Julijana.SU » Литература » Транс » Золушка для Принца


Информация к новости
  • Просмотров: 1 137
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 20-02-2021, 08:36
  • 0
20-02-2021, 08:36

Золушка для Принца

Категория: Транс / Принудительная феминизация

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы

 

Алиса Савко

 

Золушка для Принца

 

 

Вас когда-нибудь хватали посреди улицы и заталкивали в машину? Скажу, что это вызывает не очень приятные ощущения. Моментально теряешься от толчка незнакомца, пропадает ориентация, ощущение падения и паника. Паника, которая усиливается, когда осознаёшь, что именно произошло. А впереди неопределённость и неизвестность. Двое сильных, накаченных парней сдавливают тебя по бокам, машина мчится вперёд на большой скорости, лавируя в потоке автомобилей, чуть ли не каждую секунду грозя столкновением и чувство близости катастрофы.
- Вам известно о программе «Золушка для Принца»? - спросил мужчина сидевший впереди спокойным, равнодушным тоном. Он даже не обернулся к нам, будто здесь ничего не происходило. Ничего интересного для него. Видимо для него это было и так, но у меня...
Причём тут эта программа? Её придумали, с целью показать единение венценосной семьи с народом. Специальная программа выбирала претендентку из всего списка девушек страны. Девушка получала возможность провести месяц с Принцем в качестве Принцессы (то ли жены, то ли любовницы). Есть вероятность, что Принц проявит интерес и Золушка (то есть Процесса на месяц) станет его законной супругой.
Устоявшаяся традиция нашего времени. Слащавый марафон для любителей посплетничать на светские темы. Сказка о принце воплощалась в реальность. В любой момент за любой девушкой могли приехать и увезти в её мечту, то есть к Принцу. И только от неё зависело, как сказка будет развиваться далее. Ещё одна лотерея с единственным выигрышем на всех.
- Известно, - выдавил я из себя. Говорить нормально было несколько затруднительно. Плечи моих соседей были достаточно широкими, чтобы сдавить грудную клетку и лишить дара речи.
- Значит, нет необходимости объяснять, что это такое, - заметил мужчина, всё так же, не оборачиваясь к нам. - Комп выдал ваш код.
- Ну и что? - не понял я, что именно это означало.
- Это означат, что у нас много работы, - пояснил мужчина, сидевший спереди.
- Очень рад, если это вам приносит удовольствие.
- Отнюдь. Лучше было бы для всех, если бы работы у нас было поменьше. Подчищать и исправлять ошибки - дело хорошее, но надо избегать делать сами ошибки.
- Хотите сказать, что я ошибка?
Оказалось в машине можно вспотеть, сидя и ничего не делая. Холодная испарина чувствовалась на лбу.
- Ошибку допустили программисты и обслуживающий персонал. Кому-то захотелось побаловаться с оптимизацией совместимости и вероятностью беременности, но забыл вернуть условие «только женщины». В результате компьютер выдал ваш код.
- Но это не моя вина. Исправьте программу и перезапустите...
- Уже. Уже сделали. Но дело в том, что код уже зафиксирован. Через сутки он будет известен.
- Так объясните...
- Нельзя. Будет утрачено доверие к результатам программы. В том числе и к предыдущим. Если была зафиксирована одна ошибка, почему бы не быть и другой? Вы просто не представляете, что начнётся, если потерять доверие к социальным программам. Слишком сильно и плотно вошли они в нашу жизнь. Нам нужно исправить эту ошибку программы так, чтобы никто не догадался, что она вообще была.
- Пожалуйста. Но я тут при чём?
- Вам нужно решить, будете ли вы помогать нам исправлять ошибку, или же нет.
- С удовольствием помог бы, только не знаю как, - у меня даже нашлась смелость попытаться язвить.
- Принять участие в программе «Золушка для Принца».
Привыкая к стеснительным обстоятельствам в виде парней по бокам, я, кажется, начинал понимать, о чём собственно идёт речь.
- Но там требуются девушки, насколько мне известно.
- Правильно, - согласился мужчина.
- И, насколько мне известно, Принц не голу... простите, не увлекается мальчиками.
- Тоже верно.
- Значит... - логическая цепочка не находила решения, которое бы всех устраивало.
- Вы станете девушкой, - закончил мои построения мужчина.
Он заявил это так будничным, обыденным тоном, словно это происходит на каждом углу и не стоит вашего внимания. Однако меня вновь взяла оторопь от такого заявления. Что-то мне не хотелось менять пол.
- А другого пути исправить эту ошибку нет? - осторожно поинтересовался я.
Машина уже давно выехала из города. Вскоре должна начаться дорога перед разломом.
- Есть и другие варианты, - всё тем же спокойным равнодушным тоном ответил мужчина. - Например, объявить, что вы давно хотели стать женщиной, нашли средства и возможности и смогли поменять пол. Соответствующие документы пошли в базу данных, и поэтому компьютер включил вас в число претенденток на законных основаниях.
- Разве такое возможно? - удивился я. - Обычно делается имитация...
- Существует разработка. Новая. Секретная. Довольно успешная. Что-то связанное с наноботами. Начинаются клинические испытания. Вы будете одним из первопроходцев.
- Зачем такие сложности?
- Намного проще, чем искать другого кандидата, «подтереть» все базы данных и заставить ваших знакомых говорить, что вы были девочкой всегда.
В это время автомобиль остановился на одной из стоянок под отвесной стеной. С противоположной стороны открывался грандиозный вид на расположенную глубоко внизу местность. Не спорю, горный пейзаж красивый, но за эту красоту приходиться платить. Извилистые и опасные дороги часть этой цены.
- Но можно же найти подходящую девочку... Или парня... - возразил я.
- Можно, - наконец говоривший обернулся назад. - Но тогда вы становитесь «лишним».
Холод испарины на лбу напомнил о себе. Не надо быть вундеркиндом, чтобы понять смысл, вложенный в слово «лишний».
- И если я откажусь?.. - с замиранием сердца спросил я.
- Видите машину, которая стоит с краю. У неё отказали тормоза. А дорога здесь довольно опасная для подобных неисправностей. Автокатастрофа позволит избежать многих неприятностей и даст возможность задействовать запасной вариант. Будет даже немного проще, если кандидат погибнет. Можно запустить программу на вполне законных основаниях и сделать отбор кода уже с исправленным ПО.
- А...
Я только успел открыть рот, как мужчина бросил приказ:
- Помогите нашему гостю сесть за руль своего автомобиля.
Две горы мускулов зашевелились, массируя меня своими телами, открылись дверцы машины, прохладный горный воздух обдал лицо и сильные руки потянули меня из салона наружу.
- Согласен! - отчаяние само подсказывает ответы и выходы из затруднительных положений. Вид воображаемого падения, ощущение невесомости и приближающееся дно ущелья, вынудили сделать выбор. Единственный.
- Подпишите эти документы, - протянул мужчина стопку бумаг.
- Что это? - чисто рефлекторно поинтересовался я, всё ещё пребывая в нервном шоке, в то же время, понимая абсурдность своего вопроса.
- Согласие на участие в эксперименте, контракт на проведение операции, - перечислял мужчина, - заявка на изменение ваших данных, заключение психолога и так далее.
Подписывать было неудобно. Однако я сумел-таки оставить свою закорючку, именуемую подписью.
- Вот теперь вы действительно нам не нужны, - констатировал мужчина, забирая бумаги обратно. От этих слов у меня всё замерло внутри, а в теле появилось ощущение свободного полёта. - Поэтому в ваших же интересах, чтобы всё прошло благополучно.
- Я понял.
Страх отпустил. Я мог вновь чувствовать себя, свой вес, тело... и безысходность своего положения. Эти ребята умели заставить человека смотреть на мир с другой стороны. Кончиться ли это когда-то? И что теперь будет дальше?
- На базу, - бросил мужчина водителю. Автомобиль мягко тронулся и поехал обратно по направлению к городу.
Прошло определённое время, прежде чем я смог собраться с мыслями и начать думать. Сразу же всплыли подозрения. Если всё уже готово, соответствующие документы подписаны, не проще ли взять настоящую девочку и выдать её за меня? Зачем я им нужен? Судя по всему, новая методика гендерной операции не отработана и может дать сбой в любую минуту. В этом случае им опять придётся начинать всё сначала, задействовать второй, третий четвёртый или сколько их там у них есть варианты. Хотя их можно начать и сейчас. На случай моего провала или «выбрыка», чтобы задействовать и подключить к операции в любой момент.
- Можно вопрос? - набрался я смелости.
- Зачем вы нужны?
Кажется, он знал всё, что происходило со мной и во мне. Что же это за человек? У него всё под контролем. Ему известно кто и когда чихнёт.
- Да.
- Программа была правильной, за исключением одного условия. Судя по результатам анализа, если вы будете девушкой, то эффект должен быть достаточно хорошим.
- Но ведь... Программа-то рассчитывала моё поведение как парня, а не как девушки и не в случае переделки сознания действием сидящих по бокам сил.
- Никто вас ломать не будет. Вы останетесь таким как есть. Изменится ваше тело, физиология, а вот сознание переделать за столь короткое время нельзя. Поэтому и нужно ваше добровольное участие, хотя не исключены и запасные варианты.
- Понятно.
Понятно, что эксперимент будет проведён, хочу я того или нет.
- Врачи обещают быстрый переход. За несколько дней. Если вздумаете бежать, то вам это уже не поможет. Вернуться к прежнему состоянию не сможете. Однако у вас появится шанс на удачу в новом теле.
Ого. Вот это темпы... Хотя официально я стал женщиной ещё вчера. Так или иначе меня положат «под нож» сразу, а там... И какая же баба из меня получится? А бежать и в самом деле не имеет смысла. Всё равно ведь буду девка и на воле останется только ножки раздвигать, чтобы выжить. Вот же попал. Боже яви чудо, спаси меня.
Никакого чуда не произошло. Не доезжая города, машина свернула влево и поехала по извилистой дороге среди лесного массива на склоне горы.
Место куда мы прибыли, было обнесено двухметровым забором, системами сигнализации, видеонаблюдения и ребятами в униформе и с оружием. За забором вновь начинался лес, скрывавший от посторонних глаз целый посёлок. Одно- и двухэтажные дома, не возвышавшиеся над окружавшими их деревьями. Наверняка, никто ничего не сможет увидеть с дороги или же с периметра охраны. Разве что сверху, на вертолёте.
Машина остановилась, открылись дверцы, Прохладный, чистый воздух проник в салон, намекая, что пора выходить.
- Проводите в лабораторию. Пусть делают свои анализы, - распорядился мужчина. Меня вежливо сопроводили в здание, которое должно было быть лабораторией. Хоть внутри на входе оно и выглядело как обычный жилой дом, но неуловимый запах медицины и открывающийся вид стерильного помещения в глубине, давали понять, что здесь властвует медицина.
- Добрый день. Рад вас видеть, - вышел навстречу мужчина средних лет в неизменном белом халате.
- Не могу вам ответить взаимностью, - пробурчал я в ответ.
- Понимаю и не обижаюсь. Конечно, жаль, что вы принимаете участие в нашем эксперименте не совсем добровольно...
- Совсем не добровольно, - подтвердил я.
- Увы, - вздохнул обречённо доктор. - Мы, как и вы, не заинтересованы в таком подходе к делу, и находимся в ситуации, из которой только один путь...
- Вас тоже? - я скосил взгляд на сопровождающих ребят, давая понять, что на нас оказывают непосредственно давление.
- Существует множество путей заставить делать то, что ты не хочешь. Не обязательно это физическое воздействие... или угроза.
- Ясно, док. Сочувствую.
- Спасибо. Надеюсь, вы поможете нам, и мы сможем сотрудничать. Это даст более хороший результат.
- Хотелось бы надеяться, - вздохнул в свою очередь и я. Оказывается, этот мужчина стал не так уж неприятен, как показалось в начале. Он тоже был жертвой обстоятельств, что немного сближало нас.
- Садитесь в кресло, - пригласил он.
Началась обычная процедура взятие проб для анализа. Не так уж и долго и не так уж и больно. Просто неприятно, когда в тебя тычут и колют. Хорошо, что времени это занимало немного.
- Сегодня мы всё проверим, - сообщил он. - Завтра начнётся первый сеанс. Придётся форсировать режимы. Это несколько... скажем так - неприятно, но побочные эффекты устранимы.
В этот момент в комнату вошла девушка. Обтягивающее тёмное платье, туфельки на шпильках. Цок, цок, цок, стучали каблуки по полу. Грациозная походка. Она принесла с собой довольно объёмистый пакет.
- Можете идти, ребята. Дальше мы сами, - отпустила она моих старых знакомых. Те без единого слова покинули наше общество. Я с интересом наблюдал за этой незнакомкой.
- Меня зовут Катя, - представилась она, располагая пакет на столе. - Я ваш инструктор. Сейчас врач проколет вам уши. В один вставим штифт, а во второй закрепим пока наушник.
Ещё ничего не произошло, а мне уши прокалывать хотят. Нельзя было подождать до операции?
- Лежите спокойно, - придержал мою голову рукой врач. - Это не больно.
Не знаю, больно это или нет, но ощущения отнюдь не приятные. Чувствовать, как в тебя колют острым предметом...
- За вами будут постоянно наблюдать. Девочки из операторной через наушник будут подсказывать вам, как вести себя в той или иной ситуации, - говорила тем временем Катя. - Как сидеть, двигаться одеваться и прочее. В общем, мы будем вашим вторым я женского рода.
Тем временем в левое ухо влез наушник. Хоть и мелкий предмет, но к нему всё равно надо привыкать. Постоянное присутствие постороннего предмета раздражало.
- Раз, раз, раз, - вы меня слышите? - сразу зазвучало в ухе. - Если слышите, скажите «Наушник работает».
Круто взялись за меня. Обложили со всех сторон. Даже чихнуть нельзя самостоятельно. Продумали всё здесь до мелочей. И когда это они успели всё подготовить? Прошёл-то всего один день.
- Наушник работает, - сказал я, понимая, что всё равно надо было начинать сотрудничать. Мелкими пакостями сейчас не поможешь.
- Хорошо, - отметила Катя, - если захотите пообщаться с нами, скажите «Хоть бы кто поговорил со мной». Девочки откликнуться.
- Хоть бы кто поговорил со мной, - тут же повторил я, вкладывая несколько иной смысл в эту фразу. Было бы совсем неплохо излить сейчас кому-нибудь свою душу, мысли, настроение.
- Я слушаю, - сразу отозвался в наушнике девичий голос.
Вот как меняется жизнь. То меня окружали одни широкоплечие парни, а теперь я в центре внимания девушек.
- Привет, солнышко, - улыбнулся я, для невидимой собеседницы. - Как слышишь меня?
- Нормально, солнышко, - последовал ответ в игривом тоне, с которым до этого говорил я сам. Только вот обращение... не совсем ещё ко мне подходит. - Будь умничкой, слушай Катю.
Та, видимо уже догадалась, что произошло, и с улыбкой наблюдала за моей реакцией.
- С этого момента к тебе будут относиться только как к девушке. Твоё имя - Юля. Всё, что было раньше, остается в прошлом. Нужно как можно быстрее принять реальность и войти в неё.
Значит сразу «быка за рога». Дали бы хоть денёк походить в прежнем виде. Попрощаться с самим собой в «мужском роде». Не каждый же день меняется судьба из-за ошибки бездушной железки.
- Как насчёт прощального мальчишника? - поинтересовался я, представляя себе гулянку, полуобнажённых девочек, пиво, музыка, спиртное...
- Лучше устроим девичник, - вернула Катя предложение с толикой ехидства. - Вино, джакузи, мальчики. Обещаю - тебе понравиться.
При упоминании о мальчиках как партнёрах по вечеринке вызвало неприязнь к описываемой картинке. Однако сознание подсказывало, что слова Катерины вполне логичны, так как я буду выступать в роли девочки. Девочек тянет к мальчикам, точно так же как и мальчики хотят девочек.
- С девичником лучше подождём, - пришлось идти на попятную, так как та могла устроить это прямо сейчас. В качестве воспитательной работы, например.
- Хорошо, - согласилась девушка. - Начнём с простого. Халат и тапочки. Этого будет достаточно, пока не определимся с размерами твоего тела.
- Они не сильно изменяться, - вставил своё слово доктор.
- Может быть, для вас и не имеет значение даже минимальная разница в размере, а для нас она актуальна. Вам же нравиться смотреть на облегающую одежду, подчёркивающую девичью фигуру, а не на мешок на ней?
- Вам виднее, - ретировался мужчина. - Не буду мешать.
- Это было бы любезно с вашей стороны. Вы же знаете, что у нас мало времени, и вобрать всё то, что формируется за годы жизни, в течение одного месяца, практически невозможно.
А Катя в карман за словом не полезет. Дала отповедь врачу, осталось хозяйкой положения. Знали, кого назначить мне в учителя. Ей лучше под горячую руку не попадаться.
Мужчина обиделся. Видно было, как он нахохлился и отошёл в сторону. Мне тоже стало немного не по себе. За то, что надо терпеть такое самодурство.
- Я бы, пожалуй, мог бы походить до вечера и в том, что есть, - попробовал отвоевать немного себе время.
- Не стоит держаться за старое, Юля. - Удивительно как она быстро вернулась к мягкой манере разговора, будто и не было инцидента с врачом. - Зачем тебе эти призрачные надежды. Не надо растягивать процесс перестройки. От этого будет только хуже.
- Я бы лучше помучился, - буркнул в ответ всплывшую киношную фразу. - А если откажусь? - во мне проявилось чувство протеста.
- Это было бы глупо. Прекрасно ведь понимаешь, что найдутся способы воздействия. Начиная от замечаний через наушник и ребят из охраны. А есть и не очень приятные. Не хочется их применять. Я тоже подневольный человек, как и большинство здесь, но все мы делаем одно дело, поэтому стараемся достичь цели наиболее благоприятным путём. Хоть мы в самом начале и всё это кажется противоестественным, но вскоре станет вполне приемлемым и обыденным.
Теперь досталось и мне за моё упрямство. Можно быть уверенным, что способы воздействия у них найдутся. Не хотелось бы сегодня ложиться спать с переломанной рукой или поколотыми пальцами. Я не любитель острых ощущений, особенно если они впиваются в твоё же тело. Оставим путь мазохизма самому Мазоху.
С большим нежеланием, встал с кресла и начал раздеваться. С рубашкой проблем не было, а вот когда взялся расстёгивать ширинку на брюках, понял, что стесняюсь снимать их перед Катериной. Сказывалось привитое с детства воспитание.
- Может отвернёшься? - поинтересовался я у неё.
- Стесняешься? - переспросила девушка. - Надо стесняться не меня, а мужчин. Мы лучше попросим нашего доктора оставить девушек наедине. Надеюсь, он не сильно на нас обиделся.
Вот это поворот. Как раз перед Доктором мне было намного легче раздеться, чем под пристальным взглядом Кати. Но выставляли именно врача. Тот ушёл, даже не попрощался, и унёс с собой обиду на вздорную девчонку. А мне что делать? Отпраздновать расставание со своей непутевой жизнью и станцевать ламбаду?
- Хорошо, я отвернусь, - смилостивилась Катя, когда мы остались одни. Она отошла к противоположной стене и стала рассматривать находившиеся там приборы. Воспользовавшись моментом, я быстро снял штаны.
- Всё снимай, - раздался голос в наушнике.
Блин! Они за мной наблюдают! Совсем вылетело из головы. Хоть и не видно их, но ощущение, что за тобой подглядывают, не придаёт уверенности в себе.
- Не смотри, - бросил я своим соглядатаям.
- Больно надо. Я и побольше видела.
- Это ты с кем говоришь? - обернулась Катя, поняв, что мои слова относятся не к ней.
- Обложили, ироды, - почти шёпотом произнёс я ещё одну фразу из комедии. Теперь пришлось отвернуться мне от девушки.
- Там есть трусики. Можешь одеть их, если так стесняешься.
Кроме указанного предмета женского гардероба, там был ещё и лифчик с упругими чашечками.
- Это тоже хотите на меня нацепить? - с ноткой негодования спросил я, побыстрее натягивая трусы. По крайней мере, они были частью и моего гардероба.
- Бюстгальтер? - переспросила Катя.
- Он будет на мне как седло на корове.
- Сейчас не это главное. Необходимо, чтобы ты начала привыкать к нему и к тому, что у тебя есть грудь. Тебе придётся носить его, пока он не станет неотъемлемой часть твоей жизни.
- Мне вас сейчас послать или сами пойдёте? - обозлился я.
- Можете посылать, но одеть бюстик придётся, - осталась при своём Катерина.
Логическим решением было бы силовое развитие событий, но сомневаюсь, что я выиграю от этого что-нибудь кроме синяков и боли. Оно конечно прекрасно погибнуть как мужчина в бою с врагом... Однако для этого должна существовать далёкая цель, светлый идеал, для которого собственно и жертвуешь собой. Этого у меня сейчас не было.
- Чёрт с вами, - сдался я.
- Смотри, как это делается.
Катя завела лифчик вокруг тела, почти обняв меня, застегнула застёжку спереди, развернула, приподняла, помогла проскользнуть в бретельки, поправила чашечки. В результате на мне оказался и этот предмет женского нижнего белья, вызывая жуткий дискомфорт. Взгляд постоянно отдрейфовывал вниз, чтобы увидеть эти две новые выпуклости на груди. Те слова, которые вертелись у меня на языке по этому поводу, лучше вслух не произносить. Особенно при детях.
Белый шёлковый халат и тапочки на невысоком, но заметном каблуке закончили моё переодевание. Увидеть результат мне не хотелось. Это был абсурд, карикатура. Карикатура на всё: женщину, мужчину и на самого себя в том числе. Кто же захочет смотреть на своё унижение? Нет уж. Увольте.
Из лаборатории мы направились к месту проживания.
- Здесь мы будем жить, - объявила девушка.
Ну надо же, не комната, не квартира, а жилой домик, коттедж, вилла. Называйте, как хотите, суть, и убранство от этого не меняется. Двухэтажное строение, рассчитанное на то, чтобы в нём жить. Одному, семьёй, компанией.
- Мы? - удивился я.
- Ну да, - обернулась Катя. - Ты и я.
- Зачем?
- Расслабься и проходи, - улыбнулась девушка, увидев моё выражение лица. От напыщенности и официоза не осталось и следа. - Теперь мы две подружки и всё будем делать вдвоём. Ходячий пример для подражания, первопроходец, инструктор, помощница. Выбирай сама, что тебе больше нравиться.
- Не слишком ли много?
Катя открывалась с новой стороны. Сколько же ещё таких Кать спрятаны внутри этой девушки?
- Все можно свести к тому, что я подружка, у которой нет от тебя секретов. Буду делиться всем, что есть. И мальчиками тоже, - хихикнула она под конец.
- Вот этого не надо, - сразу попытался откреститься я от такого счастья.
- Надо, надо, - подхватила она меня под руку и повела в дом. - Конечно не сейчас. Однако запомни: мальчики дело стоящее, если их приучить к себе. Так что осматривайся, а я переоденусь, чтобы мы были в равных условиях. Или, может, ты хочешь посмотреть, как я это делаю? -прищурилась она с хитринкой во взгляде.
Не буду спорить, предложение было соблазнительным. Увидеть её фигуру, когда она переодевается. Но это было любопытство парня, каким я ещё был и, скорее всего, нарвусь на очередную лекцию или рассказ о мальчиках.
- Я лучше дом осмотрю.
- Давай, - согласилась девушка. - Я быстро. Не скучай подружка.
Каблучки застучали по пути к лестнице, ведущей на второй этаж. Наконец я остался один. Пусть даже и ненадолго. Первый опыт существования в качестве девушки показал, что я едва ли готов к этому. Все впечатления от моей новой роли были отрицательными, а положительного пока что не наблюдалось. Голые ноги, каблуки, идиотский лифчик, имитация груди... с ума сойти можно. Ходить на каблуках с голыми ногами то ещё удовольствие. Точно говорят- с этим надо родиться. Ума не приложу, как они собираются сделать из меня девочку? Хотя при желании всё можно перетерпеть и сделать.
Осмотреть до конца первый этаж я всё-таки не успел. На лестнице послышались шаги. Выйдя в холл, увидел, как Катя спускается вниз. Она действительно была одета точно так же как и я, то есть халатик и тапочки, но в отличие от меня смотрелись вполне гармонично и естественно. Женское на женщине всегда смотрится лучше, чем на таком олухе как я.
- Это конечно не выходной наряд, но другого у нас с тобой пока нет, - заметила Катя. - Пойдём знакомиться с остальными?
- В таком виде? - я даже испугался такой наглости.
- А что? Стесняешься? - с усмешкой спросила девушка.
- Конечно.
- Правильно делаешь. - Катя вновь предстала с новой стороны. - Я тоже стесняюсь, - доверительно зашептала она, - но хотя бы кушать-то нам нужно?
- Может быть на дом закажем? - попытался я отшутится.
- У тебя бюстик съехал. Ты следи за собой, а то с порой и не такое с нами случается.
Хоть это и было замечание и наставление, но прозвучало так буднично, словно мне подсказали о мелочи, как обычно делают друзья мимоходом. Я среагировал соответствующим образом, то есть стал поправлять свою «грудь». То, что за ней нужен глаз да глаз, убеждался на собственном опыте.
- Пока принесут, с голоду помрём, - продолжала тем временем Катя. - Ладно. Мы тогда всех прогоним и съедим всё сами, - решила она и направилась на выход. - Пошли, Юль, - позвала она, обернувшись к самой двери.
Таланты у Катерины были многогранны. Сейчас она смогла создать обстановку, когда показалось, что она, действительно, подружка. Я даже начал потихоньку расслабляться, привыкая к новой для себя обстановке. Возможно, этому поспособствовал и тот факт, что кроме Кати со мной больше никто не встречался и не общался. Будь здесь другие люди, я бы ощущал своё нелепое положение намного острее. Но обстановка была неизменна, а общество минимально представлено только Катей. Всё это становилось обыденностью, в которой ты живёшь и которую включаешь в круг своего сознания...
Городок выглядел пустынным, что было даже намного лучше для меня в данной ситуации. Небольшая столовая, накрытый столик для двоих... Нас ждали, готовили нам, но никто не встречался. Сейчас и здесь мы были вдвоём, если не считать тех девчат, которые общались со мной через наушник.
После обеда вернулись обратно в дом, где, наконец, я смог добраться до своей комнаты и кровати. Катерина поселилась по соседству. Её комната выглядела более обжитой. Наверное, благодаря тем почти незаметным мелочам, которые оставляешь у себя дома, дожидаться твоего возвращения.
- Вам пора пройти в лабораторию, - подсказали в наушнике.
- Идём, - отозвалась за нас двоих Катя.
На этот раз у медиков нас ожидала уже женщина. Врач-мужчина исчез вместе с остальными обитателями этой базы-посёлка.
- Мне нужна одна девушка, а не две, - приветствовала она нас своеобразной шуткой.
- Тогда я подожду своей очереди, - отшутилась Катя.
- Иди сюда, красавица, - обратилась женщина ко мне. - Раздевайся и стань в эту камеру.
А я только начал привыкать к своей новой одежде...
- Что там? - поинтересовался я, без всякого энтузиазма снимая халатик.
- Сканирование диаграмм тела. Нужна кривая темпа коррекции, - ответила врач и затем опять обратилась ко мне в своей манере грубой шутки. - Ты всё снимай. Трусы в другом месте скорректируют.
Врач попалась со своеобразным чувством юмора. Конечно же, это не искромётный, тонкий юмор, но если отбросить придирчивость, то вполне можно было и улыбнуться шутке. Тем более, женщина не сильно и сама обижалась на ответные «шутки». Катерину она ведь не отчитала.
Но наше дело маленькое: встал в ящик, и стоять там, пока яркие лучи сканера не проползут по телу.

- Теперь можно и начинать, - врач приготовила шприц пистолет. - Придётся немного потерпеть. Если хочешь покричать, то кричи, только, пожалуйста, не дёргайся.
Два укола укусили меня в районе паха. Оригинальное место для инъекции. Обычно используют руку или ягодицы... Впрочем, моим ягодицам тоже досталось по уколу.
- Можешь считать, что ты теперь настоящая девочка, - выдала своё резюме врач, - процесс пошёл и вряд ли его возможно остановить.
- А что это такое было? - поинтересовался я, растирая «укушенные» места. Те начинали зудеть. Тихо, монотонно. Терпеть можно и даже забыть, если отвлечься. Однако, если всё время думать о них...
- Первая партия наноботов, - пояснила женщина.
- Наноботы? Я уже не впервой раз слышал это слово.
- Очень, очень маленькие машины, механизмы, конструкции... В общем, искусственные соединения, работающие по определённой программе. В данном случае у них задача перестройки тканей первичных половых органов. Процесс тонкий, требующий особого внимания. А вот завтра начнётся настоящий кошмар.
- А можно не пугать?
- Не буду. Сама всё увидишь. У меня всё. Можете быть свободны.
Надел своё немногочисленное облачение. Мы вернулись обратно. День покатился с такой медленной скоростью, что впору было на пальму лезть, чтобы разнообразить времяпровождение. Ни тренировок, ни накачек, ни превращений... Впрочем, Катя постоянно следила и поправляла меня, внося свою лепту в мой неудачный день. «Сядь прямо, не сутулься...», «Ноги старайся держать вместе. Не стоит выставлять своё хозяйство всем напоказ. Ты ведь не в штанах сидишь. Впрочем, мужики и на штаны пялятся...». И при этом ещё умудрялось рассказывать между делом о предстоящих событиях: «Надо быть завтра готовыми...», «Начнётся основной курс...», «Нужно перестраиваться не только внешне, но и внутренне...»
Боже, как же женщины любят говорить. Неужели и я таким стану? Очень трудно в это поверить. Из меня слово клещами надо вытягивать. Я больше слушатель, чем болтун. Правда и у «слушателя» проявляется красноречие.
Время шло. Я начинал немного привыкать к своей роли и обстановке. Почти не замечал сбрую бюстгальтера, что на мне один лишь халатик не прикрывающий колени, тапочки на каблуке... Адаптация у человека развита очень сильно. Особенно, когда нет альтернативы.
В этом предвечернем ничегонеделании было время поразмышлять. Технология, с помощью которой меня собираются переделывать, была более-менее понятна. В общих чертах конечно. И если подумать, то ведь она по сути своей обратима. Из женщины можно опять сделать мужчину. А это даёт надежду, цель, ради которой можно и потерпеть. Маленький лучик света в конце моих приключений. Использовать тот самый приз, который выпадет после месячного пребывания в роли Принцессы. А ведь это может быть план: всё подготовить и купить себе операцию по возвращению к прежнему виду. Главное знать, где и как купить. А для этого есть все предпосылки и возможности, ведь авторы и исполнители процедуры гендерного изменения были рядом.
Это был компромисс с самим собой. Чтобы вернуться к самому себе, нужно было убедительно и качественно сыграть роль девочки. Отбыть и отработать с усердием положенный срок. Вот именно отработать. Надо относиться к этому как к работе. И тогда всё становится на свои места, выглядит логичным и спланированным. Ну, здравствуй, девочка по имени Юля. Добро пожаловать в новый дом.
Как ни договаривайся с самим собой вечером, а утром тянет вернуться к прежнему, размеренному, привычному образу жизни. Как же мне не хотелось вновь становиться Юлей.
Реальность возвращалась неотвратимо. В виде голоса в наушнике, чужой постели, незнакомой комнаты, отсутствующей одежды. И всё тот же непрекращающийся зуд в паху. Стало даже интересно, происходят ли какие-то изменения во мне. Врачи заверяют, что уже процесс начался, однако проверка показала, что практически ничего не заметно. Сам «первичный» орган на месте. На вид такой же, как и всегда. Линейкой я его не измерял, поэтому констатировать уменьшение или увеличение не могу. Правда мошонка немного подтянулась, расправила свои складочки.
- Сколько можно любоваться? - не отставал голос в наушнике. - Иди умываться.
- Иду, иду,- поворчал я, слезая с кровати.
- Халатик не забудь надеть.
Кроме водных процедур и нескольких упражнений, имитирующих зарядку, на мою долю больше ничего не выпало. Разве что чашечка кофе, который приготовила Катя.
- Головастики запретили кушать, - пояснила она, а затем подмигнула с хитринкой в глазах. - Мы с тобой потом наверстаем.
Тоже мне, заговорщица. От этого мне сытней не стало. Кажется, моё вчерашнее хмурое настроение осталось со мной и сегодня. Увы. Перспектив его улучшить я пока не видел.
В лаборатории уже вовсю шли работы. Целая бригада и мужчин и женщин сновали по помещению, разговаривали, настраивали приборы и аппаратуру.
- Семнадцать сантиметров это много, - послышался голос немолодого мужчины в белом лабораторном халате, который пытался донести свою мысль до своего оппонента с военной выправкой, которую не скрыла штатская одежда.
- Мне всё равно, док.
- Посмотрите сами, - на меня нацелился указующий перст. - Это 17 сантиметров костных образований, структуры скелета, живой ткани, органов. Это ВСЁ надо перестраивать.
- Вы специалист. Вам виднее.
- Как специалист я и говорю, что в такие сроки это сделать невозможно.
- Док, - примирительным тоном сказал военный в штатском. - У вас есть замечательная возможность это проверить. Не тратьте возможность и время. Наша пациентка здесь и пора нам всем заняться своими делами.
- Но позвольте, - не хотел сдаваться док, но военный его уже не слушал. Он повернулся к нам.
- Юля, Катя. Надеюсь, для вас это утро оказалось добрым.
Видимо, это было своеобразное приветствие.
- Здравствуйте, Игорь Петрович, - ответила Катя.
- Я, конечно, желаю вам и удачи и успехов, но боюсь, что это зависит не от вас. Наберитесь терпения и надежды.
Он ушёл из лаборатории без криков и оборачивания, без последнего взгляда, проверяющего всё ли в порядке. Он ушёл как человек, уверенный в своей команде и людях с которыми был вместе. Ушёл и всё. Человек, который хотел сделать дело и чтобы никто не пострадал от этого. Мне показалось, что он очень любит людей. Всех, а не только близких и родных. Ещё один человек не на своём месте. Или же...
- Начинаем сканирование, - скомандовал мужчина, разговаривавший с военным. Он хлопал громко в ладоши, привлекая тем самым внимание. - Инна Игоревна и Анатолий Николаевич готовят боты. Остальные на процессорную камеру.
Мне же отводилась роль подопытного кролика, вынужденного стойко сносить все «экзекуции» врачей. После сканирования, начался «обстрел» инъекциями. Буквально во все места, куда только можно было. Больно, обидно и противно.
- Вы уж извините молодой чело... э-э-э... юная леди, - говорил мне врач. - Сроки. Мы постараемся, как можно лучшее смягчить побочные эффекты, но я просто не знаю, что может произойти.
Уколы инъектора не позволяли уделить внимания услышанному. В голень, плечо, ягодицы, живот, плечо, бедро, предплечье, шея. Укусы сыпались, сыпались, сыпались, выискивая любое место, куда можно было прикоснуться.
- ...приходится вводить сразу весь комплект наноботов. Обычно всё происходит постепенно, с малыми дозами. Все инъекции расписаны по времени. Но простите меня, 17 сантиметров за три дня... Это просто неслыханно. Всё равно, что класть вас сразу под пресс...
- Ладно, док. Ай, - очередной укол только добавил болевых ощущений. - Делайте своё дело, а я попробую потерпеть.
- Мы вводим вам сразу и обезболивающее. Скоро станет легче.
- Спасибо.
Не стоит огорчать врача. Он-то не виноват. Виновата моя глупость, трусость и чёртова железяка под названием компьютер, умудрившийся выкинуть мой код.
- Всё, Семён Семёныч, - доложил один из врачей, обстреливавший меня уколами.
- Быстро в камеру, - распорядился мой «утешитель», - пока не началась реакция.
Камерой они называли большой бак, наполненный желеобразной массой, со спутанными гроздьями проводов и подмигивающими лампочками-светодиодами. И туда мне нужно было поместиться. С экипировкой в виде герметичной маски на лицо и датчику по всему телу.
- Заходите.
Желе оказалось достаточно тёплым и достаточно отвратительным в тактильном плане. Придётся опять бороться с самим собой, но меня подгоняли и понукали зуд и боли от бесчисленных уколов инъекторов. Казалось тело в огне и начинает само шевелиться. Желе смягчило, притушило это чувство и я, наконец, смог немного расслабиться, наслаждаясь относительной передышкой.
Сладковатый, эфирный запах окутал меня, прокрался внутрь, заставил закрыть глаза. Хотелось расслабиться, ни о чём не думать и спать... спать... спать...
Тело ныло. Движения отдавались болью и усталостью. Не было никакого желания вставать. Покой и спокойствие. Вот что нужно мне. Уют утробного существования. Свернуться калачиком и собрать себя по маленьким кусочкам.
- Вставайте. Вам нужно двигаться.
Сотни рук вытаскивали меня из укромного мирка.
- Под душ её.
- Оставьте меня в покое...
Говорить тоже не хотелось. Возвращаться в этот безумный мир? Зачем? Что он мне даст?
Кто-то накинул на плечи покрывало, чьи-то руки направляли в неизвестном направлении, заставляли передвигать гудящие ноги. Сколько же мешков я перетягал, что так себя чувствую? Холодные, ледяные струи обожгли лицо, голову тело.
- А-А-А!!! - инстинкт самосохранения заставил отскочить к стене кабинки, уйти от отрезвляющей воды.
- Спокойно. Уже тёплая, - Катя обмывала меня, смывая остатки желеобразного геля.
- Что со мной?
- Закончился сеанс акселерации, - пояснила девушка, затаскивая меня обратно под воду. - Сейчас помоешься и будешь свободна.
- Мне кажется или у меня голос изменился? - это было первое, на что я смог обратить внимание?
- И не только голос. Ты меняешься везде. Почти как в сказке. Волосы, соски, губы, шея, руки, ноги. Даже стала ниже.
- Пипец, - вырвалось у меня. Других слов для оценки не нашлось. Я растерянно смотрел на расплывшиеся соски, на чуть выдающуюся грудь, которую ещё можно было принять за перекаченные или же ожиревшие мышцы. Но соски!!! А мой орган?! Тот сократился почти вдвое, а под ним практически не видно мошонки. Так себе небольшая выпуклость.
- Девочки! Юле надо пройти сканирование, - послышался голос за стенкой кабинки.
Катя отключила воду, и начала меня вытирать. Осознать всё происходящее пока не удавалось. Только констатация факта. Ни радости, ни печали. Разум ещё не мог определиться, как к этому относиться. Он пока что боролся с вялостью, зудом и нытьём мышц. Мелькнула мысль, что завтра утром будет ещё хуже. Возможно, с кровати я встану только при помощи подъёмного крана. А сейчас...
Было не до красивой и привлекательной походки - дойти бы кое-как, стать в чёртов ящик и просветиться скользящими лучами. Этим головастикам, которые учёные, видите ли, нужны параметры моего тела после эксперимента. На чувства и состояние «кролика» им наплевать.
Я позволил Кате надеть на себя то немногое, что мне выделили. Тапки показались немного великоваты. Кажется, в прошлый раз ступня плотно входила внутрь, а теперь появилось свободное пространство.
- Держись за меня, - Катерина подхватила меня, подставила своё плечо, но остатки мужской гордости заставили отказаться от помощи девушки и идти самому. Лучше бы я этого не делал.
- Давай руку, Юлька, - потребовала Катя и сама подхватила мою руку. Впервые в жизни меня вели аки даму, только в провожатых была тоже девушка, а не парень.
Дома я сразу свалился на диван, распластав и руки и ноги.
- Подбери, - заметила это Катя. - Совсем стыд потеряла.
- У меня его ещё нет.
- Так учись, пока есть время.
- Мне плохо, - простонал я, давая понять, что не расположен выслушивать сейчас нотации.
- Не ной. Идём лучше обед готовить.
- Не могу.
- Всё ты можешь. Не притворяйся.
- Я палец себе отрежу.
- Ничего. Тебе здесь его сразу на место пришьют и сделают лучше прежнего.
- У тебя нет сердца, Катя, - но ноги всё-таки свёл вместе.
- Ладно, - смягчилась девушка, - телик пока посмотри.
Она включила телевизор и направилась на кухню. Я остался на диване без всякого желания ни двигаться, ни развлекаться, ни заниматься ещё чем-то. Телевизор, так телевизор. Экран засветился и ожил своими изображениями. Ничего интересного. А на других канал? Может быть, удастся поймать хороший фильм? Лёгким нажатием пальчика мы переключаем... Фильма не было, зато попались новости.
- ...Будем надеяться, что власти вовремя отреагируют по данному факту, - говорил диктор. Как обычно он сидел за столом в студии, а слева в кадре квадрат с изображение абриса по грудь и вопросительный знак в нём. - Всё больший интерес вызывает кандидатура незнакомки, которой выпала возможность провести месяц с наследным принцем Александром в рамках программы «Золушка для Принца». Кажется, эта история принимает детективный характер. Код кандидатки, подобранный компьютером, пока не могут до конца идентифицировать, как не могут найти и саму девушку. Это в свою очередь порождает множество предположений, начиная от сбоя программы и выбора несуществующего человека, вплоть до теории заговора некоторых влиятельных лиц, желающих породниться с венценосной семьей. Однако, на данный момент, самой вероятной причиной задержки идентификации кандидатки считается то, что некий Юрий Стропаков, давно мечтавший сменить пол, согласился пройти экспериментальный курс «лечения», вместо обычной гендерной операции. Курс оказался успешным, и уже новая девушка подала документы на официальную смену своего пола. Пока что не установлено, в какой именно клинике она находится Юлия для реабилитации после лечения. Будем надеяться, что девушка найдётся и сможет подтвердит свой код, а также развеять тот ореол таинственности, который стал создаваться вокруг неё.
- Ты становишься популярной, - донёсся голос Кати.
- Ну их в болото. Раздуют сенсацию из пустого места.
- Не такое уж ты пустое место...
- Давай лучше тебе помогу.
Пожалуй, только так можно было избавиться от этого идиотского разговора. Кроме того, было хоть какое-то дело в этом доме. Провести весь вечер у экрана и постоянно нарываться на новости о себе мне не хотелось. Лучше уж резать там чего-нибудь, помогая Кате.
Разве можно удержаться и не изучать себя, когда твоё тело меняется. Я не удержался. Закрывшись в ванной, разглядывал себя в зеркале. Отражение показывало всё ту же знакомую с детства фигуру оболтуса по имени Юра. Однако изменения всё-таки были. Едва уловимы в одном месте и довольно заметны в другом. Сколько не смотрел раньше на себя в зеркало, так и не запомнил всех деталей и нюансов своей фигуры. Теперь же трудно было понять, где и как произошли изменения. Они были. Я это чувствовал, хоть сознание упорно пыталось опровергнуть подозрения в этом.
Уверенно можно было сказать, что изменения заметны в волосах, груди и, конечно же, промежности. Так сказать основные половые отличия мальчиков и девочек. Если судить по размерам, то через два-три сеанса там будет всё как у девушек. Следует отметить, наука шагнула далеко. Скоро сможем менять внешность как перчатки.
Рассматривая себя, я лишь убедился, что единственным выходом будет повторить весь этот путь перерождения снова, но в обратную сторону. Пусть не такими темпами, но обязательно вернуться к своему прежнему естеству.
Цель определена, план формируется. Осталось дождаться, когда его можно будет реализовать.
На второй день предстояло пройти те же самые процедуры, что и вчера. Уже зная, чем это грозит и закончится, я спустился в камеру в объятия липкого, вязкого желе. Хорошо, что на этот раз не мучили уколами. К тому же я был уже морально готов к предстоящему. Прав был Френсис Бэкон: «Знание - сила», ибо знание есть главная составляющая нашей жизни.
И вновь усталость, ломота, ноющая боль. Вновь до дома добираюсь, чуть ли не на четвереньках, не в силах встать прямо. И блаженное бездействие на диванчике... пока Катерина не придумает очередное занятие для нас.
В этот раз изменения оказались значительно больше. Я был уже больше похож на девушку, нежели на парня. Это было удивительно. Волосы отросли чуть ли не до плеч. Грудь заметно выдаётся вперёд и заполняет чашечки лифа. Лицо стало более плавней, округлей, появилась талия, раздались бёдра, утончились ноги. То, что было между ног, трудно считать мужским достоинством. Небольшой отросточек, слегка выступающий из формирующихся губок. В общем девкой я стала.
Но ни радоваться, ни печалится, не было возможности. Камера вытягивала из меня последние силы. Только когда наступал вечер, я чувствовал себя более мене нормально. Это была гонка на выживание. Сколько я ещё продержусь так? Хоть бы скорее они закончили. Один, два сеанса? Помниться говорили, что им нужна неделя. До семи я точно не дотяну. Надо будет приглядеть ветку покрасивее.
Третий день можно было назвать день рождения Юлии. Из камеры вышла я уже девочкой. По крайней мере, мне так казалось.
- Мы завершили перестройку скелета, - сообщил Семён Семёныч. - Так что, Юля, вам больше не потребуется проходить через всё это.
- Слава богу, - ответил я, чувствуя в душе облегчение. Голос был высокий, девичий.
- Мы тоже рады, что ваши мучения закончились, - улыбнулся мужчина. - Но перестройка ещё не завершена.
- Опять? - испугался я.
- Что вы. Наноботы будут работать в обычном режиме, доделывая свою работу, согласно программе. Они приведут в порядок то, что внутри вас. Тогда вы сможете полностью насладиться вашим новым положением. Даже зачать и родить ребёнка.
- Я не тороплюсь, - отказался я от столь заманчивой перспективы.
- Я тоже. Но вам нужно будет потерпеть то небольшое беспокойство, которое причинят вам наноботы.
- После того, что я пережил («Пережила», - сразу же поправили меня)... Хорошо. Пережила. Пережила в этой камере, потерпеть зуд в левой пятке как-нибудь смогу.
- Хорошо, что вы сохраняете чувство юмора, - улыбнулся Семён Семёныч. - Обещаю, что левую пятку трогать не будем.
- Тогда в правой, - с искренней улыбкой ответил я ему.
Вердикт врачей о том, что основные преобразования закончились, позволил девчонкам наложить свои хитрые лапки на меня. Тотчас были произведены измерения тела с ног до головы, и начался процесс подбора одежды. Они настаивали, что мне нужен хотя бы один комплект, пока не закончится курс «лечения».
- Хватит шляться с голой попкой. Мы порядочные девушки, а не вертихвостки.
- Ой, ой. Можно подумать, - заявили из операторной через наушник.
- Цыц, Ленка.
- Молчу и читаю программу.
- Вот и читай, а не мешай нам.
- Это вы о чём, девочки? - поинтересовался я.
- О том, что секс в жизни женщины значит многое.
- Ну, это и так понятно.
- Поэтому и надо учиться одеваться, - вернула Катя разговор в прежнее русло. Началась лекция что, где, когда и как носить. Я всегда знал, что теория неразрывна с практикой и теперь ещё раз убедился, что теория без практики воспринимается не очень хорошо. Слова Катерины были для меня многоречивым монологом, а не практическим советом. К тому же вся эта теория построена на эмоциях и ощущениях. Так что для меня сейчас было проще ткнуть пальчиком в понравившийся рисунок и выслушать комментарий о пригодности и ценности своего выбора. Оставалось только проверить на практике. Однако практику пришлось отложить на следующий день, когда прибудет заказ. Так что выбор у меня был невелик. Сидеть, ждать и привыкать к новым формам своего тела.
Я старался не думать о том, что происходит. Своего рода защитная реакция. Реакция на происходящее, на изменения в теле, на изменения в стиле жизни, на изменения в отношениях. Тем более, что будущее уже проявило свои контуры. Оставалось дождаться и подогнать всё под задуманное.
Но не так-то легко избавится от мыслей. Я всю ночь ворочался в постели, никак не совладея со своими новыми формами и мыслями. То грудь мешает, лезет, куда не нужно, то волосы. Оказывается мало их получить, надо было учиться жить с ними в мире. Уснуть удалось только под утро. Провалиться с призрачный сон, не заметив перехода.
- Подъём!!! Пора красавица, проснись, открой, сомкнуты негой взоры.
В самый разгар сновидений ворвался голос Кати. Казалось, что я только пять секунд назад сомкнул глаза.
- М-м-м-м.
Это означало: «Я не хочу», «Идите вы все... подальше», «Вот блин», «Спать хочу». В подтверждение своих намерений потянул одеяло, чтобы укрыться с головой.
- Вставай, соня, - одеяло взбунтовалось и начало сползать само обратно. - Надо становиться нормальным человеком.
- Я ненормальный.
- Ты здоровая, симпатичная девка, - Катя решила, видимо, вытащить меня из постели любой ценой. - А красоту и здоровье надо уметь сохранять, и делать по утрам зарядку.
- Подождёт, - буркнул в ответ, пытаясь удержать последние капли сна.
- Никто ждать не будет. У нас первый светский выход в нашем маленьком обществе. К нему надо готовиться.
- Обойдутся.
- Юля!
Ну, разве от неё отделаешься? Пристала как банный лист.
- Одевайся, - достигла Катя своей цели, наблюдая, как я подымаюсь.
- Опять халат?
- Он тебе ещё не надоел?
- А что?
Это было нечто новое. В голове словно выключатель сработал. Сонливость мгновенно исчезла, оставив после себя лишь слабые следы, понукающие всё-таки вернуться в постель. Я взглянул на Катю.
- Держи, - на колени упала одежда. Трикотаж. Не очень много и не очень цветасто. - Жду тебя через две минуты на улице.
Разобраться с вещами было не так уж и трудно. Спортивного кроя трусики и майка, а под них, естественно, бюстгальтер и трусики. Я даже обрадовался, что есть теперь куда упрятать везде вылезающую, мешающую грудь. Бюстик теперь выглядел вполне логичной для меня вещью. Колебаний уже не было. За три дня привык как-то к этой детали туалета и почувствовал, как на этот раз чашечки наполнились и прижали мою грудь. Трусы на мне тоже приобрели вполне презентабельный вид. Не было привычной выпуклости, грозившей вывалиться в любую минуту из-под тонкой полоски ткани. Треугольнички ткани располагались точно там, где им и положено было быть.
Я вдруг начал понимать, что в сознании начинается перестройка. Там сейчас находились два набора данных. Один привычный к мужскому образу и пока что не желавший покидать меня. Второй же оперировал тем, что у меня было тело девушки, и к нему было логично всё, что являлось женским. Надеть шорты и майку не составило труда. Теперь всё было на месте, хоть ощущения всё ещё были непривычны. То что ткань пытается забиться между ног не вызывало восторга, но теперь от этого уже никуда не деться.
Возле кровати стояли кроссовки. Катерина не забыла про обувку. Боже, как давно я не носил нормальной обуви. Немного великоваты, но зато я вновь почувствовал себя нормальным человеком. Осталось разобраться с волосами. Взять резинку, стянуть сзади хвостик и можно направляться на выход.
- Побежали? - видно было, что Катя заждалась.
- Вперёд.
За время этой небольшой пробежки я пожалел, что бюстик был недостаточно тесным. Ощущение прыгающей груди во время бега только увеличивало моё уважение к этой части женского белья. Со стороны приятно смотреть на свободную или обнажённую грудь, а вот в быту оказывается куда лучше, чтобы она не болталась туда - сюда.
Душ освежил и меня и моё тело. Правда, никак не ожидал проблем с волосами. Когда у тебя короткая причёска, достаточно провести пару раз расчёской, чтобы навести порядок. Теперь, обладая гривой, которая покрывала и плечи, сразу встал вопрос их сушки и приведения в порядок. Пришлось осваивать фен и технику расчёсывания длинных волос. Не дай бог дать им перепутаться. Легче обрезать, чем раздирать эти переплетения. И больно и нервно.
- Не спеши, - помогала Катя справиться с причёской. - Осторожно. Начинай снизу. Постепенно поднимайся вверх, чтобы не образовывалось больших узлов, к которым нужно прикладывать силу.
Массажная щётка скользила по волосам. После душа, мы обе вновь одели халатики. Теперь и на мне он выглядел довольно симпатично.
- Волосы это достояние девушки, - говорила Катя. - Не зря же говорят «Коса - девичья краса». Поэтому о ней надо заботиться и обходиться нежно.
- Лучше сразу повесится на этой косе, - высказал я своё отношение к этой проблеме.
- Точно, - согласились через наушник.
- Что вы понимаете в колбасных обрезках, - упрекнула Катя.
В это время раздался звонок. Здесь. Сейчас. В этом доме. Это было неожиданно.
- Наконец! - обрадовалась Катерина и побежала открывать дверь. Можно было конечно продолжать заниматься причёской, но мне было любопытно, что происходит внизу. Оказывается, и здесь могут приходить в гости. Отложив щётку, осторожно пробрался по коридору к лестнице ведущей вниз.
- Вы должны были принести это вчера, - доносился голос Катерины. - Это возмутительная халатность. Мы вынуждены ждать, когда ваша милость соизволит выполнить свои обязанности.
- Это не я... - прозвучал в ответ оправдывающийся голос молодого парня. Видать, Катя здорового его «прижала». - Это они.
- Мне всё равно: вы или они. Вещи должны были быть ещё вчера. И если вам сказали их принести, то вы должны были их заставить выполнить свои обязательства.
- Но мэм...
- Ничего не хочу слышать. Убирайтесь отсюда. Видеть вас не хочу.
Хлопнула входная дверь. Парень, надо полагать, поспешил выполнить приказ и покинул наше общество. Я начал спускаться вниз. Катя стояла возле столика, на котором расположила пакеты и коробку.
- Зря ты его, - попыталась я защитить парня и успокоить девушку.
- Ничего не зря, - она ещё не растеряла свой боевой пыл. - Нечего потакать таким проколам. Мы тут голяком сидим, а он там прохлаждается.
- У них там задержка была, - подали голос и девчата из операторной.
- Кто там его защищает?
- Лучше распаковывай, - выпад Кати остался без внимания. - Хочется посмотреть, что принесли.
- Доберусь я до вас, девки, - пообещала Катя, начиная открывать пакеты. - Платья, туфельки, комплект, пояс, чулки... - перечисляла она покупки.
- Лучше колготки, - заметили из операторной.
- Колготки для дур, - авторитетно заявила Катерина.
- Ничего подобного, - запротестовали там. - Очень удобно.
- Ага. Особенно когда надо быстро снять. Порвала и выкинула.
- Что за спешка? Зачем снимать за секунду?
- К тому же выглядят они не очень сексапильно.
- У тебя только секс на уме, Катька.
- Правильно. Это основная потребность для женщины.
- Секс? - уточнил я.
- Секс это очень приятное приложение.
- Не спорю, что приятное. Но зацикливаться на мужчинах... - сомневались в операторной.
- А что ты хочешь? Это главная наша цель.
- Почему главная? А работа, а общение?
- Ты собираешься замуж за работу? Или рожать от неё?
- Не утрируй.
- Больно нужно.
- Сейчас равноправие.
- Его никогда не было и не будет.
- Ты мазохистка?
- Доберусь до тебя, стану садисткой.
В наушниках послышалось хихиканье. Пока шёл этот разговор, Катя успела вытащить и разложить все вещи на столике и диване. Было ясно, что это мой новый наряд. В нём преобладал красный цвет. Глядя на эту выставку, я опять ощутил двойственное отношение к происходящему. С одной стороны никак не мог принять, что это всё должно быть на мне, с другой стороны... было естественно и логично, чтобы он был на мне. Я осознавал, что должен это сделать, одеться. Чем дольше я глядел на всё это, то меньше ощущались протестные чувства. Они гасились в сознании необходимостью. Сказать, что мне было бы приятно надеть новую одежду девушки, было бы неправдой. Просто не было сопротивления. Надо так надо. С помощью Кати стала одеваться. А разговор продолжался своим чередом.
- Если мне удобно и хорошо, то почему мне нельзя носить это?
- Ну и ходи серенькой мышкой.
- Не обязательно быть серенькой. Мне приятно быть красивой.
- Красивой для кого? Понятие красота - относительно.
- Красота абсолютна.
- Это утверждают те, кто не понимает о чём говорит.
- В смысле?
- Абстрактное понятие. Под ним, как правило, скрывается куча других понятий, о которых умалчивают. Поэтому, когда ты не знаешь об этих понятиях, то вкладываешь совсем другой смысл в абстракцию. В результате вы говорите одними и теми же словами о разном.
- Я знаю, что ты психолог. Но это не даёт тебе право ругаться налево и направо.
- Темнота. «Лета не знаете», - усмехнулась Катерина.
- Вот и расскажи. Подоступней, - продолжали настаивать в операторной.
- Для тебя жаба - уродина?
- Фи. Нашла образец красоты.
- А для жабы - уродина ты. Идеал красоты и привлекательности для жабы - его подруга. Тоже, между прочим, жаба и как ты дала понять отнюдь не красавица для тебя.
- Но я красива и не жаба.
- Правильно. Но опять-таки ответь: красива для кого?
- Для всех, для себя...
- В наше время уже разделяют эти понятия.
- Как так?
К этому моменту меня уже сумели облачить в нижнее бельё и приступили к процедуре одевания чулок.
- Да вон посмотри хоть на наших законодателей моды. Им нужны всё более и более стройные модели. Скоро на них смотреть тошно будет. Не будь им нужно обращать внимание на нас, давно бы начали ценить пупырышек на ушке, а не то, что у нас между ножек.
Последнее замечание вызвало смешок в наушнике. Я же наблюдал, как полупрозрачная ткань окутывает ногу, забираясь всё выше и выше. Вид, конечно, потрясающий, правда, ощущения не совсем привычные.
- Но всё равно красиво, - последовало тем временем возражение.
- Красивой для кого? Зачем тебе быть красивой?
- Ну-у... чтобы быть красивой.
- И привлекать внимание, - закончила мысль Катя.
- Не без этого, конечно.
- Скорее это на первом плане. Ты просто этого не замечаешь.
- Не скажи...
- А вот скажу. Быть красивой, значит выделяться, быть первой, привлечь внимание. А чьё внимание мы привлекаем?
- Опять ты к мальчикам. Может быть, я для девочек хочу быть красивой.
- Но всё равно для своего партнёра.
Настала очередь надеть пояс и пристегнуть чулки. Видок тот ещё... чисто женский.
- Да ну тебя.
- Запомни, Юля, - обратилась уже непосредственно ко мне Катя. - Женщинам нужно чтобы нас обожали, поставили на пьедестал и качественно имели (трахали).
- Ну, ну. Философия самки, - поступил комментарий из операторной.
- Правильно, - согласилась Катерина, помогая одеть платье. - За это мы будем сгорать от счастья, раздвигать ножки, пищать от радости, рожать и нянчить детей. Это базовый инстинкт, от которого никуда не денешься. Ну вот. Нашему полку прибыло. - Она отступила назад, рассматривая творение своих рук, то есть меня.
- Юлька... Прелесть, - выдохнули в наушник.
Волна довольства окатила меня. Щёчки запылали, глазки опустились. Я знал, что теперь всё на месте: и бельё, и платье, и чулки. Все они были одеты на тело девушки и смотрелись очень хорошо. Я не видел всей картины, но чувствовал, как ткань обтягивает тело, повторяя и подчеркивая изгибы и выпуклости. Поэтому то, что мой вид оценён со стороны позитивно, было приятно.
- Я хочу тебя поцеловать, - вновь ожил наушник.
- Уймись, лесбиянка, - бросила Катя. Она смотрела на меня, на мою фигуру, на одежду. Смотрела и улыбалась от удовольствия.
- Я не лесбиянка.
- Всё равно уймись. Юль, ты уверена, что хочешь одеть именно эти туфли?
Ещё вчера, обговаривая мой первый наряд, я выбрал пятисантиметровый каблук. Катя уговаривала начать с более низкого, но если начинать ходить, то лучше сразу. На то что бы идти по всем ступенькам времени не было. Зато каблук был достаточно широким. На шпильках бы я точно буду падать через каждый шаг.
- Вот сейчас и посмотрим, - я сел на диван и взял красные, под цвет платья туфли.
- Смотри. Это тебе с синяками потом ходить.
- Ты меня подстрахуешь.
- Куда я денусь. Только вот вечно за ручку водить не буду. И всё равно нет гарантий, что ногу не подвернёшь или не сломаешь.
- Не каркай.
Вот не думал увидеть на своей ноге женскую туфельку. Однако, что ещё можно было обуть сейчас? Не армейские же сапоги. Плотно облегают ступню, выгибают её. Катя подала руку, и я встал в первый раз в жизни на каблуки. Такое ощущение, что стоишь на коньках. Ноги дрожат, пытаются найти равновесие, баланс. Надо успокоиться. Всё нормально. Стоим. Теперь сделать шаг, почувствовать устойчивость, найти опору.
Сопровождаемый Катей, прошёл несколько шагов. На удивление больших проблем не было. Широкий каблук позволял держать ступню прямо, без особого напряжения.
- Медаль «За Отвагу», - наградили меня из операторной.
- Розгами за дурость, - возразила Катерина.
- Всё нормально, девочки. Стою.
- Ладно. Присмотри за ней, Танька. Пойду, оденусь. - Недоверчиво озираясь, Катерина направилась наверх. Она опасалась, что я обязательно упаду.
- Я и так за ней всё время смотрю.
- И не целуйтесь без меня, - она быстро поднялась по ступенькам под аккомпанемент нашего хихиканья.
Не дожидаясь Кати, стал прогуливаться по комнате. Для того чтобы привыкнуть к новой обуви и походке, нужна была практика.
- Юлька, сядь, - потребовала Таня.
- Надо учиться, - возразил я.
- Вот неугомонная, - вставила своё слово Катя.
- Нас из-за тебя повесят.
- Ваши шейки не созданы для петли, - отшутился я.
- Обязательно надеру задницу, - пообещала Катерина.
- А ещё меня лесбиянкой называла, - заметила Татьяна.
Катя вернулась в голубом платье. Выглядело симпатично. Теперь мы составили цветную парочку.
- Пойдём, экстрималка, - направилась она к дверям.
- Сначала в лабораторию, затем в салон, - напомнила Таня.
- Знаю, - ответила Катя.
- В лабораторию можно было и не одеваться, - заикнулся я.
- Ничего. Практика не помешает.
Я теперь понял, почему девочки гуляют медленно и постоянно отстают. На каблуках по-другому невозможно. Зато практики теперь у меня было выше крыши. Единственное беспокоит то, что ноги постоянно в напряжении. Быстро устанут.
- Рада, рада видеть вас девочки, - встретила нас женщина в лаборатории. - Даже не соображу сразу, кто из вас мне нужен.
Чёрт. Меня опять залила краска довольства. Не подозревал, что комплименты так сильно могут действовать.
- Вот наша красавица, - подтолкнула меня Катя.
- Что ж, раздевайся. Посмотрим, какая из тебя получилась девушка.
Процедура снятия одежды оказалось не меньше сложной задачей, чем и одевание. Возможно, со временем всё встанет на свои места, но сейчас я ещё путаюсь и не знаю, как это лучше и аккуратней сделать. Несколько метров босиком, после того как ты погулял на каблуках, вызвали нереальные ощущения. Неужели так быстро привыкаешь?
Сканирование прошло как обычно. Лучи пробежали по моему телу. Я уже хотел одеваться, но женщина попросила сесть в кресло. Бр-р-р-р. Это было гинекологическое кресло.
- Э-э-э... - замялся я.
- Садись, садись. Обычная процедура для девушки.
Вот не думал, не гадал, что попаду в такую переделку. А ведь следовало ожидать нечто подобное. Пришлось устраиваться своей голой попкой на дамском сидении.
- Укладывай ножки. Тут все свои.
- На подставки, - подсказала Танька.
Это мы и сами знаем. Вернее догадываемся. А вот то, что сидеть враскорячку и светить своим интимом всем в глаза... занятие не совсем весёлое. Стыд и срам. Видеть, как у тебя между ног устраиваться чья-то голова, и тебя, раскоряченную, начинают ощупывать пальцами...
- Внешне всё нормально, - констатировала врач. - Посмотрим, что у нас внутри.
- А, - дёрнулся я, чувствуя, как пальцы пытаются проникнуть внутрь.
- Сиди спокойно. Надо проверить, развитие внутренних органов.
Я этого не переживу. Закрыл глаза, откинулся на подголовник, собрался, напрягся, готовясь к наихудшему. Пальцы врача опять коснулись интима, раздвинули губки. Что-то узкое, холодное, твёрдое проскользнуло внутрь.
- Ай, - мышцы рефлекторно сжались ещё сильнее, не пуская непрошеного «гостя». Я и не знал, что способен на такое.
- Расслабься, - скорее приказала, нежели посоветовала женщина. - Первая реакция прошла, - прокомментировала она, продолжая вводить в меня нечто. Оно извивалось, крутилось, вызывало непроизвольные спазмы. Наконец удалилось.
- Можешь одеваться, - отпустила она меня.
- Всё нормально? - поинтересовалась Катя. Будем надеяться, что не только из приличия.
- Вполне. Однако совать туда разные штучки-дрючки и лазить пальчиками пока рановато.
Столь откровенный намёк на столь откровенные деяния вновь ввергли меня в краску. И заставили задуматься о том, что туда действительно совать и лазить.
По дороге в «салон», я не вытерпел и поинтересовался.
- У нас будут штучки-дрючки?
- А ты собралась в ладушки с принцем играть? - ответила вопросом на вопрос Катя.
Это заставило задуматься над тем, что действительно меня ещё ждёт впереди. Семь дней, вечеров, сеансов Принц обязан провести с Принцессой. И как заметила Катя, не в ладушки они будут играть. Совсем наоборот. Обычно всё укладывалось в первую неделю. Почему? Не знаю. Принц так хотел. Может быть, у него тоже месячный цикл?
Я представил себе, как он укладывает меня на постель, разводит ноги. Фу, какая бяка. Да ну её в болото. Но ведь это будет. Чёрт. Я не готов к такому повороту.
Все эти мечтания прекратились с прибытием в «салон». Так здесь называли домик, в котором действительно устроили нечто подобное на салон красоты. Зачем он здесь? Меня лучше не спрашивать. Впрочем, меня не спрашивали и здесь. Усадили в кресло и начали колдовать над волосами. И мочили, и сушили, и расчёсывали, и подстригали, и завивали, и лакировали. Проще говоря, мучили, как хотели. Казалось, там сейчас окажется нечто наподобие большого взрыва от атомной бомбы. Однако то, что получилось в результате всех этих манипуляций, оказалось довольно симпатичным. Роскошная волна каштановых волос с блёстками, объёмом, движением. Я уже превратилась не просто в девушку, а в настоящую красавицу или скорее даже Леди. А говорили, что чудес на свете нет. Врут нагло.
Второе чудо произошло у визажиста. На этот раз преобразилось моё лицо. Я увидел, как меняюсь, по мере нанесения макияжа. Не буду спорить - красиво. Но говорят, красота требует жертв. Они забывают добавить: боли и терпения.
- Скажи спасибо, что не делаем депиляцию, - заметила Катя. - У тебя и так всё лишнее удалилось.
Было ощущение, что меня и в самом деле «отштукатурили». Такое обилие краско-смазочных материалов на лице вызывало опасение за моё здоровье как физиологическое, так и психологическое. Но всё это стоило терпеть ради результата. Отражение в зеркале выглядело вполне привлекательно.
- Маникюр, - скомандовала Катерина и мои руками занялись специалисты. Вскоре все пальчики были отмечены яркими метками лака.
На мне применили практически все приёмы наведения красоты. Разве что педикюр не делали. Но в результате выглядел я на все сто процентов. Правильнее сказать - выглядела. С такой внешностью трудно было не согласиться, что я девушка. В качестве подтверждения, вручили комплект косметики, который подобрали именно для меня.
На обратном пути, обратил внимание, что городок начал «оживать». Появились люди. Они занимались своими делами, не обращая внимания на нас. Но уже сам факт, что я появилась в таком виде на улице уже, многое значил. Одно дело, когда ты сам и можешь позволить себе любые вольности, другое дело, когда на тебя смотрят со стороны. Это заставляет собраться и соблюдать хотя бы элементарные правила приличия. А с последними у меня были проблемы. Правила приличия для парней отличаются от правил приличия для девушек. Кажется, Катерина была права - равенство между мужчиной и женщиной никогда не будет.
Обед на этот раз проходил не в гордом одиночестве.
- Привыкай, Юля быть на виду.
- Это понятно, но как-то стеснительно.
- А чего тут стесняться?
- Кажется, что каждый смотрит и знает, кто я. Встанет и кричать будет.
- Знать, знают, а вот кричать никто не будет. Им тогда мало не покажется. Так что успокойся, а то весь макияж испортишь.
Как много условностей. Как много специфики. Хочу обратно!!! Туда, где всё понятно и правильно.
После обеда Катя повела меня к коменданту. Им оказался тот самый военный в гражданском, который разговаривал в самом начале с руководителем проекта.
- Добрый день, - встретил он нас и пригласил присесть, указывая на стулья. - Как вижу, дело продвигается весьма успешно.
- Спасибо. Даже лучше чем ожидали, - сообщила Катя.
- Это хорошо. Вы слышали, какая начинается шумиха вокруг Юли?
- Страсти накаляются, - ушла от прямого ответа Катерина.
- Нужно как можно скорее пройти идентификацию.
- А десять дней?
- Такими темпами вряд ли мы дотянем до десяти дней. Обязательно что-то произойдёт. Нам остается работать на упреждение. Когда вы сможете выйти к людям?
- Юля ещё не научилась даже ходить, как следует. Минимум дня через два-три. К тому же курс преобразования ещё не окончен.
- Но через три дня сможете пройти идентификацию? Семь это не десять.
- Если там не надо будет танцевать, - набралась смелости я вмешаться в разговор и напомнить, что всё-таки нахожусь здесь.
- Выйти, приложить ладошку и говорить всем только два слова - «Без комментариев». Было бы лучше, если говорить будете с улыбкой.
- Звучит не очень сложно.
- Но там будет куча репортёров и прочей братии.
- Мы попытаемся.
Не знаю, почему было у меня чувство, что я должен сделать это. Может быть, потому что должен?
- Хорошо, девочки. Я надеюсь на вас. Врачи уверяют, что внешность уже не изменится. Нужно будет сходить к фотографу...
- Не рано ли? - засомневалась Катерина.
- Желательно, - подчеркнул комендант. - Нам нужно несколько хороших, качественных фотографий.
- Здесь это можно сделать и сейчас, - Катя словно обдумывала варианты решения проблемы.
- Не хочу возить сюда лишних людей. Есть проверенная фотостудия. Вполне надёжная.
- Я решительно против выезда сегодня, - в голосе «подружки» прозвучали категорические нотки.
- Ясно, - обречённо вздохнул мужчина. Мне было откровенно его жаль.
- Может быть, завтра? - попыталась я помочь ему, подавшись импульсу, внезапному желанию.
- Что вы на это скажите? - сразу ухватился за эту идею комендант.
- Хорошо. Можно провести шоковый сеанс. Посмотрим, как поведёт себя Юля. Сходит на студию, пройдёмся по магазинам.
- По магазинам? - не пропустил оговорку мужчина. - Я против.
- Тогда не стоит и затевать это, - жёстко ответила Катя.
- Ты режешь меня без ножа. Как я организую охрану в ваших магазинах?
- Как все, - возразила она.
- Вы же сразу засветитесь.
- Зато будет хорошая подготовка к выходу на публику.
Наступила пауза. У каждого в этом разговоре были свои аргументы, и теперь они обдумывали последствия их применения.
- Чёрт с вами, - решился комендант. - Но если что...
- То сразу, - подхватила Катя. - В машину и на базу.
- Идите с глаз долой. Не вводите меня в искушение.
Меня всё больше втягивало в водоворот нового существования. Большие нагрузки и на тело и на психику. Они приучали к теперешнему положению, давали возможность быстрее адаптироваться. Через три дня закончится курс «лечения» а затем...
- Можно заглянуть к руководителю проекта? - спросила я Катю, когда мы возвращались обратно от коменданта.
- К какому руководителю? - не поняла та моего вопроса.
- Эксперимента. Врачу, - попробовал я объяснить свою мысль двумя словами.
- К Кудряшёву? - догадалась Катя. - Зачем тебе?
- Хочу поговорить.
Заканчивая фразу, уже понял, как всё это звучит со стороны. Детская попытка схитрить, добиться своего. Ни логики, ни прикрытия. Каприз.
- Темнишь, подружка, - похоже, она начала подозревать.
- Всё у тебя на виду, - ещё одна глупая попытка исправить положение. Вот блин. Когда я научусь нормально говорить. Мне-то нужно было просто узнать, как и где их найти после всей этой катавасии с принцем. Обсуждать и договариваться сейчас ещё не имело смысла.
Мы прошли ещё с десяток метров без слов.
- А ты хитрюжка, Юля, - вдруг улыбнулась Катя. - Ты же понимаешь, что тебе всё равно придётся пройти через всё это?
- Я не отказываюсь.
- Но особой заинтересованности нет, - закончила она фразу своим умозаключением.
- Скажем так: это не цель моего существования.
- Но ты хорошо адаптируешься.
А куда мне деваться? У меня есть выбор? Передо мной открыты все двери и расходится множество дорог?
- Что должно быть, того не миновать. Тем более что от этого зависит моя дальнейшая судьба.
Ну да. Где мне взять ещё средства на то, чтобы провести операцию. Заработать своим нынешним положением. Чем лучше сделаю, тем больше шансов получить награду.
- Ах, вот как, - схватывала Катерина всё на лету. - То есть ты всё-таки заинтересованная сторона.
- Похоже, что так.
- Это даже радует. Не ожидала такого сильного стимула.
- Это вы о чём? - послышался любопытствующий голос из операторной.
- Дайте посекретничать, - отмахнулась Катя.
- Я тоже хочу. Всё равно слежу за вами и слушаю.
- Можешь отключиться на пару минут.
- Дудки.
- Тогда помрёшь от любопытства.
- Это не честно.
- Не стоит к нему идти, - решила Катя. - Мы потом поговорим.
- На самом интересном месте, - затянули в операторной.
Остаток дня был посвящён чисто женским делам. Катя, видимо хотела не дать мне возможности чувствовать себя по-другому. Окунуть с головой в заботы, создать условия, когда ничего другого не остаётся, только быть девушкой. Одежда, ходьба, макияж. Всё то, что является повседневностью любой женщины. То, что я должна буду делать сама.
Вечерний медосмотр прошёл без эксцессов. Я даже не дёргалась, когда меня исследовали внутри. Катерина в свою очередь удостоверилась у врача, об изменениях в моих размерах. Чисто практический вопрос, касавшийся моего внешнего вида.
Оказалось, что основная часть процесса преобразования уже пройдена. Набирают форму лишь попка и грудь. Но и здесь изменения идут по убывающей. Таким образом, драгоценные сантиметры практически не изменятся. Основная проблема на данный момент - внутри моего женского естества. Осталось пару дней. Боты выполнять свою работу и остановятся. Процесс трансформации завершится. Останется один контрольный день, когда врачи убедятся, что со мной всё в порядке. Курс «лечения» окончится. А сейчас я вполне здоровая и крепкая девка...
- Завтра тебя и приоденем, - вынесла свой вердикт Катерина.
Кажется, я действительно быстро адаптируюсь. Сегодня целый день проходила в образе Юли. Это касается и внешнего вида и внутреннего настроя. Не стесняюсь предстать в таком виде перед людьми, привыкаю, что меня воспринимают как девушку. Даже себя начинаю называть «она».
Раздеваясь перед сном, посмотрел на эти вещи, и поняла, что они становятся моими, как это бывает с вещами, которые носишь, к которым привыкаешь, пользуешься всё время. Куда я качусь? А ведь впереди ещё целый месяц с принцем. «Не в ладушки же играть...» всплыл голос Кати. Эдак я действительно окажусь под ним. Распластанная на кровати... прижатая его телом. сгорая от желания... голенькая... с разведёнными ногами... И он вводит это в меня. Маленькое, гибкое, холодное.
- Не-е-е-т!!! - кричу изо всех сил, стараясь уйти от этого. И оказываюсь в кресле гинеколога. Обнажённая, с разведёнными ногами, между которыми голова врача.
- Здоровая девка, - говорит женщина, глядя на меня.
Мгновенное ощущение падения и я лежу одна в постели в своей комнате на базе. М-да. Вот так дела. Мне уже снятся и сны про Юлю. Больше уснуть я не смог. Каждый раз боялся, что вновь окажусь в той же ситуации. Что моё подсознание опять начнёт игры с эротическими фантазиями. А в сознании постоянно всплывает: «Не в ладушки же играть...». В таком состоянии и нашла меня утром Катя.
- Подъём! - вошла она в комнату. - У нас сегодня много дел.
- Встаю, - вяло и покорно ответила я. Сказывалась беспокойная ночь.
- Что за мрачный тон? Где веселье и озорство в глазах? - излучала жизнерадостность Катерина.
- Встала уже, - пробурчала в ответ я.
Можно было изображать бодрость, начать быстренько собираться на зарядку, но на душе было совсем другое настроение. Однако я встала. Движения вялые, неторопливые. Они выдавали моё состояние.
- Так, подруга, рассказывай, что случилось, - уловила моё состояние Катя.
- Ничего не случилось, - пытаюсь уйти от ответа.
- Как это не произошло? - не отстаёт она. - Я же вижу что ты не в своей тарелке.
- Честное слово, ничего, - ещё одна попытка её успокоить. Я поняла, что выдаю себя своим мрачным видом.
- Садись и рассказывай, - Катя вошла в комнату и села на кровать. - Я как раз здесь для того, чтобы ты могла излить свою душу.
- Да ерунда всё это.
- Значит, было, - поймала сразу же меня Катерина. - Рассказывай, Юлька. Я жутко любопытная.
Обхватив меня за талию, потащила к себе на кровать, усадила рядом. Ситуация была и серьёзной и игривой одновременно. Вернее, Катя переводила её в игру. А ведь она не отстанет. Мы относительно мало провели время вместе, но казалось, что знакомы уже изрядно. Она точно не отстанет.
- Это сон, - уступила я, усаживаясь рядом с Катей.
- Люблю слушать сны.
Как могла, рассказала, что меня напугало. Катерина слушала внимательно, не перебивая.
- Сюрприз, - произнесла она задумчиво, после того как я закончила.
- Какой сюрприз? - меня даже заинтриговала её реакция.
- В теле девушки просыпается сознание девушки, - выдала она. - Но ой как ра-ано.
- Почему рано?
- Потому что это должно было произойти гораздо позже. Получилось так, что твоё сознание принимает тот факт, что ты физиологически девушка. А размышления по поводу будущих отношений с принцем подтолкнули твоё сознание начать строить варианты будущего. Это всё логично и объяснимо. Но у тебя совершенно нет опыта, как быть девушкой. Зря я тебе тогда сказала про «ладушки».
- Ты же не специально, попытался я упокоить подружку.
- В том то и дело, что не специально. А ведь надо было подумать.
- Да ерунда всё это, - отмахнулся я от этой выдуманной проблемы.
- Совсем не ерунда, - и не думала успокаиваться Катерина. - Эротическая составляющая совсем не ерунда. Я вообще не пойму, откуда у тебя появилась тяга к роли девочки в постели.
- «Ладушки», - это был самый логичные ответ на её вопрос.
- Скорей всего, - согласилась Катя. - Но ситуацию надо исправлять.
- Исправлять? - удивился я новому повороту в этом деле, то есть разговоре. - Как?
- Натягивай шорты и пошли в лабораторию.
- Так ведь рано ещё.
- Для нас никогда не рано. Пробежимся туда вместо зарядки.
Вопреки моим опасениям в лаборатории была врач. Возможно, они дежурили здесь круглосуточно, на тот случай если со мной что-то случиться.
- Доброе утро, Галина Васильевна, - приветствовала врача Катя.
- И вам доброе, девочки. Решили сегодня прийти пораньше?
- Можно и так сказать. Но меня беспокоит другой вопрос.
- Что именно? - сразу послышалась настороженность в голосе врача.
- Вчера вы говорили, что Юля вполне созревшая девушка. Может ли она получить оргазм?
- Не слишком ли вы торопитесь, девочки?
- Как бы нам не опоздать.
Такой ответ вызвал удивлённый взгляд женщины. Она не понимала, о чём идёт речь, и ждала объяснений от Кати. Та это прекрасно понимала. Она подошла к Галине Васильевне и начала довольно тихо говорить. Врач внимательно слушала и пару раз с интересом посмотрела в мою сторону.
Глядя, как они шепчутся обо мне, я вдруг испытала слабое чувство неприязни. Обычно, в таких случаях, принято говорить открыто, чтобы тот, о ком идёт речь, мог слышать разговор. А тут шушукаются, да ещё так открыто, словно и нет меня вовсе. А ещё подруга называется.
- Давайте посмотрим, - врач отвернулась от Кати и направилась ко мне. - Юля, проходи, пожалуйста.
Женщина оказалась неожиданно вежливой, без своего немного грубоватого юмора. Неужели ситуация так запущена? В который раз пришлось раздеваться и проходить осмотр, залезать на это лобное место - кресло и позволять копаться у себя внутри.
- Можете попробовать, - сделала она заключение. - Но было бы лучше, если бы это произошло намного позже.
- Скорей всего вечером, - уточнила непонятные сроки Катя.
- Вечером, вечером, - нараспев, словно повторяя некую мысль, произнесла врач. - Вечером вполне можно попробовать.
- Спасибо, - поблагодарила Катерина.

 

Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы
Назад Вперед


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  1. <
    Slutmila

    21 февраля 2021 12:08

    • 0
    Информация к комментарию
    • Группа: Посетители
    • Регистрация: 23.01.2021
    • Статус: Пользователь offline
    • Публикаций: 0
    • Комментариев: 1
    Захватывающе, хотя прочитана пока только 1 страница. Хотела бы я оказаться на месте Юли
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.