заулыбалась она. - У тебя был та-а-ако-ой ви-ид.
- Мало того, что отхлестали по щекам, так и ещё смеются надо мной, - попытался сделать я обиженный вид.
- Простите, сэр Галахад. Могут быть у дамы капризы? - Видя, что я продолжаю идти обиженным видом, мягко добавила: - Я искуплю свою провинность.
- Только поцелуй может смыть эту обиду, - продолжил я представление.
Теперь настала очередь Оксанки задуматься, как вести себя дальше. Мы уже подходили к её дому, когда она решилась.
- Разрешаю... в щёчку.
- Я требую только в прелестные коралловые губки.
- Это шантаж.
Поцеловались мы в подъезде её дома. Целоваться Оксанка не умела. Правда и у меня практики большой не было. Она замерла в моих объятиях, выставила губки и закрыла глаза. Мы просто чмокнулись, и я, не отрываясь, немного провёл язычком по сомкнутым девичьим губкам. Перебарщивать не стоило. Мы постояли минутку, прижавшись к друг дружке, после чего мне пришлось разомкнуть свои объятия. Оксанка молча выскользнула от меня и побежала вверх по лестнице.

 

* * *

 

Наши отношения с Оксанкой приобретали всё более интимный характер. Мне было дозволено провожать её после школы, а в подъезде дома иногда поцеловать на прощание. Это стало нашей первой тайной. Моя фантазия о наших отношениях становилась раскованнее. То мне казалось лучше задрать ей юбку в подъезде, то упасть на колено и произнести пламенное признание в любви. Вместе с тем всё это не выходило за рамки прогулки по улице по пути со школы домой.
Как естественное продолжение наших отношений я воспринял приглашение Оксанки подтянуть меня по алгебре. Теперь я заходил к ней домой, когда она звала. И хотя это происходило не так часто, как мне хотелось, но всё-таки это было продвижением вперёд. Мы перемежали наши занятия с пререканиями, подшучиваниями и поцелуями. Опыта в этой области у нас набралось достаточно, но мы продолжали совершенствоваться и дальше. Мама Оксанки, Светлана Александровна, была женщиной понимающей и не ограничивала наши отношения, как на стезе изучения алгебры, так и познания друг дружки. Она даже умудрялась подшучивать над этим.
Наши отношения имели эдакий волнообразный характер, когда Оксанка, то избегала меня, то чуть ли силком затаскивала к себе. Мы пытались скрыть наши отношения от остальных, но это не всегда удавалось. Шутки в нашу сторону продолжались сыпаться с завидной последовательностью, но мы научились не воспринимать их как обиду.
При удобном случае мы с Оксанкой ходили вместе. Не исключением стало посещение музея, где нас знакомили с бытом далёкого прошлого, когда рыцари владели шпагами и таскали с собой пистоли.
Общее впечатление от массивной меблировки и высоких комнат не воспринималось как уютное гнёздышко. Мы ходили по залам и, как всегда, подшучивали над экспонатами и над самими собой. Не исключением стало и массивное зеркало высотой в полтора роста человека, в котором мы отражались всей группой.
- Его хорошо бы вделать в спальню, напротив кровати, - заметил Серёга.
- Зачем? - поинтересовался Мишка.
- Чтобы были видны все нюансы.
- Чтобы ещё и на голову свалилось? - интерпретировала его предложение Светка по-своему.
- Зато, какая перспектива, - не сдавался тот.
- Им хорошо отлупить тебя, - подержала подружку Маринка.
А я смотрел в него и не мог оторваться, словно какая-то сила приворожила меня. Изображение поплыло. В зеркале осталось только моё отражение и никого вокруг, будто и не было ребят рядом со мной. Вместе с изображением пропали и все звуки, кроме отдалённого шепота.
«...посылка позывного... отклик идентичности... искомая матрица... считывание информации... наложение структур... инициализация вторичного поля...».
Сколько это продолжалось, я не мог определить. Что происходило? Что случилось? Ответов не было, но я знал, что это касается меня. Может это то, о чём меня предупреждала та женщина? Да всё это чушь. Сейчас надо собраться и повернуться к ребятам. Я сжал кисти в кулаки, напрягся всем телом и начал движение.
И сразу всё включилось. Голоса ребят, речь экскурсовода, шум шагов. Они двигались, они существовали, они были здесь - рядом со мной.
- Валик, мне больно.
Оказывается, я сжимал ладонь Оксанки. Рука разжалась, и она выхватила свою руку из моей.
- Что с тобой, оболтус? Чуть косточки не раздавил.
Но я находился в растерянности и ничего не ответил.
- То стоит как истукан, то кости ломает. Надо было бросить тебя здесь, - продолжала жаловаться Оксанка, разминая свою ладошку.
Как выяснилось, она обратила внимание на меня, когда я стоял неподвижно. Хотела узнать, что происходит, взяла меня за руку, и в этот момент я её сжал.
- Извини. Я не хотел.
Но это её не удовлетворило. С обиженным видом она ушла к подругам.
Остаток дня я чувствовал себя как в воду опущенный. Всё валилось из рук, а к вечеру разболелась голова. Бросив все свои дела, я забрался в постель и попытался уснуть. В голове по-прежнему всплывал этот шелестящий голос из зеркала. Теперь я не слышал слов, только общий звук. Он стал окутывать меня, и я провалился в сон.

 

* * *

 

На следующий день всё было нормально. Продолжались обыкновенные будни, наполненные учёбой, друзьями и своенравной Оксанкой. Моя озабоченность интимными отношениями развивалась в зависимости от приливов настроения моей пассии. Однако эти периодические изменения не лучшим образом сказывались на мне. Иногда приходилось искать выход самым обыкновенным образом по вечерам, спрятавшись от родителей в своей комнате и используя подручные стимулирующие воздействия типа журналов и рассказов.
Подспорьем мне в столь ратном труде с самим собой оказалась соседка. Она поселилась в доме, который около полугода стоял без хозяев, прямо напротив моих окон. Когда точно она въехала - я не знаю. Одним вечером я обратил внимание на горевший в её окне свет. Заинтересованный новизной ситуации, стал рассматривать происходящее у соседей. На улице уже было темно, и свет из окна давал довольно ясную картинку. А картинка состояла из молодой женщины, которая расхаживала по комнате в нижнем белье. Тело у неё было стройное. По крайнем мере, с того расстояния, на котором я вёл наблюдения, оно было таковым. Может быть, она готовилась ко сну, но после непродолжительных перемещений, начала раздеваться прямо на глазах. Я прямо прилип к окну, пытаясь не пропустить деталей. Но этих деталей оказалось не так уж много, женщина сняла бюстгальтер, обнажив свои груди, отошла в сторону и выключила свет. На этом представление окончилось.
Утром мама меня просветила, что это приехала то ли из Луцка, то ли из Липецка, племянница нашей бабы Гали - Соня. Что там у неё случилось, почему она не появилась на похоронах и отчего ждала полгода - она не распространялась. Люди поговаривали, что она вроде бы разругалась со своим парнем, осталась без средств, и только сейчас смогла вернуться. В общем, обычные сплетни, которые ходят по посёлку, когда что-то случается или же наоборот, когда ничего не происходит и хочется почесать языком хоть о ком-нибудь.
Меня эти сплетни мало трогали. Меня больше волновало то, что происходило по вечерам за окном.
Я завёл себе вредную привычку подглядывать в окно. Это стало ещё одной частью моей жизни. Первой была школа и друзья, второй - Оксанка, а Соня стала третьей. О каком ещё раздвоении говорила Галина Александровна, когда я уже имел три линии поведения.
За несколько дней моих вечерних бдений у окна я успел оценить несколько нарядов Сони, её манеру раздеваться, а также её обнажённое тело. Мне оно понравилось. А разве вам не понравиться, если вы видели такое на картинках да по ТВ?

 

* * *

 

На шестой день, у Сони был в гостях парень. Они целовались, представляя мне наглядное пособие по технике обнимания. Потом Соня развернулась, подставляя под руки молодого человека своё тело. Тот не преминул этим воспользоваться. Одна рука скользила по груди женщины, а вторая опустилась к лону. Соня даже выгнулась от удовольствия. Эта сцена продолжалась несколько минут. Я был так этим увлечён, что и сам принял участие в этом маленькой оргии, правда, собственными силами возбуждая самого себя.
Я ожидал, что они перейдут к дальнейшей фазе, и я окажусь свидетелем их интимных отношений, но моим надеждам не суждено было сбыться. По неизвестным причинам Соня, выпроводила своего кавалера. Скандала по этому поводу между ними я не заметил, и парень спокойно ушёл из её дома.
Сама же женщина вернулась в комнату и остановилась посередине комнаты. Она рассматривала себя в зеркало. Это я сумел вычислить немного раньше. Её руки скользили вдоль тела, касаясь груди, бёдер, лона... Что она делает? Такое ощущение, что она возбуждена. Зачем же она выпроводила тогда молодого человека? Впрочем, какое мне дело до этого. Если она имеет особые наклонности, мне это тоже будет о-очень интересно.


Чёрт!.. Как всегда на самом интересном месте. В сердцах я даже припечатал кулаком по косяку окна. Уперевшись лбом в стекло, молча смотрел на окно соседки, а внутри сжимался комок сожаления. Стрелка настроения была на самом последнем делении. И хотя казалось, что ей больше некуда опускаться, настроение пыталось испортиться ещё больше.
Что дальше? Удавиться что ли? А может просто удовлетвориться самому, использовав воспоминания об увиденном и фантазии о происходящем там? Снять напряжение и спокойно уснуть? Было бы неплохо. А вот с живой картинкой было бы лучше. Вот если бы раздвинуть эти шторки... чуть-чуть, самую малость, малюсенькую щёлку...
Мысли вертелись в голове, а глаза поспевали за ними, искали и... нашли. Между шторами действительно была щёлочка. Надо только пристальней вглядеться.
Решение пришло само собой и мгновенно. Я тихонько выскользнул из дома. Держась тени, на цыпочках крался к своей цели. Ну прямо шпион какой-то.

Рассматривая землю, чтобы не наступить на камень, сучок или сухой лист, я сместился и вновь взглянул в окно... и увидел прямо перед собой за стеклом лицо Сони. Меня аж подкинуло. Рванул оттуда без всякой осторожности и скрытности по прямой к себе домой. Только бы не оступиться, не споткнуться... перед глазами мелькнул какой-то предмет. Вспышка, боль, темнота...

 

* * *

 

Боль в голове. Кажется приложился своей головушкой к чему-то твёрдому и крепкому. Приложился основательно, так что «искры из глаз посыпались», как любят говорить в беллетристике. Теперь лежу... на мягком?.. укрытый? Постель? Откуда? Я же стукнулся во дворе... головой.
Попытался ощупать повреждение рукой. Голова цела, но что-то не так. Какое-то странное ощущение, непривычное... в области груди. Автоматически смотрю, что там такое. Первое что бросается в глаза - полумрак. Затем отмечаю - комната, постель. Оказывается я в постели в незнакомой комнате, погружённой в полумрак. Ко всему же - ещё и раздетый. Ощущаю это кожей тела, которая трётся о ткань постели. Грудь прикрыта одеялом, но почему-то неестественно приподнята.
Трогаю это возвышение и чувствую, что там моё тело. Чувствую не только рукой, но и грудью. И какой грудью! Какой именно я увидел, когда приподнял одеяло. Два аккуратных холмика с бусинками сосков. Очень даже привлекательная грудь... для женщины. У меня такой не было. Для проверки надавливаю пальцем сосок на левой груди. Палец ощущает мягкое податливое тело. В свою очередь тело отозвалось на нажатие пальца. Действительно моё. Но откуда она взялась? Я же не баба какая-нибудь...
Не доверяя своей догадке, запускаю руку в низ живота, где должно находиться признак мужского достоинство. Там его нет. Вместо него я нахожу все признаки другого достоинства - женского.
Под влиянием порыва резко перехожу в сидячие положение. Грудь качнулась вперёд, вызвав незнакомое ощущение. Откинув одеяло, убеждаюсь в действительности - у меня женское тело. Этого ещё не хватало. Сзади шею и плечи щекочет что-то очень похожее на волосы. Вытягиваю их вперёд и вижу пряди длинных волос. М-да-а. Кажется, всё преобразилось. Руки, ноги, голова, туловище, волосы - всё моё и не моё одновременно. Как всё это выглядит вместе?
Осмотр комнаты показал, что здесь наличествует зеркало. Достаточно большое чтобы можно было себя рассмотреть. Надо только найти выключатель... Вот он.
Вылезаю из постели и направляюсь к выключателю. Щелчок. Комната залита светом. При новом освещении убеждаюсь, что обстановка мне незнакома. В другом теле, в другом месте... Ну и дела. Ладно. Сначала разберёмся с одним делом.
В зеркале я увидел девчонку моего же возраста с привлекательной фигуркой, симпатичным личиком, с волосами, ниспадающими на плечи.
Начался осмотр. Рассматривать обнажённое женское тело в такой близости и делать при этом то, что пожелаешь, мне ещё не доводилось. Теперь же я смог удовлетворить свое любопытство.
После осмотра интимных мест, груди, рук, ног и проверки их на прикосновение, перехожу к осмотру всего себя. Правильнее, наверное, сказать всю себя. Довольно смазливая девчонка, за которой хочется побегать и привлечь внимание. По крайней мере, я бы не отказался. Фигурка что надо. Вот стоя, верчусь перед зеркалом, рассматриваю себя в разных ракурсах, оцениваю привлекательность - совсем как девчонка. Да что же со мной происходит?
Процесс любования собственным отражением прервал звук открывающейся двери. А я голый!!! И рассматриваю интимные места!!! Расстояние до кровати преодолел за минимальный срок. Уже укутавшись одеялом по самый подбородок, встречал гостей.
В комнату вошла... Соня. Сюрприз!
- Уже очнулась, красавица.
Это ко мне? Дожился. Но отвечает внешности.
Ответить мне пока нечего. Сейчас я похож на затравленного зверька, забившегося в уголок и надеющегося, что его там не тронут. Кроме того, в голове засела мысль, что я подглядывал за ней и, скорее всего, был пойман на месте преступления.
На Соне был махровый халат, но признаков гнева или недовольства не наблюдалось. Она посмотрела на меня, осмотрела комнату, понимающе улыбнулась.
- Знакомилась сама с собой?
Вопрос также остался без ответа. Какую выбрать линию поведения, я ещё не решил. Надо было сориентироваться в обстановке.
- Познавательное и нужное занятие, - продолжала она, усаживаясь на кровать рядом со мной. - Но нам наверное надо познакомиться. Меня зовут Адари.
Ещё один сюрприз. Глаза мои стали шире от удивления.
- Но ведь вас зовут Соня, - вырвалось у меня. Оказывается и голос мой стал выше.
- Это псевдоним, - пояснила она.- Для окружающих.
- А зачем?
- Чтобы приняли меня за обычную девушку из обычной семьи.
- Конспирация... Зачем всё это?
Вопрос так и остался без ответа.
- Я пришла сюда, чтобы помочь тебе.
Опять общие слова. А ситуация не проясняется.
- А что со мной?
- Ты становишься тем, кем должна быть.
- Но это не моё, - я попытался взглядом показать на своё тело, но получилось, что уткнулся в одеяло.
- Как раз наоборот. Это твоё. Это - твоё тело.
- Но я Валик, Валентин. Я мужчина.
- Настоящим мужчиной ты ещё не стал. А вот тело было мужского пола - это правда.
- А теперь я стал девкой?
- Девушкой, - поправила Соня-Адари. - И кажется довольно привлекательной.
- И это теперь навсегда? А как же я теперь буду жить?
- Как все, - рассмеялась Адари. - Ты теперь в двух ипостасях. В мужской и женской. И они будут чередоваться. Это уникальный случай. Таких прецедентов можно пересчитать по пальцам.
- Значит, я вернусь в нормальный вид? - наконец появилась надежда.
- Вернёшься. Но не сейчас.
Как это не сейчас? А когда?
- Но как я появлюсь в таком виде? Меня же будут искать.
- Не беспокойся. Сейчас никто не будет искать. А пока тебе надо привыкнуть быть девушкой.
- Но я не хочу, - женщина звонко рассмеялась на моё заявление.
- Это не зависит ни от тебя, ни от меня.
- А от кого?
- От природы. Наверное, надо тебе кое-что рассказать, чтобы было поменьше вопросов, - вздохнула Адари. - От рождения ты получил двойную матрицу. Произошло наложение. Я не знаю как, но это произошло. Когда Вальриса не смогла удержать энергию, она послала свою матрицу в базовое поле, где она смогла бы реализоваться. Обычно это происходит с ещё не сформировавшимися зародышами и пол всегда совпадает. Но... в твоём случае матрица наложилась на сформировавшегося ребёнка - на тебя. Поэтому ты и получил возможности трансформа.
- Ничего не понял, - честно признался я. - Это больше похоже на бред.
- Тут больше, чем ты привык воспринимать.
- Всё равно трудно поверить.
- Поверить трудно. Но если хочешь можно найти и доказательства. - В моих глазах Адари прочитала немой вопрос. - Например, то, что ты стал девушкой, - вновь рассмеялась она.
- И всё?
- Ты откликнулась на зов.
- Когда?
Не успел я спросить, как память услужливо подсказала когда. Этот случай с зеркалом... Эти голоса и призыв...
- Когда я не знаю. Зонган, потеряв Вальрису, велел Посреднику найти её. Посредник посылал в базовый мир Зов и когда ты, откликнулся, передал информацию о тебе. Так мы узнали, где и как тебя искать.
- Ну хорошо. Я слышал зов. Но я никуда не пойду.
- Вальриса принадлежит Зонгану. Она полностью принадлежит ему. Он её хозяин.
- Так заберите эту Вальрису и оставьте меня в покое.
- Вальриса теперь ты. Она в тебе и она пробуждается. Поэтому ты стала девушкой. Если хочешь знать, ты стала Вальрисой даже раньше, чем ударилась об ветку. Ты так увлеклась побегом, что не заметила этого.
- Значит, тебя послал Зонган?
- Нет. Меня послала Зора - его мать. Она приказала мне подготовить тебя к встрече с хозяином.
- Нет у меня хозяина. - Напоминание, что я кому-то принадлежу, возмущала меня. - И не нужен мне никакой Зонган.
- Ты ещё не почувствовала этого.
Адари потянулась к тумбочке в изголовье кровати, открыла небольшую шкатулку и достала оттуда небольшой обруч. Очень похоже на браслет, жёсткой формы, золотистого цвета. Он был выполнен в виде наложенных пластинок пятигранной формы с непонятными символами на каждой.
- Это браслет Вальрисы. Подарок ей от Зонгана, - и протянула мне его.

Я молча смотрел на этот браслет и не мог пошевелится. Со мной творилось, что-то невероятное. Я узнавал браслет. Он действительно принадлежит мне. Но я никогда не имел этого браслета и не знаю что это такое. И тем не менее... Рука потянулась к браслету, коснулась пальцами поверхности, тёплой, почти живой. Тот откликнулся на моё прикосновение. Он всегда откликался на это прикосновение и скользнул на моё запястье. Я хотел испугаться, но не испугался. Не успел?
Волна незнакомого ощущения покатилась через меня. Она поднимала меня. Казалось, я лечу, я всё могу. Но... там должен быть кто-то ещё, кто-то кому...
- Теперь ты чувствуешь это? - спросила Адари.
- Да, - прошептал я, оглушённый незнакомым ощущением.
- Наконец-то. Зора, моя хозяйка, сделала меня твоей Наставницей. Мне необходимо обучить тебя. Силовой метод невозможен. Моя сила мизерна по сравнению с твоей.
От браслета поступило подтверждение. Адари действительно была моей Наставницей, и я понял что буду подчинятся ей. Однако ей не дано безоговорочно властвовать надо мной. Только в обучении... А в каком? Всё равно есть возможность вырваться. Взять над собой контроль и смыться. А дальше пусть пробуют, если смогут.
- А это тоже твои вещи, - Адари поставила на постель передо мной шкатулку, из которой достала браслет. - Тебе надо их одеть.
В шкатулке находились браслеты и цепочки. Один тонкий браслет похожий на тот, что оказался у меня на руке, только сделанный не из пятиугольников, а из стилизованных лепестков цветка. Два других не были цельными, а состояли из соединённых между собой пластин. Форма пластин также напоминала форму лепестков. Такая же форма угадывалась и в звеньях цепочек. Цепочек было всего две, и отличались только длиной.
- А потом можно? - разбираться со всем этим добром не было никакого желания.
- Это твои атрибуты. Чем скорее ты их оденешь, тем быстрее освоишь. Тогда ты сможешь научиться контролировать себя.
Ну раз они нужны для контроля над телом... над изменением тела... тогда мы их оденем.
Я потянулся к шкатулке. Одеяло скользнуло с груди и на свет выглянули мои новые округлости. Неосознанно я вновь прикрылся одеялом, откинувшись спиной на подушки. Я же голый!!!
- Что такое? - со смехом спросила Адари. - Боишься показаться?
- И что в этом смешного? Не понимаю.
- Здесь только мы, - продолжала Наставница. - Ты сейчас девушка и стесняться нечего. Тебе надо привыкать к женскому обществу.
Она потянула одеяло с меня. Хоть я и пытался удержать его, но остался голым перед ней. Естественная реакция при этом сжаться в комочек, попытаться закрыть как можно больше. Это и сделал.
- Какие мы стеснительные. - Адари привстала с постели и скинула свой халатик прямо на пол. Кроме халата на ней ничего не было, и я снова увидел её стройное тело. - Уравняем наше положение. Теперь мы с тобой одинаковы обнажены.
Наставница снова села на кровать и подвинула шкатулку ко мне.
- Они знают своё место. Просто поднеси и они займут его. Как всегда.
Можно и дальше сидеть так, но это не ускорит моего освобождения. Первым я взял цельный браслет. Он тоже был тёплым, живым, но в отличии от предыдущего от него исходило спокойствие.
- Это на вторую руку, - подсказала Адари. Когда я поднёс браслет вплотную к левой руке, тот действительно разделился и змейкой скользнул мне на запястье. Тёплая волна прошла по моему телу, проникая в каждую клеточку.
Браслеты из пластин давали такие же ощущения, как и цельные. Оказалось, их надо было одевать на ноги. Никогда такого не делал раньше, но когда те устроились на место, то никакого дискомфорта я не испытал. Непривычно да, но... Было какое-то, «но», которое делало нахождение этих предметов там естественным. Короткая цепочка - вокруг шеи, а длинная... вокруг талии. И с каждой надетой вещью меня как бы омывало энергией. Сильней и сильней.
На кого же я похож в таком наряде? Сгореть можно со стыда. Весь в цацках. Девчонка да и только.
- Вот теперь ты похожа на Вальрису. Идём, посмотришь на себя, - Адари встала и протянула мне руку.
Пришлось позволить увлечь себя. А куда было деваться? Адари подвела к зеркалу. Я опять увидел себя в новом обличье. Симпатичная девчонка. В цепочках и браслетах на обнажённое тело... эротично. Это я почувствовал, когда внизу живота, между ног заныло, а грудь как-то странно налилась. Сам себя возбуждаю. Конец света.
- Нравится? - поинтересовалась Наставница.
Смотря как посмотреть. Если бы я оставался Валиком, то стоял бы раскрыв рот, а вот в своём новом обличье... ничего... смотрюсь неплохо. Тем более рядом стоит Адари. Я ей по крайней мере не уступаю.
- С возрождением, Вальриса.
Имя какое-то трудно воспринимаемое. И я должен его носить? Я привык к своему Валику или Валу. Пусть тогда будет просто Валь или Валя. Валентина. Так сказать женский вариант моего имени. И к тому же сокращение от этой Вальрисы.
- Не нравиться мне Вальриса.
- Но это твоё имя.
- Меня зовут Валентин, - возразил я. - Уж лучше будет Валь или Валя.
- Если тебе будет удобно, будем тебя называть Валя, - улыбнулась Адари.
- Мне действительно будет так удобней.
- Договорились. Я думаю, на сегодня хватит.
А как же обещанные чудеса?
- В таком виде?
- Но ведь ты можешь это сделать сама.
- Как?
- Отдай приказ атрибутам. Именно для этого ты их и одела. Сосредоточься на своих ощущениях, поищи в себе контакт. Ты не ошибёшься.
Час от часу не легче. Зажмуриваюсь и провожу ревизию своих чувств. Тепло, обнажённое тело, тяжесть груди, касание рук... Что-то ещё. Возле рук... на руке... браслет... живой. Откуда возникает понимание как нужно делать? То ли я схожу с ума и мне мерещится даже такое, что я не могу представить, или действительно работает эта самая Валь. Чтобы не опуститься самому в собственных глазах, примем последнюю гипотезу.
В темноте распахивается картинка - на багровом фоне мириады цветков. Живой цветочный ковёр, шевелится, живёт своей жизнью. Надо дотянуться до цветка, погладить его лепестки, отдать ему приказ. Тот качает своей головкой в ответ. Он мне ответил, и я понимаю этот ответ.
- Не хватает энергии, - говорю я вслух и смотрю удивлённо на Наставницу.
- Прошло много времени. Тебе надо открыть канал для подзарядки.
Я хотел спросить, как это сделать, но оказалось, что знаю ответ.
От такой перспективы действий я даже подался назад и упёрся в шкафчик.
- Я не могу.
- Почему? - удивилась Адари.
- Я не буду этого делать.
Кажется, она поняла мою реакцию, так как на её лице расплылась улыбка.
- Неужели стесняешься? - И хотя я не ответил, она знала, что это правда. - Но всё твоё могущество основано на сексе. Ты уже не сможешь жить без него. Для магии нужен оргазм, а сама магия увеличивает возбуждение, которое требует удовлетворения.
- Не-е-т, - пытался я не согласиться с этим.
- Ты должна восстановиться, научиться вновь управлять энергией. Открыть энергетический канал возможно только в момент оргазма. И ты будешь его открывать, в независимости хочешь ты этого или нет. Каждый раз, когда будешь испытывать оргазм. Это твоя сущность и часть твоего воспитания. - Голос Адари изменился, стал величавей и твёрже. - Я призываю данную мне власть, чтобы выполнить свои обязанности по отношению к тебе.
Слова Адари гремели в моей голове словно колокол. Наставница протянула руки и в тот же миг внутреннее сопротивление исчезло.
Оказалось, что кроме неприятия идеи заняться сейчас сексом, у меня есть желание узнать, как это происходит с женской стороны. И ещё был тот самый зуд, который требует удовлетворения. Я сегодня видел столько обнажённых женских тел, а ещё не удовлетворился.
- Идём, я дам тебе первый урок, - приказала Наставница. Она взяла меня за руку, и я послушно пошёл за ней.
Мы подошли к постели. Адари сложила подушки, усадила меня, так чтобы мог облокотиться на них. Свернула одеяло, положила его под вторую спинку кровати и села напротив меня.
- Надо научиться достигать удовлетворения самой, чтобы можно было это проделать в любой обстановке. Даже когда вокруг никого нет. Как это делается? Ты немного видела сегодня, когда подглядывала за мной. Но я тебе покажу ещё раз, а ты будешь повторять всё, что я делаю.
Мы подтянули ноги к себе, развели в стороны. В такой позе я ощущал себя выставленным на всеобщее обозрение. Странное ощущение, которое не присуще было мне. Как я мог чувствовать подобное, если никогда такого не было? Однако это меня возбуждало. Я это чувствовал. К тому же помогал вид Наставницы, делающей тоже самое напротив меня.


- У тебя всё хорошо получилось, - слышу голос Наставницы, но прерываться мне сейчас не хочется. - Ты открыла канал.
Проходит несколько минут. Никто не мешает мне. Я так и остаюсь в этом ненормальном подвешенном состоянии, когда не хочется ничего кроме расслабленности.
Рука Адари ложится на мою, словно пытается завершить удовольствие. И только сейчас я раскрываю глаза. Оказывается, я и не смотрел никуда, а погрузился сам в себя, когда ласкал своё тело.
- Надеюсь, тебе понравилось? - спрашивает она.
- Мне хорошо, - честно отвечаю я.
- Это всегда хорошо, - соглашается она. - Но надо и убирать после этого. Марш в ванну подмываться, - приказывает она и встаёт с постели. - Любая девушка должна быть чистой и опрятной, как перед, так и после секса.
Может это тоже часть воспитания, но это требования не вызывает у меня протеста. Я смотрю, как Наставница надевает свой халат, и покорно вылезаю из постели.
Адари провела меня в ванную комнату. Снять браслеты и цепочки оказалось невозможным. Их просто нельзя было расстегнуть, поскольку никаких застёжек не было, и выскользнуть из них не представилось возможности - они упирались в мои телеса. Пришлось забираться в душ вместе со всей этой амуницией.
Оказывается и «подмывание» имеет свои особенности. Я смыл с промежности свои выделения, помыл волосы и лобок. Струйки воды упругими иголками давили на мою кожу, щекотали волосики, массировали губки. При желании это и в самом деле возможно было использовать в качестве возбудителя. Струи создавали пульсирующее давление во множестве точек одновременно.
В мужском обличье мой орган не был столь чувствителен к таким возбуждениям. А женская сущность более чувствительна, что позволяет получать удовольствие даже от простого поглаживания. То же касается и груди. Мужчина практически не обращает внимания на свою грудь. Однако соски имеют повышенную чувствительность, но они сливаются с торсом. У женщины грудь выдается вперёд, привлекая всеобщее внимание. Её ласкаю взглядами, рукам, губами, языком. И чувствительность повышена. Это я испытал сам.
Да что со мной? Я что - опять хочу кончить в этом женском облике? Прямо в душе? Нимфоманка чёртова. Надо выбираться отсюда.
Выключил душ, обтёрся полотенцем. Оно было большое. Вспомнив кинематографические традиции всех женщин, обмотался им вокруг себя. Грудь оказалась прикрыта, а вот женская потаёнка, осталась снаружи. Надо будет взглянуть на себя в таком виде.
Наставницы не было поблизости, и я прошёл обратно в комнату. Как я и ожидал, вид у меня был весьма сексуальный - хоть сейчас иди сниматься в порнофильме.
- Ты уже? - вошла в комнату Адари. - Начинаешь осваиваться? Это хорошо. Вот твоя одежда.
Она положила на постель одежду, которая была на мне, когда я отправился в это путешествие. Но прежде чем я успел её взять, Наставница добавила.
- Нам надо сделать ещё одно маленькое дело. Подойди ко мне.
Что на этот раз? Продолжение вечеринки? Но в руках у Адари оказался простой матерчатый метр. Наставница раскрыла полотенце, вновь обнажив моё тело. Быстрыми точными движениями она стала измерять мои пропорции.
- Зачем это? - поинтересовался я.
- Достану тебе одежду. Будешь комфортней себя чувствовать и учиться всё это носить. - Она спрятала метр. - Вот и всё. Это твоя комната. Когда бы ты не пришла, всё здесь для тебя.
Такая постановка вопроса вызывала неприятные мысли.
- А это часто будет происходить?
- Ты имеешь ввиду трансформацию? Не знаю. Я с таким не сталкивалась. А в известных случаях хозяева уже умели контролировать эти процессы.
- Значит, это может произойти в любой момент?
- Может. Тогда ты приходи сюда и будешь здесь дома.
- Спасибо. Уж лучше не пользоваться таким моментом.
- Время нас рассудит. Есть хочешь? Что-нибудь выпьешь?
- Поздно уже. Надо возвращаться.
Наставница встала и направилась из комнаты.
- Скажешь, когда будешь уходить.
- Хорошо.
Оставшись один, я сконцентрировался, нашёл выход на атрибуты и отдал приказ. Моё тело начало меняться. Не было ни плохого, ни хорошего ощущения. Это было до жути непривычно, когда твоё тело шевелится само по себе. В движении была каждая частичка. Потом потемнело в глаза, и я полностью отключился от внешнего мира. В таком состоянии я был, наверное, пару секунд, потому что когда восприятие вернулось, то, как ни странно, я ещё стоял на ногах. Если бы процесс был долгим, тело просто свалилось бы на пол.
Теперь я был снова Валентином. Осмотр показал, что все мои особые приметы на месте. А вот атрибутом, которые носила Валь, что-то не наблюдалось. Даже странно - куда они могли подеваться? Если бы свалились при преображении, то должны быть на полу. Но кроме коврика, там ничего не было. Раз их нет на мне, то и ломать голову над их исчезновением не стоит. Я привычно натянул на себя одежду.
Кажется всё. Больше меня здесь ничего не удерживает. Пора уходить, и чем быстрее, тем лучше.
- Адари! - позвал я. Она появилась через несколько секунд. - Я ухожу.
- До свидания, Валь, - попрощалась Наставница со мной.
- Прощай, - пусть будет лучше так. Возвращаться сюда тем более в ближайшее время не было никакого желания. - Кстати, я не знаю, куда подевались все эти браслеты и цепочки, что были на мне. Их сейчас нет.
- Это атрибуты Вальрисы. Когда ты преображаешься, они тоже прячутся, но они постоянно с тобой. Они могут прятаться и по твоему приказу.
- Тогда я могу пользоваться ими и сейчас?
- Только будучи Вальрисой.
- Ну раз их нет - значит их нет.
Она проводила меня на выход. Ночной полумрак вновь окутал меня, когда я вышел из дома Сони-Адари. Преодолеть расстояние между нашими домами без особой спешки было легко и просто. Тихонько заходим внутрь, в свою комнату и в постель. Блаженная истома окутала моё тело. К лешему все эти преображения и трансформации, будем спать. Хорошо быть самим собой...
Интересно, а что там поделывает Валь...?

 

Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы
Назад Вперед


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.