Julijana.SU » Литература » Транс » Пленные души


Информация к новости
  • Просмотров: 156
  • Автор: AdminVladelec
  • Дата: 22-02-2021, 21:19
  • 0
22-02-2021, 21:19

Пленные души

Категория: Литература / Транс

Необходимо оплатить по счету 7000 рублей за размещение рекламы

 

Григорий Ремесник

 

Пленные души

 

 

Глава 1

 

- Так ты правда писатель? - Какая-то вечно улыбающаяся девчонка подсела ко мне за парту на перемене.
Она определённо была из моего класса, но её имени я не помнил. Как, впрочем, и имён большинства других моих одноклассников. И дело было не только в том, что я перевёлся в эту школу всего неделю назад - просто ни их имена, ни они сами меня особо не интересовали.
- Угу, - ответил я, не отрываясь от тетради, в которую тщетно пытался записывать переполнявшие меня мысли.
- А про что ты пишешь? - девчонка придвинулась поближе и наклонила голову, так что её волосы коснулись моей руки. - Что-то интересное?
- Вряд ли тебе это будет интересно, - я понемногу начинал раздражаться. Мало того, что этот сброд сбивает меня с мысли своим гамом, так теперь они ещё лезут ко мне с дурацкими вопросами ради удовлетворения своего любопытства.
- Ой, можно подумать, что мы тут некультурные совсем, - одноклассница картинно надула губки. - Я, вообще-то, классиков читаю, и не только тех, которых по литературе задают.
- Да что ты паришься, Марин? - вмешался ещё один одноклассник с кислой миной, судя по всему, её дружок. - Он сказки пишет, не знаешь, что ли?
- Сказки? Так ты сказочник, Андрей? - Девчонка чуть отстранилась и окинула меня взглядом с ног до головы. - Ты не похож на сказочника.
- А ты не похожа на мою целевую аудиторию, - ответил я, слегка скрипнув зубами. - Так что можешь тут не задерживаться.
- Эй, нельзя ли повежливее? - снова встрял её дружок. - Ты всё-таки с девушкой разговариваешь.
- Тебя забыл спросить, - бросил я, даже не повернувшись в его сторону.
- Ты чего так борзо базаришь? - дружок подошёл вплотную к моей парте, скорчив самую грозную гримасу, на которую только был способен. - Ты в себе уверен, а?
- Более, чем достаточно, - я медленно поднялся из-за парты и взглянул на обнаглевшего дружка с высоты своего почти двухметрового роста.
Паренёк тут же стушевался и едва заметно зашарил глазами по сторонам, словно ища поддержки. Но больше никто из всего класса не сдвинулся с места. Кто-то смотрел на меня осуждающе, кто-то даже с молчаливым укором, но большинство просто делали вид, что чем-то заняты и не обращают внимания.
Повисшую паузу нарушила та самая Маринка, которая заварила кашу:
- Коля, перестань, - она подскочила к своему дружку и схватила его под руку. - На каждого хама обращать внимание - никаких нервов не хватит.
Коля хотел ответить что-то суровое и циничное, но под моим ледяным взглядом ему, похоже, слова на ум не шли. Я решил не мучить его слишком и, смахнув со стола тетрадки и ручки в портфель, буркнул:
- Я ухожу, - и, как будто случайно толкнув Колю плечом, направился к выходу.
- Ну и правильно, ты тут не нужен, - пробормотал мне в спину паренёк, едва не упавший от моего толчка. Я не обратил на эту реплику внимания - ничего нового он мне не сказал.
- Ты куда, сейчас же урок начнётся, - робко произнесла Аня, староста нашего класса, девочка прилежная и обязательная.
- Мне плевать, - ответил я и, хлопнув дверью, вышел из класса.
Надо же, я не похож на сказочника! Какое им, собственно, дело? И что они вообще понимают в творчестве?! Я уверен, для большинства из них верх культурного развития - писать сообщения больше десяти строк на третьесортном форуме.
Я жадно припал к струе ледяной воды из умывальника. Напившись вдоволь, я поднял голову и посмотрел на себя в зеркало. Прямые, тёмно-русые волосы, отпущенные ниже плеч; холодные серые глаза; узкий подбородок с трёхдневной щетиной; острый нос с лёгкой горбинкой; губы, как всегда сжатые в циничную ухмылку. Если прибавить к этому рост 196 см, крепкие, жилистые руки и широкие плечи, то да - сказочник из меня, как балерина из сумоиста.
Но чёрт побери, какое отношение внешность имеет к творческим способностям?! Да, я пишу сказки, и только сказки, и пишу их для себя, для собственного удовольствия. И мне плевать, что об этом думают окружающие, рецензенты и даже редакторы. Тем более что, несмотря на это, мои сказки где-то публикуют, кто-то их читает и даже находит интересными, добрыми и полезными для детей. Всё это меня мало волнует.
Я вышел из туалета и направился прямиком в школьную библиотеку. Уж там-то точно меня никто из этих одноклеточных не побеспокоит, тем более во время урока. Я делал так в предыдущей школе, буду делать и в этой. Проблем с учёбой из-за прогулов не будет - всё равно уровень моих знаний объективно опережает школьную программу.
Придя в библиотеку, я уселся за свободный стол читального микро-зала, представляющего из себя всего лишь угол, отгороженный парой стеллажей с книгами. Всего за неделю, проведённую здесь, я уже успел облюбовать это место, как наименее людное во всей школе.
Но, несмотря на тишину и благоприятную обстановку, работа никак не продвигалась. Видимо день, начавшись плохо, собирался стать основательно неудачным. Мне никак не давался один важный эпизод - надо было описать внешность и одежду очень красивой куклы. Просто кукол я себе представлял, но какая кукла могла бы называться очень красивой? В этом я точно не разбирался.
Вырвав чистый лист бумаги, я достал карандаш и принялся делать наброски. Рисовать я почти совсем не умел, но подобные упражнения помогали мне систематизировать внешность героев. Так, кукла... пропорции как у младенца... большие стеклянные глаза... яркие, блестящие волосы...
Нет, не то! Перед глазами настойчиво вертелся образ барби - ведь только такие дефектные куклы были у моей младшей сестры. Но такой вариант мне точно не подходил - нужно было что-то невинное, милое, чистое и непорочное...
Я отбросил листок и откинулся на спинку стула, чтобы расслабить зрение и привести мысли в порядок. И тут я увидел её. Та самая кукла, которую я искал, сидела за столом напротив. Кто она такая и откуда появилась, мне сейчас было не важно - я схватил ручку и принялся отчаянно строчить в тетради, опасаясь, что она исчезнет так же внезапно, как появилась.
Пышное розовое платьице с рукавами-фонариками, по длине не доходящее до колен, обильно украшенное рюшками, бантиками и ленточками. На ножках - белоснежные гольфики с кружевными оборками сверху и детского вида туфельки, с круглыми носочками, плоской подошвой и застёжкой на ремешке спереди.
Белокурые волосы собраны в аккуратную причёску: густая чёлка и два длинных хвостика по бокам, завитые в кудряшки, подвязанные розовато-белыми бантиками. На столе рядом с ней лежала маленькая пушистая сумочка белого цвета и плюшевая игрушка - кошечка, тоже белоснежная.
"Кукла" подняла на меня свои голубые глаза и посмотрела робко и испуганно. Только теперь у меня в голове промелькнула мысль, что это никакая не кукла, а обычная живая девочка. Но почему она одета так странно? Может, у них какое-то театральное представление. С виду ей было лет двенадцать, как моей сестре, но невинное выражение круглого личика отдавало чем-то совсем детским. Да и книга, которую она читала, судя по обложке, была сборником сказок с картинками.
Только когда "кукла" смущённо опустила головку под моим взглядом, я заметил, что всё ещё сверлю её своими глазами. Наверняка, малютка испугалась меня, сочла за извращенца и маньяка. Не удивительно, с моей-то внешностью. Конечно, я давно привык к такой реакции, но почему-то именно сейчас мне обязательно захотелось опровергнуть ложное мнение.
- Мне просто нужно описать похожий образ для своей книги, - пояснил я. Мой голос прозвучал как-то резко и холодно в тишине. - Ничего, если я воспользуюсь твоим видом?
- Ничего, - неожиданно охотно согласилась девочка. Её голос, как я и ожидал, был мягким и по-детски звонким. - А что ты пишешь?
- А? - этого вопроса я не ожидал, поэтому слегка задумался. - Сказку пишу.
- О, я люблю сказки! - голубые глазки заблестели детским задором. - Можно мне почитать?
Этого вопроса я ожидал ещё меньше. Я всегда был готов к заявлениям типа "ты не похож на сказочника" и другим проявлениям стереотипного мышления. Но вот такой живой интерес, без капли иронии или недоверия, просто поставил меня в тупик.
Прежде, чем я успел ответить, девочка схватила свою сумочку, игрушку и быстро пересела за мой стол. От неё сладко пахло пряниками и конфетами, словно она сама была творением рук искусного кондитера.
- А это уже готовое, да? - девочка склонилась, было, над отложенной в сторону стопкой исписанных листков, но, вдруг опомнившись, подняла на меня глаза и, взмахнув длинными ресницами, вежливо повторила вопрос: - Ведь можно, да?
- Можно, - ответил я, наконец.
Девочка улыбнулась, сверкнув белоснежными зубками, и углубилась в изучение моей рукописи. Не теряя времени, я старательно дорабатывал и правил записанный образ внешности куклы. Её головка была так близко от меня, что я мог в подробностях разглядеть цветочный узор на её розоватых бантиках.
- Я где-то уже читала такое, - неожиданно сказала девочка, и, задумчиво наморщив носик, добавила: - В Интернете. Кажется... Крутунов Андрей?
- Да, это я, - удивительно, она читает сказки в Интернете, да ещё и запоминает имена и стиль малоизвестных авторов!
- Вот здорово! - девочка засияла от восхищения. - Так ты учишься в нашей школе?
- Неделю, как перевёлся в одиннадцатый класс, - ответил я.
- В оди-иннадцатый? - с уважением в голосе протянула девочка. - А я только в девятом.
Только?! Мне 16, значит ей 14? Но выглядит она намного младше, да ещё и сказками увлекается. Странно это всё. Хотя, кому, как не мне, лучше знать, что внешность бывает обманчива?
- Так тебя Андрей зовут? - продолжала девочка, не дожидаясь ответных реплик с моей стороны. - А меня Света. Света Зайко.
- Это фамилия такая? - я недоверчиво прищурился.
- Да, правда миленькая? - Света снова широко улыбнулась. - Почти как Зайка!
- Точно, в этом что-то есть, - я не стал спорить, и вместо этого спросил: - А ты почему не на уроке?
- У нас физкультура, я на неё не хожу, - Света почему-то опустила глазки, словно слегка пристыжено. - Вот, вместо неё сижу здесь, читаю книжки.
- Это правильно. Библиотека - хорошее место, - сказал я сдержанно, хотя в душе не переставал удивляться необычности этой девочки. - Иногда я ради часа в уютном читальном зале готов пропустить даже контрольную.
- Ты так предан своему делу! - Света снова расцвела от восхищения. - Таким и должен быть настоящий сказочник.
- Да? А многие считают, что я не похож на сказочника, - странное дело, первый раз мой собеседник не упомянул об этом, и мне почему-то самому приспичило поднимать эту тему!
- Внешность обманчива! - с неожиданным напором воскликнула Света. - Я хочу сказать, не важно, какое у тебя тело; если твоя душа полна искренности и чистоты, то именно за её порывами человек должен следовать!
Удивительные рассуждения для четырнадцатилетней девочки с глазами ребёнка. Почему она вообще о таких вещах задумывается? Неужели она тоже недовольна своей внешностью? По-моему, наоборот, она идеально сочетается с её одеждой, жестами и манерой общения. Хотя, у девушек свои комплексы - может быть, это из-за невысокого роста. Или из-за практически отсутствующей груди...
Чёрт, о чём это я думаю? Ещё и успеваю заглядываться на интимные места этой невинной девочки! Сейчас она точно встанет и уйдёт куда подальше. Но я оказался прав всего лишь на половину: Света действительно встала со стула, но отошла всего на два шага и повернулась ко мне лицом.
- Ты хочешь рассмотреть меня лучше для описания образа в своей сказке? - спросила она наивным голоском.
- Д-да, - быстро кивнул я и тут же склонился к листку, словно готовясь записывать. - Если ты, конечно, не против.
- Если бы я была против того, чтобы меня разглядывали, то одевалась бы как все остальные девочки, - весело пояснила Света и, чуть приподняв пальчиками края своего платьица, медленно обернулась вокруг себя.
Единственное, что я успел заметить за эти секунды, были белые кружевные панталончики и светло-розовый подъюбник, мелькнувшие из-под платьица. Это, несомненно, был очень важный атрибут для описания внешности куклы.
- Ну как? - спросила Света слегка кокетливо, как и полагается маленькой девочке, показавшейся на людях в новом платьице.
- То, что надо, - я утвердительно кивнул. - Скажи, а откуда у тебя этот костюм?
- Это не костюм, а моя одежда, - произнесла Света обиженным голоском, садясь обратно за стол. - Я вовсе не для маскарада нарядилась, я всегда так хожу.
Всегда? Нет, я бы обязательно заметил её раньше, такой вид просто не может не привлекать внимание. Хотя, я всего неделю в этом районе, может просто не пересекались.
- Ну ладно, не дуйся, - сказал я ей тоном, которым обычно успокаиваю свою младшую сестру. - Хочешь, я тебя лучше мороженым угощу? Как благодарность за помощь в работе.
- Хочу, я обожаю мороженое! - Света чуть не подпрыгнула на месте от радости. Но, взглянув на часы, висевшие на стене, вдруг погрустнела. - Ой, извини, сегодня не могу. Мне уже на урок пора. Я ничего, кроме физкультуры, не пропускаю, я ведь хорошая девочка!
- Похвально, - я улыбнулся ей краем губ. - Ну, тогда мороженое в следующий раз.
- Я запомню! - пообещала Света и, забрав сумочку, плюшевую кошку и книгу со сказками, выбежала из библиотеки.
Я задумчиво смотрел ей вслед, и лишь когда её розовое платьице мелькнуло и скрылось в дверном проёме, вспомнил, что не спросил её телефона и не дал своего. К чему тогда это "Я запомню", если мы даже не сможем связаться? Впрочем, ладно, мне некогда сейчас об этом думать. Надо скорее дописывать сказку, пока живы впечатления.

 

* * *

 

 

Глава 2

 

Я проснулся оттого, что мне на низ живота давило что-то тяжёлое и тёплое. Сначала я решил, что это наш кот Фредерик растолстел, но когда я попытался столкнуть его с себя, то наткнулся рукой на что-то мягкое и гладкое. Открыв, наконец, глаза, я увидел перед собой улыбающуюся мордашку своей младшей сестры Лены, сидящей на мне верхом.
- О нет, братик, не хватай меня за такие места! - простонала она голосом третьесортной актрисы.
Я отдёрнул руку от «такого места», которое в её двенадцать лет ещё можно было даже не считать «таким». Лена обхватила себя руками с видом невинной жертвы, но слезать с меня не собиралась.
- Чего хотела-то? - спросил я сонным голосом.
- Вставай, в школу опоздаешь! - прокричала Лена мне чуть ли не в ухо, наклонившись вперёд. - Опять допоздна писал?
Только сейчас я заметил, что сестрёнка уже одета, умыта и причёсана. Значит, и в самом деле я проспал время подъёма и теперь опаздываю! Не дождавшись от меня быстрой реакции, Лена начала прыгать на моём животе, рискуя раздавить мой мочевой пузырь.
- Пре-кра-ти-не-мед-лен-но! - я попытался вразумить сестрёнку, но та, похоже, меня не поняла и продолжала раскачивать кровать вместе со мной.
Тогда я сгрёб хохочущую девочку в охапку, повалил в сторону, а сам, вскочив с постели, бегом бросился в туалет. Мне вслед доносился громкий заливистый смех, который неожиданно оборвался со звуком падения на пол.
Когда я вернулся, то обнаружил Лену сидящей на полу и держащейся за лоб. Она посмотрела на меня с обиженным видом и сказала:
- У меня теперь синяк будет!
- Кто тебе виноват, меньше дурачиться надо, - ответил я, отыскивая свои штаны в куче одежды, сваленной на стул.
- Я пострадала, пока спасала тебя от опоздания, - упрямо возразила Лена. - Ты мне должен за это поцелуйчик!
Похоже, у сестрёнки опять было игривое настроение. В такие дни она была непредсказуема и вполне могла поставить меня в неловкое положение в глазах окружающих. К счастью, мы хоть и учились в одной школе, ходили туда не вместе. И даже когда Лена пыталась привязаться ко мне, я обычно с лёгкостью от неё избавлялся, всего лишь ускорив шаг.
- Понятно, ничего хорошего от тебя не дождёшься, - проворчала сестрёнка, вставая с пола. - Пошли есть тогда, всё готово.
За что люблю Лену, так это за хозяйственность! Она уже с восьми лет практически одна справляется на кухне, что особенно полезно, когда наши родители оба уезжают в командировку или просто пропадают весь день на работе.
На завтрак у нас был омлет с колбасой, бутерброды и яблочный сок. Но не успел я ещё как следует насладиться даже первым, самым долгожданным куском пищи, как Лена завела свою старую пластинку:
- Вот ты уже вторую неделю в новой школе, - проговорила она, вяло ковыряясь вилкой в омлете. - Наверное, и подружку себе найти успел?
- Я в школу хожу не для этого, - буркнул я в ответ и откусил большой кусок бутерброда.
- Можно подумать, ты туда учиться ходишь, - хмыкнула сестрёнка. - Я же знаю, ты прогульщик!
- Тебя это не должно беспокоить.
- И хорошо бы, ты просто прогуливал, поразвлечься ходил, расслабиться, - не унималась Лена, - так ты всё за своими сказками сидишь. Пойми, этим ты не заинтересуешь ни одну девушку!
Ну почему, одну заинтересовал. Кажется. В памяти всплыл чёткий образ Светы, сидящей так близко ко мне и увлечённо читающей мои сказки.
- Это только детям интересно, - Лена уже даже не ждала ответов, так что я мог спокойно доесть омлет, делая вид, что внимательно слушаю её. - Хочешь, чтобы за тобой только десятилетние пигалицы бегали? Так вот, значит, кем ты интересуешься? Фу, братик, ты такой извращенец... А меня даже поцеловать не хочешь при этом!
- Замолчи уже, слушать противно, - не выдержал я.
- Но я всего-навсего хочу, чтобы мой братик завёл себе подружку! - невинным голоском пролепетала сестрёнка.
- Тебе-то с этого какой гешефт? - прорычал я сквозь зубы.
- Ну, мне было бы очень интересно послушать, чем такие взрослые мальчики, как ты, занимаются со взрослыми девочками, - честно выложила свои мотивы Лена.
- Я бы тебе всё равно не рассказал, - закончив с омлетом, я залпом выпил стакан сока и встал из-за стола. - Спасибо за еду, я пошёл.
- Эй, братик, подожди меня! - захныкала сестрёнка.
Из-за своей болтовни она не успела съесть и половину завтрака, и теперь торопливо навёрстывала упущенное. Но даже спешка ей не помогла. Схватив на ходу портфель, я обулся и вышел из дома.
Школа была всего в трёх кварталах от нашего дома, поэтому я всегда ходил до неё пешком, тем более что общественный транспорт я никогда не любил. Когда идёшь пешком, можно не спеша разглядывать утренний город с его вечно бегущими куда-то людьми, невзрачными домами, редкими деревьями и серым небом. Казалось бы, ничего привлекательного, но почему-то этот унылый пейзаж всегда подстёгивал моё воображение, настраивая его на творческий мотив.
Как там Лена сказала, этим девушек не заинтересуешь? А может быть, мне и не хочется интересовать таких девушек, у которых на уме только шмотки, бабки, тусовки, попса и телевизор? Может быть, мне нужна такая, которая сможет оценить всю прелесть и глубину сказочного мира? И при этом она будет не десятилетней пигалицей, а хотя бы не на много младше меня.
В голове снова возникла Света со своими кружевными панталончиками. Сколько ей? Мне 16, она на 2 класса младше, значит 14. Это уже куда не шло. Правда, она какая-то странная. Хотя, мне ли об этом говорить?
- Эй, волосатый! Куда прёшь? - раздался прямо за спиной прокуренный голос.
Я остановился, как вкопанный, и медленно развернулся. За мной стояли двое пареньков с ультра короткими стрижками, в спортивных куртках и трико. Рядом с ними на полу валялись две полторашки из-под пива. Похоже, я ненароком толкнул одного из них, когда проходил мимо весь в раздумьях.
- Ах, извините! - сказал я очень вежливо, подходя к ним ближе на шаг. - Если желаете, можете тоже толкнуть меня в ответ!
- Ты чё смелый такой? - прохрипел второй паренёк.
Они оба были явно ниже меня ростом, но вели себя довольно уверенно. Интересно, почему? Кастеты, ножи или подмога? Я подошёл ещё ближе, уже почти вплотную, и как бы невзначай задел одного из гопников плечом.
- Ой, какой я неуклюжий, - рассыпался я в извинениях. - Теперь вы можете толкнуть меня два раза! Ну, кто первый начнёт?
- Я! - донеслось сбоку.
О, так всё-таки подмога. От пивного ларька к нам спешили ещё двое дружков, один из них был явно крупнее и крепче остальных. Он-то и подал голос. На моём лице начала медленно проявляться довольная улыбка. Похоже, бодрячок с утра мне обеспечен.
В общем, на урок я опоздал. Не сильно, можно было ещё извиниться и зайти, но не хотелось привлекать внимание своим внешним видом. Поэтому первым делом я направился в туалет. Ребята попались твердолобые, в обоих смыслах этого слова, так что я даже разбил в кровь костяшки на обеих руках, пока объяснял им всю концепцию. Но самое обидное было то, что они запачкали кровью мою любимую светлую рубашку! Да ещё и в таком заметном месте.
Помыв руки в умывальнике и попытавшись хоть как-то оттереть противное пятно, я решил всё-таки пойти домой переодеться и успеть хотя бы ко второму уроку. Но, к сожалению или, быть может, к счастью, далеко уйти я не успел. Едва я вышел из туалета, как моё внимание привлёк какой-то звук, похожий на плач ребёнка.
Я невольно прислушался. Похоже, звук доносился из-за двери женского туалета. Точно, плакала девочка, горько, отчаянно, как плачут от несчастной любви или жестокой обиды. Плач то затихал, то разгорался с новой силой, а я стоял и слушал, как дурак, возле женского туалета, не в силах сдвинуться с места. Мне казалось, что плачет знакомый мне человек, но, хоть убей, я не мог вспомнить, кто это может быть.
Но вот плач стал постепенно утихать, переходя в обессиленные всхлипы. Потом раздался звук воды в умывальнике, всхлипывания тоже затихли и вот, наконец, послышались шаги, приближающиеся к двери. Сейчас бы мне следовало уйти, чтобы не смущать девочку, но что-то словно держало меня.
Дверь туалета открылась, и мне навстречу словно выплыло видение, сбежавшее из розового сна. Это была Света, со слегка растрепавшимися кудряшками, забрызганным водой платьицем и красными от слёз глазами. Она была бледнее, чем в прошлый раз, что делало её ещё больше похожей на фарфоровую куклу.
Завидев меня, Света остановилась и захлопала ресницами, словно не веря своим глазам. Но в следующую же секунду она буквально преобразилась: печальное выражение личика сменилось радостной улыбкой, кудряшки встряхнулись, глазки заблестели. Девочка, казалось, распускалась на глазах, словно бутон молодой розы на рассвете.
- Андрей, ты здесь откуда? - спросила она скорее радостно, чем удивлённо.
- Я? - меня начало помаленьку отпускать. - На урок опоздал. Но это ерунда, лучше скажи, почему ты плачешь?
- Да, это тоже ерунда, - девочка весело улыбнулась, но я заметил, как блеснули слёзки в уголках её глаз. - Так просто, из-за учителя.
- Он был несправедлив к тебе? - обеспокоено спросил я. - Наказал тебя? Выгнал из класса?
- Нет, это из-за внешности, - Света смутилась и снова погрустнела. - Я сама убежала прямо с урока.
- Не обращай внимание на таких, - я поспешил успокоить девочку прежде, чем она снова заплачет. - Они воспитывались в советские времена, а тогда сама знаешь, какое отношение было ко всему этому.
При этих словах Света неожиданно вскинула на меня глаза, в которых читались сначала испуг, потом сомнение и, наконец, облегчение. Всё это произошло за доли секунды, но я успел заметить этот необычный взгляд.
- Ты про одежду, да? - Света снова заулыбалась. - Точно, тогда ведь была школьная форма. В ней тоже, конечно, было своё очарование, но все выглядели так одинаково.
Девочка опустила глаза ниже, словно желая осмотреть мою одежду, но её взгляд наткнулся на безобразное пятно на рукаве.
- Ой, что там у тебя, ты где-то заляпался в краске? - Света подошла ко мне ближе на шаг, но вдруг замерла, увидев мои руки. - А это что? Руки тоже все...
Только тут она поняла, что это никакая не краска, а разбитые в кровь кулаки. Секунду она колебалась, потом подняла на меня глаза и посмотрела с испугом и удивлением.
- Это ты кого так? - спросила она чуть слышным шёпотом.
- Да ладно, это ничего, - я попытался спрятать руки за спину, но Света с неожиданной проворностью схватила мою ладонь и притянула к себе.
- Надо срочно обработать рану, а то можно занести инфекцию! - достав из пушистой сумочки какой-то пузырёк, девочка намочила ватный тампон и принялась протирать им мои костяшки. - Будет немного больно, но ты потерпи.
Наверное, и правда было больно, или хотя бы щипало, но в тот момент я не чувствовал ничего, кроме маленьких ладошек девочки, заботливо сжимающих мою руку. Я просто не мог сдвинуться с места, пока она не закончила.
- Вот, всё готово, - улыбнулась Света, убирая пузырёк обратно в сумочку. - Пациент вылечен, его жизнь вне опасности!
Надо же, только что она убивалась от горя, рыдая в туалете, а сейчас уже весёлые шуточки шутит! Она и правда, как ребёнок.
- Если бы у нас в больницах были такие медсестрички, я бы чаще болел, - я хотел отшутиться в ответ, но получилось больше похоже на комплимент.
- Спасибо, но болеть не стоит! - Света почти даже не смутилась, и только улыбнулась мне ещё обворожительней.
Зато я, наверное, впервые в жизни почувствовал, что просто не знаю, как дальше поддержать беседу. Раньше я никогда не испытывал проблем в общении с девушками, это обычно они смущались и краснели от тех слов, которые я им говорил. Но в этот раз, именно когда мне казалось важным найти нужные слова, они никак не шли на ум. В воздухе повисла зловещая пауза.
Света тоже молча смотрела на меня, мило улыбаясь. Она, как маленький ребёнок, ждала, что я скажу что-нибудь умное и интересное, не смея брать инициативу в свои руки. Я просто не имел права её разочаровывать! Думай, думай, Сказочник! Как исписывать целые тетради своим творчеством, так ты горазд, а подобрать всего пару подходящих слов для девушки - это тебе не по силам?
Решение пришло неожиданно, да ещё и такое очевидное, что мне стало вдвойне стыдно за себя, что я не догадался до этого сразу:
- Кстати, я тебя обещал угостить мороженым, помнишь? - сказал я почти равнодушным тоном.
Света даже засияла от удовольствия, услышав эти слова. Да, я верил в тебя, Сказочник!
- Но ведь уроки... - начала, было, девочка неуверенно.
- Брось, неужели ты правда собираешься вернуться к этому брюзге-учителю? - сказал я голосом опытного разгильдяя.
- Пожалуй, ты прав, - кивнула Света, задорно тряхнув кудряшками. - Сходим не надолго, а к третьему уроку я вернусь.
- Ну, тогда пошли, - я закинул портфель на плечо. Похоже, сегодня он мне уже не пригодится.
- Пошли, - Света доверчиво вложила свою тёплую ладошку мне в руку.
Да, она и в самом деле словно ребёнок. Ты была права, сестрёнка, сказочники интересны только детям. Но в этом тоже есть свои плюсы!

 

* * *

 

 

Глава 3

 

Первый урок был в самом разгаре, когда мы вышли из школы. Сторож Василий Игнатьевич сурово посмотрел нам вслед и что-то проворчал по поводу того, что в его времена дети с уроков не сбегали, да и одевались скромнее. Я бы даже не обратил на него внимания, но Света, смутившись, попыталась спрятаться за мной от его придирчивого взгляда.
Именно в этот момент, когда девочка шла вплотную ко мне, действительно почти полностью скрываясь за моей фигурой, я заметил, что она очень маленького роста. Даже учитывая размер бантиков на её голове, она едва доставала мне до плеча.
- Нельзя, чтобы все знали, что я убежала из школы, - пояснила Света своё поведение. - А то расскажут маме, она расстроится.
- А ты сама не рассказываешь родителям про то, как учителя тебя обижают? - спросил я, когда мы были уже за оградой школьного двора. - Я уверен, с этим можно что-то сделать.
- Не хочу беспокоить маму, - ответила Света и, чуть поколебавшись, добавила: - она у меня одна.
- Извини, я не знал, - пробормотал я негромко. Надо же было мне затронуть эту тему, я ведь совсем не хотел напоминать ей о чём-то неприятном.
- Ничего страшного, - продолжала Света с серьёзным видом. - Папа бросил нас, после того, как...
Девочка осеклась и резко подняла на меня испуганные глаза.
- Что? Что такое? - я от неожиданности даже замер на месте.
- Да нет, ничего, - Света засмеялась слегка натянуто. - Просто вспомнила, что ближайшее кафе ещё не открылось, придётся идти далеко.
Было похоже, что она едва о чём-то не проговорилась. Хотя, это её дело, не хочет - пусть не рассказывает. Мы обогнули небольшой скверик, пестрящий желтеющей листвой, прошли небольшой безлюдной улочкой и свернули на бульвар, в сторону центра города, где можно было найти круглосуточное кафе. Я сам не часто посещал подобные заведения, но Света уверенно шла в нужном направлении.
- Ты, вижу, хорошо знаешь кафешки в нашем районе, - заметил я, чтобы поддержать разговор.
- Конечно, я ведь люблю сладкое, а там его всегда навалом! - радостным голоском пояснила Света.
- А ты не боишься, что растолстеешь? - я тоже улыбнулся краем губ, чтобы вопрос не показался грубым. - Или ты считаешь, что сладкое полезно для мозга?
- Ничего я не считаю, - девочка пожала плечиками. - Я просто люблю сладости, и всё.
Однако же, интересный ответ. А я-то ожидал, что она будет доказывать пользу сладостей, ссылаясь на исследования британских учёных. Впрочем, так делают трусы, не способные признать свои недостатки или особенности. Вот они-то и обращаются к статистике, исследованиям, философии, лишь бы как-то подкрепить свою точку зрения. А Света, оказывается, смелая не только в одежде, но и в суждениях.
Кафе, в которое мы шли, находилось на проспекте Ленина, недалеко от Площади Победы. И называлось оно соответственно - Виктория. Судя по стилю и оформлению, кафе было предназначено для представителей творческой молодёжи. По крайней мере, многие мои знакомые писатели и поэты обычно собирались именно в таких местах.
- Вот, здесь самое вкусное мороженое в городе! - восхищённо проговорила Света, когда мы подошли к двухстворчатой стеклянной двери. - Мы с друзьями часто сюда приходим.
- Твои друзья все тоже сладкоежки? - я слегка усмехнулся.
- Нет, но если ты хоть раз попробуешь их фирменный пломбир, то не будешь с таким пренебрежением говорить о Виктории, - важным и слегка обиженным тоном произнесла Света.
- Ну раз так, то придётся попробовать, - сказал я, открыв дверь и пропуская девочку вперёд.
Изнутри кафе было декорировано в алых и розовых тонах, напоминающих цвет одноимённой ягоды. Платьице Светы как нельзя лучше вписывалось в интерьер, и она даже немного походила на розовых официанток, весело шныряющих между столиками. Может быть, поэтому на девочку здесь никто не бросал изучающих взглядов, как это случалось на улице?
Несмотря на ранний час, кафе отнюдь не пустовало. Тут и там сидели посетители разных мастей: от детей до стариков; от интеллектуалов до явного быдла; от вяло читающих утреннюю газету за завтраком до шумных пьяных компаний.
Как раз неподалёку от одной из таких мы и сели за любимый Светин столик. К нам тут же подплыла сонная розовая официантка, чтобы принять заказ. Похоже, Свету она уже знала, потому что с ходу спросила её:
- Как обычно?
- Да, клубничный пломбир, пожалуйста, - вежливо улыбнулась Света и, повернувшись ко мне, добавила: - ты тоже возьми, это фирменное блюдо, очень вкусно!
- Ну ладно, мне то же самое, - согласился я, хотя и был равнодушен к мороженому.
Приняв заказ, официантка уплыла обратно к стойке, а мы остались сидеть за столиком друг напротив друга. Окинув взглядом соседние столики и стойку бара, я обратил внимание, что в ассортименте были далеко не одни сладости, но даже и крепкие горячительные напитки. Хотя, не удивительно, кафе-то круглосуточное.
Пьяная компания неподалёку от нас была этому подтверждением. Судя по помятости их лиц, он зависали тут ещё с вечера. Но тут один пьянчуга из компании, заметив мой изучающий взгляд, поднял глаза и посмотрел оценивающе сначала на меня, потом на Свету. Что-то решив для себя в своём заспиртованном мозгу, он поднялся из-за столика и, покачиваясь, побрёл в нашу сторону.
Я, не отрываясь, продолжал смотреть бухарику в глаза, а Света, проследив мой взгляд, тут же испуганно сжалась, предчувствуя неладное. Когда парень, наконец, дополз до нашего столика, он остановился, ещё раз посмотрел сначала на меня, потом на мою спутницу, и заплетающимся языком произнёс:
- Эй, подруга, ты такая нарядная! Пойдём с нами, развлечёмся.
Света сжалась ещё сильнее и посмотрела на меня с немым вопросом. Я, даже не поворачивая голову в сторону чужака, процедил сквозь зубы:
- Свали, пьянь.
Паренёк медленно перевёл взгляд на меня, выпрямился и криво улыбнулся. Судя по всему, именно такой реакции он и ожидал.
- А чего мы тут хамим? - развёл он руками с самым наивным видом. - Ты разве не видишь, что твоя девушка скучает? А с нами она сразу повеселеет!
Я ещё думал, ответить ему что-нибудь резкое или сразу бить в рыло, как к нему подскочил один из пьяных дружков и быстро что-то зашептал на ухо. Я смог разобрать только слова «Ты что, не знаешь? Это же...», но судя по выражению лица первого алкаша, известие для него было крайне неприятным. Он ещё раз посмотрел на Свету, на меня и, не сказав больше ни слова, торопливо заковылял обратно за свой столик. Не знаю, что они там ещё говорили между собой, но не прошло и минуты, как компания заплатила по счёту и вообще ушла из кафе.
Даже после этого Света всё ещё сидела вся бледная, лишь изредка поднимая на меня испуганные глаза. Она была ближе к столику пьяной компании и, когда двое из них перешёптывались возле нас, могла слышать все их слова. Но что же они такое сказали, что так напугало Свету?
- Смотрю, слава о моих «подвигах» уже и досюда долетела, - сказал я как можно более безразличным тоном. - Что поделать, слухи быстро расходятся.
- Подвигах? - дрогнувшим голоском пролепетала Света.
- Ну да, может показаться, что я просто хулиган и драчун, но это лишь с первого взгляда, - пояснил я. - Обычно эти отморозки сами на меня лезут, грубят, наглеют. Что мне, терпеть что ли?
Похоже, Свету удовлетворило такое объяснение, потому что она тут же расслабилась и снова улыбнулась мне, как раньше. А потом принесли наше мороженое, так что девочка вообще повеселела. Я хоть и не любитель сладостей, но вынужден признать, клубничный пломбир был у них действительно отменный!
- Ты такой смелый, - сказала мне вдруг Света, в очередной раз облизнув ложечку с мороженым. - А я трусиха, просто душа в пятки уходит, когда случается что-то подобное.
- Ну, ты же девочка, это нормально, - заметил я ободрительным тоном. - Вот моя сестра, с виду такая взрослая, а всяких мышей и тараканов боится, как ненормальная!
- У тебя сестра? - Света с любопытством взмахнула ресницами. - Младшая?
- Да, ей двенадцать, - кивнул я. - Она в нашей школе учится, в седьмом классе.
- А, ясно, - любопытство Светы почему-то растаяло, и она перевела беседу на другую тему: - Скажи, правда же тут вкусное мороженое?
- Да, лучше, чем я ожидал, - согласился я на радость девочке.
Ещё немного мы сидели молча, наслаждаясь вкусом мороженого. С уходом пьяной компании в кафе стало почти совсем тихо. Но, видимо, насладиться безмятежным спокойствием нам сегодня было не суждено:
- А говорила, что не прогуливаешь школу! - раздался рядом с нами незнакомый женский голос. - Ай-ай, как нехорошо, Светочка!
- Женя? - воскликнула Света удивлённо и слегка растерянно.
Повернувшись, я увидел невысокую девушку с чёрными глазами, бледной кожей и иссиня-чёрными прямыми волосами ниже плеч. Она, как и Света, была одета в платье с рюшками и ленточками, кружевные чулочки и башмачки с бантиками, вот только всё это было тёмных тонов - от чёрного до синего. На её голове был чепчик, тоже обильно украшенный оборками и бантиками. В руках она держала чёрный кружевной зонтик от солнца.
- К вам можно присоединиться, - вежливо спросила она, присаживаясь за столик. - Если твой друг не против.
- Нет, всё нормально, - согласился я. Судя по всему, это была подруга Светы, а мне самому было бы интересно познакомиться с кем-то из её друзей.
У подоспевшей официантки Женя заказала пломбир с тёртым шоколадом и кофе без сливок. Похоже, даже в еде она отдавала предпочтение всему тёмному, точно так же, как Света - розовому.
- Ух ты, какой красавчик! - произнесла Женя, разглядев меня повнимательнее, и загадочно улыбнулась. - Неужели он...
- Он просто мой друг, с моей школы! - торопливо перебила её Света. - Его зовут Андрей. Мы, в общем-то, всего два дня как познакомились.
- Как интересно! - Женя улыбнулась ещё загадочнее. - Едва познакомились, а уже в кафе вместе ходите.
- А что такого, мы просто едим мороженое, - Света с наивным видом захлопала глазками.
- Всё у тебя просто, Светочка, - вздохнула Женя. - Ты ведь ещё такой ребёнок!
И вдруг, посмотрев мне прямо в глаза, она спросила с подозрением:
- А тебе-то сколько лет, красавчик?
- Мне шестнадцать, - ответил я, хотя этот допрос мне нравился всё меньше.
- Понятно, как и мне, - Женя снова улыбнулась. - Тогда нормально, хотя ты выглядишь старше.
- Какая разница, мы ведь просто едим мороженое, в конце концов, - я уже начал понемногу раздражаться.
- Ой, ну не надо так реагировать, - Женя, похоже, заметила мой настрой. - Если ты хочешь дружить со Светочкой, то тебе надо быть добрее и терпимее.
- Перестань, Женя! - вмешалась Света. - Андрей очень хороший, он защитил меня от пьяных хулиганов только что. А ещё ободрил, когда я плакала в школе.
- Ты плакала? - на лице Жени появилось неподдельное беспокойство. - Кто тебя опять обидел?
- Да это снова наш учитель геометрии, - Света поджала нижнюю губу. - Из-за моей внешности...
- Из-за внешности? - Женя с некоторым сомнением взглянула на Свету, но та кивнула с таким усердием, что её кудряшки подскочили чуть ли не выше головы.
Женя задумчиво посмотрела на Свету, потом на меня. Отхлебнув кофе и отведя взгляд куда-то в сторону, она сказала, словно не обращаясь ни к кому конкретно:
- Защищать девочек - это, конечно, хорошо. Только для этого лучше быть заранее уверенным в своих силах.
- Ты хочешь сказать, что мне не хватит сил защитить одну маленькую девочку? - сказал я с вызовом. Эта Женя, похоже, любила лезть не в свои дела.
- Я хочу сказать, что никогда не знаешь заранее, какие неприятности ты можешь навлечь на себя, связавшись не с теми людьми... - произнесла Женя всё так же в сторону.
- Ой, мне же на урок надо бежать! - Света вскочила из-за стола и, многозначительно посмотрев на меня, спросила: - Ты же проводишь меня, Андрей?
- Конечно, - с готовностью согласился я.
Расплатившись за мороженое и попрощавшись с Женей, мы вдвоём вышли из Виктории. На самом деле до начала урока было ещё почти полчаса, но, похоже, Света очень не хотела оставаться в обществе своей подруги. Однако же, намёки последней никак не давали мне покоя, и, немного не доходя до школы, я всё-таки поднял эту тему:
- Слушай, а о чём Женя пыталась мне сказать? - спросил я как можно более равнодушным тоном. - Если это секрет, то, конечно, можешь не отвечать, но мне показалось, что это что-то важное и для меня тоже.
- Секрет! У девушек должны быть свои секреты, - Света натянуто улыбнулась. - Ты сам рано или поздно всё узнаешь. А пока, можно я тебе ничего не буду рассказывать?
- Конечно, не говори, твоё право, - я пожал плечами несколько разочарованно. Впрочем, примерно это я и ожидал услышать.
- Только знаешь что, - чуть слышно проговорила Света.
Я вопросительно посмотрел на девочку.
- Женя была права, - Света отвела глаза в сторону. - Тебе лучше не защищать меня слишком. Если что, я сама справлюсь, ладно?
И, даже не взглянув на меня, девочка побежала вперёд, оставив меня за оградой школы. Я молча стоял и наблюдал, как её розовое платьице скрылось в парадных дверях. Так вот, значит, как всё закончилось. У Светы есть какая-то тайна, из-за которой у неё проблемы с окружающими. И она боится, что из-за неё могут быть проблемы и у меня, так?
«Глупая, - сказал я ей мысленно. - Неужели ты думаешь, что какие-то конфликты с обществом меня испугают? И не надейся, так просто я тебя не оставлю!»
И, развернувшись, я побрёл прочь от школы. Всё равно мне надо было сменить рубашку после утренней потасовки, да и вообще, как-то мне не до уроков было сейчас.

 

* * *

 

 

Глава 4

 

В этот день я, наконец, добрался до школьной парты без происшествий. Первым уроком была литература - мой любимый предмет. На ней можно было или спать, или дискутировать с учителем, например, на тему роли классиков Русской Литературы в формировании слоя интеллигенции. В последнем случае, наоборот, спал весь остальной класс.
Ольга Витальевна, наш классный руководитель и по совместительству учитель литературы, была милейшего вида женщиной средних лет, всегда в строгой, но простой одежде, с вечным узелком каштановых волос на голове и в круглых очках, из-за которых её синие проницательные глаза казались просто огромными. Мне она готова была прощать любые прогулы и чудачества, ведь я был единственным во всём классе, кто проявлял живой интерес к её предмету.
Но сейчас мне было не до неё. С самого начала недели моя сказка не продвинулась ни на страницу. Такие творческие застои случались у меня иногда, если бурные события повседневной жизни отнимали слишком много моего внимания. А последние дни были именно такими.
Я перелистал свои заметки и остановился на исписанной наполовину странице. Чтобы продолжать в том же духе, надо было перечитать последние абзацы, и уже потом приниматься за следующие. Но сколько я ни брался перечитывать эти строки, в голову ничего, кроме посторонних мыслей, не приходило.
Розовое платьице... бантики и ленточки... гольфики и панталончики... Воображение предательски уводило мысли в сторону от невинной детской сказочки к чему-то более взрослому и волнующему. В такие моменты я проклинал свою фантазию, желал вообще избавиться от неё, чтобы не мучить себя и начать, наконец, мыслить трезво. Но, видимо, эта кара была необходимой расплатой за творческие способности. Что поделать, без воображения и фантазии, разве что, бульварные детективы писать.
С обычными фантазиями, уводящими за границу реального мира, я уже как-то научился справляться. Но вот Света, эта девочка, буквально воплотившая в себе полёт самых смелых мечтаний о вечном детстве, о чистейшей наивности и невинной красоте... она никак не выходила у меня из головы.
Нет, если бы я просто увидел её со стороны, то наверняка удивился бы, возможно даже восхитился, хотя это мне и не свойственно, и просто забыл бы о ней, как о мимолётном видении. Но сейчас я точно знал, что она реальна; что она существует в одном мире со мной; что она действительно материальна, её даже можно пощупать. Причём не только теоретически, я ведь в самом деле щупал её... в смысле прикасался к её руке, и уже не раз. Маленькая, тёплая ладошка, такая хрупкая и трогательная... Она определённо не могла быть плодом моего воображения!
Я с шумом захлопнул тетрадку, напугав сидящих рядом одноклассников. Что это со мной? Мои мысли далеки от работы над сказкой, и от учёбы тем более. Они где-то там, в облаках, в розовых покоях воздушных принцесс, одну из которых мне посчастливилось встретить на земле... Стоп, опять меня уносит! Каких ещё облаках? Она же здесь, учится в этой школе, и сейчас, скорее всего, сидит за партой в каком-то из соседних классов и прилежно строчит какую-нибудь Всемирную Историю в свою тетрадку.
Эх, как же я снова забыл взять у неё номер телефона?! Мы расстались вчера так неожиданно, прямо перед школой, так что я не успел ей ничего сказать на прощанье. А ведь на языке вертелось столько нужных и важных слов. Какое странное чувство. Неужели, и меня постигла участь сопливого шекспировского Ромео? Но почему именно она? Я хоть и не считаю, что грудь четвёртого размера и ноги от ушей - главное в девушке, но всё же обычно я представлял рядом с собой если не модель, то хотя бы просто девушку соответствующего роста.
Хотя, пора взглянуть в глаза реальности. Девушки при фигуре, красоте и обаянии обычно интересуются парнями с чисто мужскими увлечениями, вроде тачек и денег. Безумный сказочник для них будто бесплатный клоун, это точно. Да и плевать, мне никогда не найти с ними ничего общего. В этом смысле Света - самый настоящий подарок небес! Она чуть ли не единственный человек, не считая малышни, кому действительно интересно моё творчество. Такой шанс упускать нельзя! Я обязательно должен с ней сблизиться!
Словно в поддержку моей решимости раздался звонок на перемену. Одним движением скинув все свои вещи в портфель, я пулей вылетел из класса, чуть не сорвав дверь с петель. Что-то внутри чётко говорило мне, что именно сейчас Света выйдет их соседнего кабинета, пойдёт по коридору в другой, весело болтая со своими подругами, и именно здесь я встречу её и скажу всё то, что уже накопилось в душе!..
Но её не было. Я посмотрел вдоль коридора сначала в одну сторону, потом в другую. Повсюду ученики выходили, выбегали, вылетали из классов, шумя и толкаясь, или просто с каменными лицами следуя из одного пункта в другой. Светы среди них не было. Даже если она шла за спинами одноклассников, я бы заметил её с высоты своего роста. Но её не было.
Видимо, чутьё ошиблось, и Света была вовсе не в соседнем кабинете, а где-нибудь в другом крыле здания, или вообще на другом этаже. Решив более доверять рассудку, я пошёл вдоль коридора, попутно озираясь по сторонам и даже заглядывая в открытые классы на тот случай, если Света задержалась в одном из них.
«Что я делаю? - мелькнуло в голове, словно молния. - Брожу по коридорам, как бездомный пёс. Озираюсь, как сумасшедший. Вот что я делаю. Неужели, я и вправду сошёл с ума?» Я остановился и глубоко вздохнул. Только сейчас я понял, что дошёл до классов начальной школы, где девятиклассницу встретить было никак нельзя. Под ногами мельтешили какие-то первоклассники, а может и чуть постарше, я не особо их различал. Они носились по коридору, натыкаясь на стены и друг друга, кричали и смеялись. И только меня, незнакомого дядю, боязливо обходили стороной. Интересно, кто-нибудь из них читал мои сказки?
- Смотрите, смотрите! - вдруг запищала какая-то первоклассница со смешными косичками, показывая в дальний конец коридора. - Это опять она, принцесса!
Проследив направление её взгляда, я заметил в серой толпе школьников розовое пятно воздушного платьица. Похоже, «принцесса» только что выскользнула из-за угла и теперь плыла в направлении кабинета физики.
- Мой брат с ней в одном классе учится, - вставил какой-то мальчонка. - И он говорит, что она никакая не принцесса, а совсем наоборот.
- Много он понимает! - вступилась за «принцессу» девочка.
Дальше начался обычный детский спор со ссылками на авторитетные мнения, но я его уже не слушал. Я бежал по коридору, расталкивая зазевавшихся школьников, ориентируясь на мелькавший впереди розовый огонёк, как на маяк. Я хотел, было, окликнуть Свету, но побоялся смутить девочку, тем более что расстояние до неё было не таким уж большим. Я уже видел её кудряшки, её весёлое беззаботное личико, розовый портфельчик, обильно усеянный забавными значками...
Но тут Света подняла глаза и посмотрела в мою сторону. Прежде, чем я успел хотя бы улыбнуться ей, она отвела взгляд и, скрывшись за спинами одноклассников, быстро юркнула в кабинет. Я остановился, как вкопанный, метрах в десяти от того места, где только что стояла девочка. Она меня не заметила? Или только притворилась?
По крайней мере, я её нашёл. Но могу ли я сейчас просто зайти в класс и позвать её? В конце концов, мы ещё не в таких близких отношениях. Встречались всего два раза, и то случайно. И правда, что-то я замечтался, пора было спускаться на землю.
В этом мне помог звонок на урок. Оглянувшись, я обнаружил, что стою в почти пустом коридоре. Ученики уже попрятались в своих классах, остались только опаздывающие, вроде меня, и те торопились скорее добраться до своих кабинетов. Я тоже поспешил за ними, ведь мне надо было идти в противоположное крыло школы.
Весь следующий урок я сидел, как в воду опущенный. За сказку даже не брался, нудные речи учителя не слушал тем более. Настроение было хуже некуда. Интересно, это участь всех творческих людей - навоображать себе что-то, а потом страдать из-за этого? В общем, апатия дня на три мне была обеспечена.
В мрачных раздумьях я просидел весь урок и даже не заметил, как раздался звонок на перемену. Но и когда мои одноклассники, повставав с мест, принялись ходить туда-сюда по кабинету, оживлённо обсуждая всякую муру, я даже позу не сменил. Следующий урок был здесь же, и на перемене мне идти никуда не хотелось.
- Тебе кого, малявка? - прозвучал насмешливый голос кого-то из парней со стороны двери.
Ему ответил тонкий девичий голосок, но слишком тихий, чтобы можно было разобрать, кто его обладательница.
- А, ты к Андрею? - голос парня прозвучал слегка напряжённо и уже без тени насмешки. - Вон он сидит.
Я вскочил с места и подался вперёд. Неужели она сама пришла ко мне? Парень, стоявший в двери, отодвинулся в сторону, и в класс вошла, приветливо мне улыбаясь... моя младшая сестрёнка Лена.
- Ой, а с каких пор ты мне так радуешься? - игриво спросила она, подсаживаясь ко мне за парту. - Соскучился по любимой сестрёнке?
- Да нет, не особо, - пробормотал я, тяжело опускаясь обратно на стул.
- Отчего тогда такая реакция? - Лена внимательно посмотрела мне в глаза и вдруг посерьёзнела: - Неужели... ты ждал кого-то ещё? Другую девушку?
Удивительно, как она быстро меня раскусила! Я даже глазом моргнуть не успел. Эх, всё-таки родственные связи - сильная штука, она меня насквозь видит.
- Ну-ка, расскажи, расскажи! - принялась упрашивать меня Лена.
Она, как всегда, говорила слишком громко, так что некоторые одноклассники оглядывались на нас с интересом. "Какая милашка, она его сестра? - даже заметила Маринка так, чтобы все могли слышать. - Надо же, родственники, а такие разные".
- С одноклассниками у тебя, как всегда, туго, да? - вздохнула Лена, окинув кабинет взглядом. - Значит, это не одна из них?
- Да уж точно, - я горько усмехнулся. Похоже, всё отрицать уже было бесполезно.
- Ну давай, колись, - настаивала Лена, теребя меня за рукав. - Она младше тебя? Наверное, любит сказки?
Откуда она всё знает? Неужели всё так очевидно и банально?
- А ростом она маленькая? - не успокаивалась Лена. - Хотя бы не ниже меня?
Интересный вопрос! Я окинул сестрёнку взглядом с ног до головы. В ней, насколько я помнил, было 167 сантиметров. А если сравнить с ней Свету, то последняя где-то на полголовы ниже. Какой же у неё рост, в самом деле? Получается, чуть больше полутора метров?
- Ты так неуверенно смотришь, - задумчиво проговорила Лена, заглядывая мне в глаза. - Неужели и правда такая низкая?
- Это ты слишком высокая, - проворчал я, отворачиваясь. - Вымахала, как каланча.
- Вся в тебя! - огрызнулась Лена, смешно наморщив носик.
- Иди давай, скоро урок начнётся, опоздаешь, - я шутливо щёлкнул её по носу.
- Жестокий ты, братик, - Лена прикрыла рукой ушибленное место. - Нет у тебя никакой девушки, выдумки всё это!
И, задорно вильнув хвостиком русых волос, она выбежала из класса. Её проводили несколько взглядов моих одноклассников, ведь из-за своего роста она выглядела старше двенадцати лет. Но мне сейчас было не до них.
Всё-таки сестрёнка права - это всё выдумки, нет у меня никакой девушки, и нечего тешить себя мечтами и фантазиями. Глубоко вздохнув, я достал из портфеля тетрадку со сказками и открыл её на последней исписанной странице. Платья, гольфики, ленточки... всё это для детей, куколок и сказок про них.

 

* * *

 

Необходимо оплатить по счету 500 рублей за размещение рекламы
Назад Вперед


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.